Что общего у Украины с Европой? Фашизм

Вазген Авагян 1.12.2017 5:03 | Политика 110

Главная цель Америки в Европе — отбрасывание России.

Для этой цели США вырастили немецкий национал-социализм и после его разгрома полностью взяли под свой контроль остатки нацистских организаций и их «специалистов».

По сути, ситуация с американским созданием и «крышеванием» Аль Каиды и ИГИЛ на Ближнем Востоке и заботливое взращивание украинских бандеровских ОНУ-УПА на Украине полностью идентична ситуации с немецкой НСДАП. Фашистов — от чёрных (Греция), синих (Испания) и коричневых (Германия) до зелёных (радикальный ислам) — выращивает США и науськивает, направляет их на Россию. Наказание Гитлеру (как и Бен Ладену) от англо-саксов прилетело только за то, что тот попытался выйти из-под контроля и начать свою политическую игру. Заигрался Гитлер, возомнил себя равнозначной фигурой — и был наказан. Но его понятливые коллеги встали под команду США и послушно выполняют роль передового отряда борьбы с Россией в любом её виде — царском, советском, либеральном. Из бывших нацистов были сформированы руководящие структуры ФРГ. Очень интересная история была с Испанией под руководством Франко.

Франко, как известно, был фашистом. На его совести один миллион расстрелянных и убитых и два миллиона посаженных в лагеря. Послевоенная Европа протестовала против поддержки демократиями тоталитарного диктаторского режима в Испании, который по локоть в крови. Но Конгресс США принял решение ввести фашистскую франкистскую Испанию в круг европейских стран, получающих помощь по плану Маршала. Это была стратегия войны с Россией.

После Победы в мае 45-го единственной силой, способной бороться с Россией, были признаны национал-социалисты. Их постепенно стали выводить из-под критики. Нюрнберг показательно наказал самых непослушных, послушные были инкорпорированы в обслуживание целей США во всём мире — то, ради чего их и создавали. Строптивых вернули в стойло. Спецслужбы Запада пополнились спецами абвера, гестапо, СД и прочих гитлеровских структур. Началась политика разворота в пропаганде. Нацистов и фашистов перестали активно критиковать. Их не стали хвалить, но перестали ругать. Если постоянно пугать ими население Европы, то она станет беззащитной перед русским большевизмом. И поэтому курс был изменён: наступила Холодная война. И главным войсками в ней были, как и всегда, радикальные политические течения и структуры, авангардом которых были фашисты.

В 1947 году советский посол в США Андрей Громыко выступил в ООН с большой речью о послевоенном устройстве мира. Немедленно представители Аллена Даллеса встретились с Франко и сказали ему следующее:

«- Генералиссимус, ваши друзья в Лондоне и Вашингтоне ждут от вас немедленных массовых манифестаций народа против вмешательства Совета Безопасности ООН во внутренние дела Испании. Вам следует ответить на выступление русского посла Громыко немедленной и мощной демонстрацией народа в поддержку вашего режима.

— Я не боюсь интервенции — ответил Франко. — Да вы на неё и не решитесь. Конгресс и Сенат будут год дискутировать, а за это время Сталин войдёт в Париж и вы пришлёте сюда свои танки, потому что фашистская Испания окажется последним бастионом демократии на Европейской континенте.

— Речь не идёт об интервенции — возразил американец. — Мы думаем включить Испанию в число государств наравне с Германией, Турцией, Грецией и Италией, которым будет оказана самая широкая экономическая помощь. Я обязан поделиться с вами конфиденциальной информацией — генерал Маршалл готовит план, который вдохнёт жизнь во все страны Европы. Расцвет Запада будет противопоставлен карточной системе Востока.»

Через три дня с раннего утра сотни тысяч мадридцев начали стекаться на площадь Плаца де Ориента. Даже площадь была выбрана восточная — для подчёркивания сути противостояния. Фашистская Испания объявляла себя бастионом Запада. 

«- Мы никогда не позволим разрушить наше единство и наше общество всеобщего благоденствия! Никто и никогда не сможет забрать у нас ту свободу, которую мы завоевали в борьбе с мировым коммунизмом!» — обратился Франко к нации. Так же как сейчас говорит Порошенко. Толпа ответила восторженным рёвом: «Франко! Франко! Франко!»  Все радиостанции мира через час оповестили об этом фантастическом митинге в поддержку режима фашистов. 

Через три дня прошёл аналогичный митинг в Сарагоссе. Снова выступал Франко. Пришли 600 000 человек. Им было РЕКОМЕНДОВАНО прийти. Но многие пришли добровольно. 

«- Мы должны сказать прямо и без обиняков, что живём в мире, который находится на грани новой войны — провозгласил Франко. — Вопрос лишь в том, чтобы точно просчитать наиболее выгодный момент для того, чтобы её объявить». 

Это 1947 год. Через 70 лет, в 2017-м ровно та же история повторяется почти дословно. Аналгия полная. Только вместо Испании — Украина, вместо Плаца де Ориента — Майдан. Вместо испанской Фаланги и немецкой НСДАП — ОУН-УПА и «Азов» с «Правым сектором». Но та же мечта украинских фашистов стать для Европы тем, чем для неё стала Испания в 1947 году. Если получилось у испанцев, то чем хуже украинцы? Вам хочется плацдарма против России? Их есть у меня! Дайте нам план Маршалла — и наши земли к вашим услугам!

Но история не повторяется буквально. Запад, принимая Украину как антироссийский плацдарм, сплотить и мобилизовать который может только нацизм, не принимает Украину в Европу как до этого принял Испанию Франко. Взамен любви и совместной семьи предложена «дружба» в виде «ассоциированного членства» — такая конфетка, которую девушки предлагают парням, которым отказано в отношениях. Украину поставили на короткий поводок, при этом не пуская в свой дом. Украина обижается, но терпит — ей некуда деваться. Тем временем антикоммунистическая Россия всеми силами убеждает Европу в том, что она ей не враг, а друг и брат. Получается плохо, потому что в Европе хозяйничают США, но других методов у России нет. И это хорошо — потому в Европе никто не верит в агрессивность России. Разницы идеологий теперь нет, а за еврорынок России можно бороться только демпингом. Но не танковыми армиями. Все неохотно терпят указания США и ищут первого подходящего повода их отменить или обойти.

Самое сильное оружие России против Запада — это решение своих экономических проблем. Оно не может начаться без отстранения либералов от рычагов финансовой и медийной власти. Для того, чтобы это сделать, в России должен на какое-то время установиться жёсткий антилиберальный политический режим. Мобилизационный. Где сплотятся все антилиберальные классы общества: рабочие, крестьяне, городская интеллигенция, военные и спецслужбы, мелкая и средняя буржуазия. Такой альянс вполне возможен, ибо продолжающееся массовое обнищание делает все эти слои союзниками против глобалистской либеральной политической элиты. Идея такого альянса всё отчётливее овладевает разными политически активными гражданами. Кто и когда его сможет возглавить — вопрос, на который пока ни у кого нет ответа. Но то, что это произойдёт, сомнений не вызывает, потому что это объективная историческая необходимость. Ради выживания огромного государства и его народов. Опыт Украины — знак того, что фашизм как последнее прибежище либеральных негодяев вновь становится главной ударной силой мирового империализма.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина