130 лет назад

pavel_shipilin 21.05.2017 5:34 | История 51

Пётр Белоусов. «Мы пойдём другим путём». 1951

Тем, кто учился в школе ещё в СССР, эта картина, конечно, памятна. Будущий глава Советского правительства Владимир Ильич Ульянов, ещё не Ленин, получает известие, круто переломившее его жизнь: о том, что его старший брат Александр был казнён за организацию покушения на царя Александра III («дело вторых первомартовцев»). И говорит убитой горем матери: «Мы пойдём другим путём». А происходило это как раз 130 лет назад, сразу после 8 (20) мая 1887 года, когда был повешен Александр Ильич Ульянов.

Пожалуй, этот момент переломил судьбу не только одного человека или всей семьи Ульяновых, но и России, да и всего мира в целом. Кто знает, не окажись в 1917 году такого собранного и целеустремлённого человека, как Владимир Ильич, во главе революционной партии, смогла бы эта партия взять власть и удержать её? Да и существовала бы она сама?

Младшая сестра Владимира Ильича Мария вспоминала: «Десятки лет прошли с тех пор, но и теперь я хорошо вижу выражение лица Владимира Ильича в ту минуту и слышу его голос: «Нет, мы пойдём не таким путём. Не таким путем надо идти»… Выражение лица при этом у него было такое, точно он жалел, что брат слишком дешево отдал свою жизнь…». «Жертвы с нашей стороны неизбежны, — говорил он позднее. — Но нужно, чтобы они были сведены к минимуму… Мы должны беречь людей».

В те же дни, вероятно, окончательно сложилось и отношение Владимира Ильича к либералам. «Владимир Ильич рассказал мне однажды, — писала Крупская, — как отнеслось «общество» к аресту его старшего брата. Все знакомые отшатнулись от семьи Ульяновых, перестал бывать даже старичок-учитель, приходивший раньше постоянно играть по вечерам, — говорил он, — не отважилась высказать моей матери словечко сочувствия после казни брата. Чтобы не встречаться с нею, эти канальи перебегали на другую сторону улицы». «Эта всеобщая трусость, — продолжала Крупская, — произвела, по словам Владимира Ильича, на него тогда очень сильное впечатление. Это юношеское переживание, несомненно, наложило печать на отношение Владимира Ильича к «обществу», к либералам. Он рано узнал цену всякой либеральной болтовни».

Комната А. И. Ульянова. Дом-музей семьи Ульяновых

Мемориальная доска на месте казни А. Ульянова

В 1894 году Дмитрий Ульянов спросил у брата, по его воспоминаниям:

— У нас очень много товарищей, старых, известных нам, почему не взяться и не создать террористической организации?

— А для чего это нужно? — возразил Владимир. — Предположим, удалось бы покушение, удалось бы убить царя, а какое это имеет значение?

— Как какое значение, — опешил Дмитрий, — оказало бы громадное влияние на общество.

— На какое общество? Какое ты общество имеешь в виду? Это то общество либеральное, которое играет в картишки и кушает севрюгу под хреном и мечтает о куцей конституции? Это общество ты имеешь в виду? Это общество не должно тебя интересовать, оно нам не интересно…

В общем, этот день 8 (20) мая ровно 130 лет назад стал камертоном для всей дальнешей жизни Владимира Ильича. Не совсем в том обывательском смысле, который вкладывался известным анекдотом «как он отомстил за брата!», потому что мстил Ленин вовсе не конкретным людям, а всем порядкам, обрекшим его брата на смерть. Но и к людям, которые отправили его брата на виселицу — то есть династии Романовых — добрых чувств он, конечно, не испытывал.

Однажды в разговоре он вспомнил о казнённом брате, потом помолчал и как бы про себя прочитал строфу из пушкинской оды «Вольность»:

Самовластительный злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Михаил Семёнов. Последние слова Александра Ульянова. 1976

Олег Вишняков. Братья

Царь Александр III внимательно читал программу, написанную Александром Ильичём Ульяновым, и комментировал её на полях. Общее впечатление: «Эта записка даже не сумасшедшего, а чистого идиота».

Текст А. И. Ульянова: «Главные свои силы партия должна посвящать организации и воспитанию рабочего класса, его подготовке к предстоящей ему общественной роли. Сильная знаниями и сознательностью, партия будет стремиться к возвышению общего умственного уровня общества, наконец, употреблять все возможные усилия к непосредственному улучшению народного хозяйства, к тому, чтобы направить его на путь, соответствующий своим идеалам. Но при существующем политическом режиме в России почти невозможна никакая часть этой деятельности».

Пометка царской рукой: «Это утешительно!»

Текст А. И. Ульянова:

«1. Постоянное народное представительство, выбранное свободно, прямой и всеобщей подачей голосов, без различия пола, вероисповедания и национальности, и имеющее полную власть во всех вопросах общественной жизни;

2. Широкое местное самоуправление, обеспеченное выборностью всех должностей;

3. Самостоятельность мира как экономической и административной единицы;

4. Полная свобода совести, слова, печати, сходов, ассоциаций и передвижений;

5. Национализация земли;

6. Национализация фабрик, заводов и всех вообще орудий производства;

7. Замена постоянной армии земским ополчением;

8. Даровое начальное обучение.»

Комментарий царя: «Чистейшая комунна!»

Текст А. И. Ульянова:

«В политической борьбе, т. е. в борьбе за тот минимум свободы, который необходим нам для пропагаторской и просветительной деятельности, мы надеемся действовать заодно с либералами».

Царский комментарий: «К сожалению, это уже давно и без того так».

Текст А. И. Ульянова:

«правительство будет оказываться в этой борьбе всё более и более изолированным».

Пометка царя: «Самоуверенности много, отнять нельзя!».

Едва ли император, когда читал этот текст и ставил свои пометки, а затем отклонял ходатайства о помиловании осуждённых, догадывался, что тем самым решает судьбу своих детей и внуков… Но вышло так. И 30 лет не прошло, как они оказались под стражей, а ещё через год с небольшим — на том свете.

И никакого терроризма по примеру народовольцев для этого вовсе не потребовалось. «Мы пойдём другим путём».

P. S. А ещё не могу не отметить, что Александр Ильич занимался кольчатыми червями, и получил за свою научную работу о кольчецах золотую медаль в университете! Кстати, вспоминаю в связи с этим такой характерный эпизод. Году в 1989-м либеральный журнал «Химия и жизнь» впервые никак не отметил годовщину рождения В. И. Ленина. И кто-то из читателей попенял редакции на это. Редакторы невозмутимо ответила, что в семье Ульяновых химией занимался, как известно, другой из братьев… Однако логика реакции неумолима: сейчас и «другого из братьев» не вспоминают, да и сам любимый журнал советских либеральных интеллигентов-технократов давным-давно уже приказал долго жить…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Партия нового типа
Центр сулашкина