НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ НЕ ЛОМАЕТСЯ…

Вазген Авагян 19.05.2020 15:43 | Общество 163

Можно починить сломанный водопровод. Но нельзя починить несуществующего водопровода: его можно только выстроить с ноля.

Можно прочистить засорившуюся трубу. Но нельзя пробить засор в несуществующей трубе. Для того, чтобы у трубы появились проблемы с засорами (вот ведь парадокс!) – нужно сперва, чтобы была труба. Нет трубы – нечего и прочищать трубочисту, нет и никакого засора…

К чему я это всё говорю? – спросите вы.

Чтобы простейшим объяснить более (но ненамного) сложное.

Для того, чтобы в системе жизнеобеспечения общества появились проблемы, поломки – нужно сперва выстроить систему жизнеобеспечения.

Это – к вопросу о дефиците и недостатках сервиса в советском обществе, которое пыталось жить, как задумывало, а не как получится. Пыталось прийти к заданному планом результату – а не куда угодно и куда попало.

Идущий к цели – может сбиться с пути.

Блуждающий бесцельно с пути никогда не собьётся: он ведь не знает, куда идёт…

Система жизнеобеспечения общества – это ответ Разума тупейшей тавтологии животного выживания: «кто выживет – тот и выживет».

Не ставя перед собой планов по снабжению – их нельзя и сорвать. Вымрет миллионов тридцать, или пятьдесят – из «не вписавшихся в рынок», а остальным будет «всего хватать» до следующего массового вымирания.

О чём я?

Вот есть тапочки и есть люди.

Если задача стоит, чтобы все люди получили по паре тапочек, то может – из-за сбоев производства, возникнуть дефицит тапочек. Все имеют право их получить, но не на всех их физически хватает.

Теперь возьмём рыночную систему свободных цен. Есть сто человек, которым нужны тапочки, и только 50 пар тапочек. Изобилие на прилавке достигается путём отсечения. Цену на недостающий товар повышают до тех пор, пока спрос на него НЕ СНИЗИТСЯ до наличного предложения!

Если в таком обществе 100 человек и пять обедов – то большинство людей попросту вымрет, но витрина, предлагающая обеды, так и не опустеет. «Лишних» потребителей отсекут, лишат их права на приобретение потребности, или снижая им доходы, или наращивая цены, или совмещая всё это.

+++

Система снабжения строится (если по науке) – то с приоритетом гарантии продуктов первой необходимости. Когда такая гарантия достигнута, то добавляются продукты второй, третьей и так далее необходимостей, а в конце следует чистая роскошь и пустое излишество.

Если система снабжения удовлетворяет всю линейку «А, В, С…N», то она считается идеально отлаженной. Если же, допустим, в ней выпадают продукты «В, N», но присутствуют «А, С» — то система снабжения (продуктопроводов) считается недостроенной. Её признают недоделанной, она находится в стадии регулирования, отладки, доводки.

Всякому, кто не сошёл с ума, понятно, что никакой продуктопровод не появляется сразу в идеальном состоянии – даже если строится по типовому проекту. А уж тем более – если он экспериментальный, если не имеет аналогов!

Но любой – нуждается в стадии регулирования, доводки, отладки схем и взаимодействий, нуждается в ремонте и очистке, и это закон любой технической системы, включая и продуктопроводы любого вида.

Совершеннейшая утопия – запустить систему продуктопроводов так, чтобы она сразу всех и во всём удовлетворила, особенно, если её монтируют с нуля, со стадии разрухи.

Надо быть круглым идиотом, чтобы сразу, мгновенно ждать идеальной проводки «А, В, С…N» без выпадающих звеньев!

Но рынок даёт иллюзию моментального торжества изобилия.

Допустим, у меня есть десять человек и три комплекта чего-нибудь. Чтобы снабдить всех этими комплектами, мне нужно произвести семь недостающих комплектов, а это и время, и труд, и тягость.

Но если упростить задачу – дать комплекты тем, кто больше заплатит за них – то все ограничения снимаются. Иллюзия изобилия возникает моментально, за счёт снижения числа реальных потребителей, и их реального потребления.

Понятно, что если сто семей покупают по пять палок варёной колбасы за один раз – это один объём поставок, а если те же сто семей покупают по 300 грамм этой колбасы – то совершенно иной объём поставок.

+++

И тут главный вопрос: мы строим систему для обеспечения людей?

Или мы людей строим под возможности системы?

Второе сразу же напоминает шеренги узников в концлагере… Есть много людей и мало еды. Можно делить на всех – тогда каждому будет скромный паёк. А можно выморить половину – тогда паёк другой половины сразу в два раза вырастет. А если выморить три четверти – то паёк оставшихся вырастет в 4 раза!

Есть очень прямая связь между потреблением европейских семей и вымиранием европейских народов: чтобы увеличить потребление благ на душу – они снижают число душ. Они заводят одного ребёнка, или вообще ни одного, и в итоге богатства вымирающих родов сходятся к одному наследнику.

Потому что система строит людей под себя!

У неё не стоит задачи – вытащить тебя из бедности. Наоборот, это у тебя стоит задача вытаскивать себя из бедности, исхитрившись стать полезным для этой системы. Как-нибудь так извернуться, чтобы она тебя выделила из числа прочих и наградила.

+++

Безусловно, «человек разумный», чтобы оставаться «человеком разумным» — должен строить систему снабжения, которая представляла бы из себя надёжную машину по изготовлению заказанного ей количества благ.

Стиральная машина стирает не сколько она захочет, а сколько нам нужно.

Кофемолка мелет не столько, сколько ей удобно, а сколько нам нужно.

Машина производства – должна зависеть не от рыночных колебаний, случайностей и внезапностей – а от потребностей человека.

Ведь, согласитесь, это глупо и даже безумно – если автомобиль сам собой станет управлять! Сам будет решать – хочет он ехать, или у него «кризис», в какую сторону ему ехать – а вас, если вам с ним по пути – подвезёт.

Автомобиль имеет свойство ломаться. Иначе не было бы автосервисов. Но, хоть порой и случаются досадные поломки, мешающие езде на автомобиле, идеальный автомобиль заводится, когда вам нужно, везёт вас, куда вам нужно и со скоростью, которую вы ему задаёте.

И экономика в целом должна быть такой же.

Но тогда человек в ней должен стать СУБЪЕКТОМ, а не ОБЪЕКТОМ.

+++

Проблемы капитализма не в том, что капиталисту нравится щекотать себе нервы кризисами и биржевой волатильностью. Капиталист, как и любой нормальный человек, хочет иметь послушную машину. Он не хочет подчиняться машине, он хочет, чтобы машина ему подчинялась.

Чтобы не обстоятельства ломали волю, а наоборот, воля формировала обстоятельства.

Но в рыночной экономике СУБЪЕКТОМ выступают только крупные частные собственники. А все остальные люди – выступают ОБЪЕКТАМИ, они рассматриваются не как цель системы, а как расходные материалы, запчасти к машине. И владельцы машины (собственники) используют их наравне со свечами и фильтрами: когда владельцу нужно, сколько ему нужно, и на условиях, которые ему удобны.

Выпадая из круга частных собственников, личность теряет субъектность. Она из личности становится товаром, у неё как бы нет своей воли, ею движет чужая воля и чужие интересы. Мы делаем не то, что нужно нам и нашим потомкам, а то, за что нам платят наниматели.

То, что они посчитали нужным – оплачивается (снабжается).

То, что мы считаем нужным – не оплачивается (отключено от питания).

+++

У социализма много проблем, и некоторые – пока роковые. То есть пока не придумано – что с ними делать. Но величайшее достоинство социализма в том, что единожды найденное решение – снимает проблему навсегда. И для всех. Пусть оно будет найдено не сразу – но когда найдут, то вопрос будет закрыт.

Всякое решение в рыночной экономике локально – то есть оно временно и только для определённого круга лиц. Здесь нет, и не может быть никаких окончательных решений. Вся энергия людей затрачивается не на обустройство мира, а на борьбу друг с другом.

Успехи общественной собственности – это успехи для всех. Успех локальной системы – беда и горе для остальных систем. Чем эффективнее будет локальная система – тем эффективнее она уничтожает оказавшихся за её рамками.

Это – опрокинутый в социальную сферу дарвинизм. «Выживают сильнейшие». Ну, а что тогда будет с остальными? Они вымирают.

И это ведь не единовременный акт – когда «почистили и успокоились». Это же постоянный процесс: сегодня ты оказался сильнее, а завтра вымрешь, потому что кто-то окажется сильнее тебя.

Мыслящее существо не может жить в таком кошмаре – и люди массами сходят с ума. Пандемия психических заболеваний – примета нашего тёмного времени. Что касается сверх-роскоши – то это сомнительная компенсация постоянного стресса, постоянного ужаса, в котором пребывает человек, за которым идёт постоянная охота на истребление.

Купание в сверх-роскоши – всего лишь попытка забыться, как-то психологически компенсировать себе ужас, который всегда с тобой.

Все понимают, что проигравшим конкуренцию очень плохо.

Но ведь и победителям тоже не особо хорошо: они сидят на острие, на пике, который называют «пиком прогресса», но ведь на таком колко сидеть!

Быть убитым – не слишком отрадная перспектива.

Ну, а быть убийцей – что, предел всех мечтаний мыслящего существа?

+++

Вот как описывает это состояние Борис Прокудин, доцент кафедры истории социально-политических учений факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова:

«Роман Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» — давно история литературы. Он написан в 1957 году… почему старый американский роман так востребован в постсоветской России? Айн Рэнд придумала евангелие юных капиталистов. Айн Рэнд… освобождала от диктата этико-центричной русской культуры… культуры высоких идеалов…

Диктат русской культуры чувствуется, когда руководитель не может уволить плохого работника, чтобы перед глазами не встала фигура Акакия Акакиевича из «Шинели». Или когда студент не может цивилизованно конкурировать с себе подобными…

От этих культурных норм нас освобождает Рэнд. «Отбросьте братство и коллективизм», — как бы говорит она. Отбросьте милосердие и альтруизм. Отбросьте Толстого и Достоевского. Русская культура не приведет к счастью и процветанию, она продуцирует страдание и тоталитарные режимы…

Рэнд так популярна потому, что она абсолютно понятна и говорит о пути достижения счастья здесь, на земле: «Мир, которого ты так желаешь, может быть завоеван, он существует, он реален, он возможен, он твой. Но для того, чтобы его завоевать, требуется полная концентрация, полный разрыв с миром твоего прошлого…

Айн Рэнд всем сердцем ненавидела словосочетание «интересы большинства». Она считала коллективизм главным самообманом человечества. Для Рэнд существуют только индивидуальные интересы. Героиня «Атланта» под конец романа коротко формулирует свое моральное кредо: «Клянусь жизнью, что не буду жить для кого-то другого и не попрошу кого-то другого жить для меня»… в этой фразе мы видим возвращение к «неразумному» эгоизму… к пещерному индивидуализму человека, не сознающего своих «истинных» интересов…

…критические выпады в сторону христианства звучат в программной радиопроповеди её героя заставляют в этом сомневаться. «Христос говорил вам: „Любите ближних“, а я говорю: любите себя, — проповедует Голт. — Христос говорил вам: „Жертвуйте собой ради других“, а я говорю вам: не жертвуйте».

…Читатель ждет, что фраза «Христос говорил вам: „Жертвуйте собой ради других“» закончится логичным противопоставлением: «А я говорю: жертвуйте другими ради себя». Но Голт осекается. Почему? Ведь если ты отстаиваешь право «жить не ради других, а ради собственного счастья», то ты отстаиваешь право жить за счет других.

Рэнд потому так популярна в современной России, что она сделала из сумрачной философии Ницше бодрую мотивационную книгу. Мы любим Ницше за проповедь самосовершенствования: «Человек есть нечто, что должно быть преодолено», — говорил он. Этим же сильна Айн Рэнд…

Но если при этом возникает желание сохранить за собой право на милосердие, сострадание и сомнение, значит, в вас говорит русская культура»[1].

+++

Почему только «русская»? Конечно, «Россия – родина слонов», но всё же… Другая культура заговорит по другому? И какая? «…Критические выпады в сторону христианства» — это выпады только против русской культуры? Типа ни в Испании, ни в Италии христианства никогда не было?

Культура вообще не может существовать сама для себя. Суть культуры (и науки, как части культуры) – забота одного человека о другом человеке. Передача, в которой один жертвует, другой принимает, один (деятель культуры) несёт что-то полезное (знания, но не только) для другого человека.

Если люди «поклянутся жизнью, что не будут жить для кого-то другого» — то этим пресечётся материнство, отцовство, сам род человеческий. Мы ведь не только культуру, как эстафету, передаём по цепочке поколений. Мы ведь первые лет 10-15 без чужой заботы и опеки совершенно беспомощны и нежизнеспособны!

Оленёнок рождается так, что готов убегать от волков уже через несколько часов после маминых родов. А человек в первый год жизни и на ноги-то встать не может, не говоря уж о том, чтобы себя прокормить!

Вообразите патенты и авторское право на всё: мы не смогли бы говорить и писать, не заплатив правообладателю! Мы разорились бы уже в средней школе, если бы выплачивали «авторский сбор» всем, кто открыл описанные в учебниках законы и явления!

+++

Рыночная экономика в материальной сфере – это печальная реальность. В идейной сфере – это нечто совсем иное. Это ядовитое безумие, которое снимает необходимость преодоления рыночных отношений, сковавших человечество на ранних стадиях его становления (подобно рабовладению, человеческим жертвоприношениям и ордынским набегам). И вместо противостояния этой беде, чуме, кошмару – ставящая задачу их раздувать и укреплять!

Мало того, что мы по факту с этим мучимся, не умея ПОКА обойти – так нам и поиски обхода предлагают прекратить.

+++

Между тем, путь Разума очевиден: производство есть техническая проблема, которая должна быть инженерно решена. Если мы можем сделать станок с ЧПУ (числовым программным управлением), и можем это уже с прошлого века – то почему мы не можем сделать и такую же экономическую машину, с числовым программным управлением?!

А такая машина в рамках всей экономики называется «Госплан». Мы – как разумные существа – заранее определяем потребности и заранее обеспечиваем их удовлетворение. Превращая потребление из возможности в гарантию!

Очень жаль, что исторически Госплан СССР бытовал на заре компьютерной эры, потому что современные ЭВМ и интернет многократно увеличили бы его возможности[2]. Но он и тогда себя неплохо показал, даже с арифмометрами и бумажной отчётностью! А теперь-то сам Бог велел, с такими-то возможностями техники – раз и навсегда избавить себя от угроз и кризисов!

Нам нужно научиться обеспечивать себя солидарно и разумно.

Потому что иначе мы обеспечиваем себя, пожирая друг друга. И своё общее будущее.

____________________________________________________________________________

[1] Статья «Чернышевский в юбке: как Айн Рэнд стала рупором постсоветских миллениалов».

[2] Здесь оговорюсь, что разделяю планирование на ГОРИЗОНТАЛЬНОЕ и ВЕРТИКАЛЬНОЕ. Вертикальное – это плановое производство для обороны: ракет, пушек, танков и т.п. Оно осуществляется по необходимости и очень существенно снижает возможности потребительского спектра. Горизонтальное планирование – это система контрактов с гражданином на предмет планового удовлетворения его потребительских потребностей. Человек совместно с планирующими органами мог бы строить своё будущее по собственному проекту, закладывая в планы народного хозяйства свои разумные потребности, которые производство должно удовлетворить. Такой подход снизил бы риски отсутствия сбыта произведённой продукции, и этим весьма существенно снизил бы её себестоимость. Ведь сегодня себестоимость не раскупленных товаров вкладывается в цену проданных. Если же заказ сделан заранее, то всякому товару сбыт гарантирован, следовательно, себестоимость его снижается на весьма значительную величину. Отказ от производства лишних продуктов, не находящих сбыта – благотворен для экологии, ресурсосбережения: ни сырьё, ни энергия не будут расходоваться на предметы, которые потом, не найдя сбыта, прямиком идут на свалку.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю