Почему у НИХ экономика — не наука?

Александр Берберов 12.05.2021 10:48 | Альтернативное мнение 40

Профессор-экономист Александр Скоробогатов пишет про «ошибочность радикально левых псевдоэкономических течений», и пытается рассказать нам о том, что является экономической наукой, а что не является. С точки зрения Скоробогатова марксизм «…не является ни научным, ни экономическим, представляя собой смесь философии и социологии. В нынешней классификации марксистов, считающих себя экономистами, относят к radical political economy – месту, где собираются маргиналы от науки вроде плоскоземельников, геоцентристов, отрицателей эволюции и расширяющейся Вселенной, исследователей шаровой молнии и т.п.»

— Я – пишет Скоробогатов — не высказываю оценочного суждения по поводу этих направлений мысли, а лишь констатирую факт, что они не являются составной частью современного академического сообщества, если подразумевать под ним хорошие университеты и высокорейтинговые международные журналы. <…>

Далее он отрицает отсутствие консенсуса среди экономистов относительно предмета и метода их науки, множество непримиримых школ в экономике. Он убеждён, что с этим давно разобрались[1].

Экономика – сетует Скоробогатов — выглядит как гуманитарная наука, если мы откроем советский учебник по политэкономии социализма. «Если же мы возьмем современную экономику, то как научная дисциплина она более всего походит на физику. Ее теория формулируется математическим языком, а предсказания из этой теории тестируются на доступных данных, где возможно, экспериментальных или квази-экспериментальных. Математика для построения теории нужна:

а) чтобы сделать полные выводы из допущений, что далеко не всегда возможно с помощью простых логических рассуждений,

б) сократить и упростить сами эти рассуждения, и

в) придать предсказаниям из теории такую форму, чтобы обеспечить их проверку с помощью данных…».

+++

Вот как вы думаете, о чём он? Приведу аналогию, чтобы было понятнее. Допустим, предмет науки – грибы. И вот неплохо (иногда даже!) подкованные математики занимаются сложнейшими, заумными вычислениями – какова вероятность, что грибник, пошедший в лес, найдёт там грибы. Вероятность, что он их там найдёт много – такая. Вероятность, что мало – эдакая. Вероятность, что вообще не найдёт – тоже нельзя скидывать. Погрешность таких сложнейших вероятностных расчётов связана с тем, что нужно учесть очень много факторов: и погоду, и дождик, и его отсутствие, и пятое, и десятое… Одно не включишь – и прогноз окажется ошибочным.

Нужны ли такие расчёты по вероятности отыскания грибов практикующим грибникам? Нет. При всём уважении к математикам – это игра праздного ума. Тот, кто любит собирать грибы – всё равно пойдёт за ними, плюнув на прогнозы. Тот, кто очень кушать хочет, а кроме грибов нечего есть – тоже. А кто не собирался по грибы – тому и самый благоприятный прогноз не аргумент.

Расчёты вероятности предположительной массы найденных грибов – это, конечно, не совсем гадание. Но и не наука тоже. Если быть точным, то такая игра ума – некий гибрид, смешение гадалки и учёного.

Наука о грибах должна рассказать о том, как, по итогам всех исследований, гарантированно получить грибы в нужном количестве. То есть она станет наукой только тогда, когда научит человека выращивать, а не просто «искать в вероятных местах» «возможные там» грибы.

Обобщая шире: право называться наукой есть только у знания о наборе действий, гарантированно дающего эффект «Х». Пока же знание живёт по принципу «но это неточно» — оно до права называться наукой не доросло.

Наукой буржуазная экономика стала бы только тогда, если бы она твёрдо и однозначно сказала, что нужно для экономического роста – и это раз за разом подтверждалось бы практикой.

А пока эта якобы-наука громоздит неточные прогнозы с использованием расчёта предполагаемых вероятностей – это пока ещё очень смутное и неполное знание о предмете.

И на физику она, господин Скоробогатов, совсем не похожа! Если бы законы, установленные физикой, то действовали, то не действовали, а когда действовали – то по-разному, то любой школьник сказал бы, что это не законы и не наука.

Может ли Скоробогатов или цитируемые им «титаны мысли» наконец, объяснить заждавшейся публике – что именно (конкретно и по пунктам) нужно сделать, чтобы был уверенный и стабильный экономический рост? Ну, как в хорошем пособии по выращиванию грибов: чтобы вырастить много грибов, нужно взять вот это, добавить вон то, и разбавить вот этим…

Разумеется, нет. Никакого права называть свои выкрутасы с цифирью и многоэтажными формулами «наукой» у них нет – и главный аргумент тут – повсеместный провал либеральных реформ. Разумеется, умелый демагог может нагромоздить таких сложностей, что наивный обыватель растеряется и спасует перед напором «авторитета».

Но я спрашиваю: каков итог? Где результат?! Если вы говорите, что знаете предмет – почему вы не можете его воспроизвести?

Либералы, конечно, станут материться, но факт есть факт: единственной научной экономикой на сегодняшний день является только планирование экономики. Разумеется, она не идеальна, далеко не до конца разработана (изучена), но сам её метод идёт именно путём науки: изучает закономерности, причинно-следственные связи, и на их основании гарантирует результат при соблюдении инструкции пользователю.

Если вы сделаете х, y, z – то получите n. Это проверено, доказано, гарантировано, только последовательность предписанных действий не перепутайте!

+++

Говорить же о либеральных прогнозах человеку с рациональным складом ума даже стыдно: то ли вырастет, то ли упадёт, то ли сильно, то ли не очень, то ли вся, то ли в отдельных отраслях… Как в анекдоте – «проиграл, но не миллион, а три рубля, и не в покер, а в подкидного, и не Изя, а Шмуля, и не проиграл, а выиграл».

А почему так получается у людей, среди которых некоторые даже неплохо знают математику и умеют выстраивать замысловатые формулы? Ответ прост, и его знает всякий, кто владеет научным методом мышления: предсказания по поводу экономического процесса, которым ты не владеешь и не управляешь – всегда гадание на кофейной гуще. Удел шаманов с бубнами и обкуренных пифий.

Знание предмета неотделимо от владения им. Потому педагоги так и говорят про учеников – «овладели материалом». Пока стихия над тобой, пока она тобой неуправляема – она, в принципе, непредсказуема. Даже и в том случае, если пару раз ты угадал случайно её поведение.

Если ты не знаешь, что перед тобой, то ты не можешь точно определить и его поведения. Если я умею валять валенки, то я точно вам скажу, сколько смогу их сделать при нужде. Процесс в моих руках, и мне совсем не трудно прогнозировать собственное поведение, в том числе и ограничения его возможностей.

Но если валенки валяет дядя Петя, то предсказание результатов превращается в замысловатый детектив с непредсказуемой развязкой! Я изучил, сколько валенок в день навалял дядя Петя вчера, позавчера, сделал на этом основании прогноз, вроде бы среднеточный, а дядя Петя запил, и бросил валять валенки! А как, скажите, мог я догадаться, что дядя Петя уйдёт в запой именно завтра, а не послезавтра, например?! Я могу ручаться за себя, и за то, что мне подвластно. Но ручаться за дядю Петю и за то, что подвластно ему – увольте! Здесь вам не учёный нужен, а бабка Ванга!

Учение либералов не просто ненаучно – оно антинаучно, потому что исходит из принципиальной непознаваемости экономических процессов. Мы, якобы, не в состоянии их понять и воспроизвести, а потому обречены вечно гадать о них, «предсказывать кризисы», и получать нобелевки, если угадал точный срок кризиса.

Никакой физики, господин Скоробогатов, в вашей «экономике» и близко нет. Да и математическое моделирование в ней – всегда адресовано не наличной, а воображаемой, умозрительной, виртуальной реальности. Вас, отличников, растлили в школе таким удобством, как фраза «допустим, по условию задачи». И с этой точки вы уже можете всё точно посчитать – если изначальное условие не будет нарушено.

А живая жизнь не собирается терпеть никаких «допустим». Она не ограничивает экономический процесс заданными условиями задачки. Вы учли, может быть, миллион факторов – но появляется неучтённый, миллион-первый, и все ваши прогнозы, рекомендации, построения на бумаге – превращаются в ничто.

Если бы человек мог математически рассчитать неуправляемую им стихию – закрылись бы все казино в мире, ибо математики заранее рассчитывали бы выигрыши безошибочно. Рассчитать заранее, сколько грибов найдёт грибник в диком лесу – невозможно. Вы не только не знаете количества грибов там, но вы не знаете и другого: насколько внимательно будет грибник их искать!

И для того, чтобы получить гарантированные объёмы грибов – нужно не искать грибы, а самому их разводить. Тогда вы можете с уверенностью технолога говорить – обеспечите или не обеспечите заданные объёмы их производства.

Ручаться же за дикий лес, что он даст (или не даст) заданные объёмы грибов – безумие. Вы говорите о науке – и в то же самое время настаиваете на непознаваемости и невоспроизводимости предмета вашей науки. Потому вы шаманы, камлающие перед охотой у дикарей, а вовсе не зоотехники, и не агрономы в научно-организованном хозяйстве.

На физиков похожи, говорите? Физик может рассчитать полёт камня за год до броска! Да что год – за сто лет вперёд! Физик точно вам скажет, с какой силой нужно бросить камень, чтобы он летел метр, а с какой – чтобы он летел 10 метров. А вы, буржуазные экономисты, рискнёте предсказать вверенной вас системы хотя бы на полгода вперёд?!

Нет?

Десятилетиями читаю ваши прогнозы и твёрдо знаю, что нет.

А тогда возьмите все ваши «хорошие университеты и высокорейтинговые международные журналы», все ваши «теории, сформулированные математическим языком» и засуньте, знаете, куда?

+++

Человека нужно наделить. Человеку нужно предоставить. То, что имеется в готовом виде – путём распределения. То, что нужно произвести – путём организации его производства. То, чего хватает – выдать. То, чего не хватает – произвести и выдать. Ничего другого наука – если она наука – вам предложить не сможет.

Если кто-то думает, что бездомные получат дома путём шаманских завываний, активного использования бубна, магической силой волшебных знаков «математического языка» — то он, мягко говоря, заблуждается.

Никакие магические символы, сколько бы этажей не составила их формула – вам не помогут. Просто берёте и строите. И другого не дано.

Есть люди обделённые – и есть люди наделённые. К вашей версии «экономики» ни те, ни другие не имеют никакого отношения, они сложились в борьбе, в которой у неграмотного силача очень хорошие шансы одолеть хилого умника.

Может ли учёный изучать медведя? Приручить медведя? Может, если медведь в клетке. А если медведь с учёным в одной комнате – тогда изучать нечего и некому. До тех пор, пока не преодолена рыночная неопределённость в распределении благ – блага будут добываться в зоологической грызне. То есть медведь не в клетке, и его не изучишь: просто не успеешь.

Применить к зоологической грызне частных собственников какую-то науку – утопия. Это как тотализатор на боях без правил.

Оттого за снобизмом буржуазных экономических школ стоит растерянность, бессилие и бред, изложенный когда публицистически, а когда и «языком математики». Бумага всё стерпит…

А вы не на бумаге попробуйте свою правоту доказать, а в жизни!

—————————————————

[1] С этими вещами экономика давно уже определилась. Насчет ее предмета полную ясность внес Лайонел Роббинс в своей знаменитой статье 1932 г., так что спустя и почти девяносто лет после ее публикации понимание предмета экономики среди ученых остается прежним. Что касается метода, здесь можно сослаться на другого столпа экономики, Пола Самуэльсона, который в своей диссертации 1944 г. на долгие десятилетия определил экономическую науку как аналогичную естественным по используемым ею методам. <…>

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора