«Европейская мечта» идиота

Александр Леонидов 27.04.2018 15:52 | Общество 68

В мудрой, кстати европейской, сказке-притче «Холодное сердце» Вильгельма Гауфа угольщик Питер Мунк загадал волшебнику желание «всегда иметь в кармане столько же денег, сколько у самого Иезекиила Толстого, когда он садится за игорный стол». А потом он «…с ужасом вспомнил о своем первом желании. Проклятый Стеклянный Человечек сдержал свое слово до конца: Петер хотел, чтобы денег у него было столько же, сколько в кармане у Иезекиила Толстого, и вот у Иезекиила Толстого нет ни гроша, и в кармане у Петера — ровно столько же!

Мораль в том, что глупо загадывать чужой карман. Нужно загадывать то, что нужно тебе и в твоём кармане. Нужно стремиться к своей мечте, а не лепиться паразитом к чужому успеху.

Всякий человек мечтает о грядущем счастье, о хорошей жизни для себя и детей, о светлом будущем. Конечно, и человек, одержимый «европейской мечтой» — не исключение.

Но, поскольку он глуп, как пробка, он не понимает разницы между ясным обладанием и смутным подобием: подобно Мунку, говорит: «хочу, чтобы в моём кармане было столько же денег, сколько у парижанина». Ну, а если завтра в этом кармане не будет ни гроша – тогда что?

Строительство счастливой жизни, как и любое другое строительство, требует этапности.

Возьмём простейший пример – строится дом. Он ещё не построен, жить в нём ещё нельзя, но мы видим: вот возник котлован, вот заложили фундамент, вот выложили нижние ряды кирпичей первого этажа… Исследуя этапы строительства, мы делаем вывод, что движемся в сторону своей мечты, собственного дома.

Думаете, строительство счастливой жизни – иное? Ничуть не бывало! Она не может сразу возникнуть в готовом виде, в каком мы её у кого-то подсмотрели, как дикари, не понимающие процессов сборки. Её строительство – это последовательность и поэтапность продуманной и защищённой деятельности.

Важнее всего – ежедневно сверяться: куда идёт процесс? Растёт ли дом нашего счастья, или стройка заброшена? А может, её разворовали и растащили даже то, что на ней вчера было?

Счастливое будущее складывается из ежедневной динамики улучшений.

Мы можем начать на пепелище, как наши деды в 1945 году – но видеть, что каждый год ситуация последовательно улучшается, и черпать свой оптимизм из этих улучшений. Можно, наоборот – стартовать с высочайших показателей комфорта, и скатиться в каменный век.

Счастливое будущее складывается из поступательно и неизменно накапливающихся улучшений, прибавок, роста.

Именно поэтому в современном западном искусстве нет образа счастливого будущего. Книги, фильмы, даже компьютерные игры – все пророчат какой-то из видов апокалипсиса, антиутопии. Люди Запада гадают только об одном: с какой стороны придёт катастрофа…

Почему? Где их улыбчивые голубоглазые супермены из воображаемого будущего? Куда пропали? Я не отрицаю ни огромных достижений Запада, ни массы извращений практики в СССР. Но общий фон «пессимизма победителей», неожиданный для победителей – связан с утратой базовой составляющей человеческой цивилизации (по ОТЦ[1]).

Что же утрачено в зверином атавизме рыночной жизни? То, что в теории называется преемственностью, поступательностью цивилизационного накопления. Человек собирает, но не расточает собранного. Оттого постоянно и последовательно, от этапа к этапу, растут его возможности и благополучие. Это можно выразить формулой «стабильная сохранность достигнутого». Да, чего-то у меня ещё нет: но то, что уже есть – со мной навсегда!

СССР далеко не идеален, и рухнул именно по причине дефектов конструкции, но в нём это базовое требование социального прогресса выполнялось. Говоря библейским языком – «камни собирались, но не разбрасывались». Человек был спокоен за достигнутое: оно, мол, уже никуда не денется, пополнится новым, но навсегда останется со мной.

А вот Запад преемственность и поступательность развития принёс в жертву свободам рыночных стихий. И потому в нём ни за что нельзя ручаться: сегодня так, а как завтра будет – никто не скажет.

Вместо непрерывной линии, свойственной проектности (плановому хозяйству) мы попали в мир бесконечных обрывов и тупиков. Ведь проект ведём не мы, а стихии вокруг нас, и что они завтра выкинут – неизвестно.

Вместо идеологии возводимого проекта (библейским языком – «храмостроительства») – появилась идеология «мы просто живём». Поэтому вместо осмысленного пути – раз мы никуда не идём, а просто живём – хаотичное движение сразу во все стороны, в конечном итоге – в никуда.

То, что в теории ОТЦ называется «преемственностью и поступательностью дел»[2] — на практике выглядит как этапность.

Мы должны закончить текущий этап и с него начать следующий. Но даже в самой благополучной стране Запада – принципа этапности нет. Большинство стран с рыночной экономикой – ад кромешный, есть некоторые, неплохо устроившиеся, их по пальцам пересчитать можно… Но даже и в них, на вершине пищевой пирамиды мировых хищников – не видно никакого внятного будущего.

План (при всех минусах плановой экономики, на которые мы не закрываем глаза) – призван искать возможности для осуществления проекта. Рынок (при всех его плюсах, которые мы тоже видим) – подлаживается под имеющиеся возможности, а искать он «не обучен». Когда возможностей выпало много – рыночный человек живёт весьма неплохо (иногда). Но когда они «вдруг» пропали – он в растерянности, он не знает, что делать.

Потому что его мышление неспособно выстраивать жизнь, оно приспособилось только пользоваться ею.

+++

Умные люди – если бы такие были в СНГ – сказали бы, чего им нужно в режиме списка. Они бы сели на пенёк и пронумеровали свои потребности: номер первый – жильё, номер второй – автомобиль, номер третий… и так далее…

А люди глупые и опустившиеся вместо списка потребностей гомонят о каком-то мираже смутных аналогий: «хотим жить как в Европе»… А вы в курсе, как эта Европа жила вчера? И можете вы сказать с уверенностью – как она будет жить завтра? Да и про её «сегодня» много ли вы знаете, в лучшем случае повидавшие её туристами (а в худшем вообще вообразившие градом мечты, вроде Китежа)?

Человек, который знает, чего хочет – уже наполовину решил задачу. Имея список потребностей, можно уже оптимизировать этапы их удовлетворения. Контролируя процесс ежедневным улучшением положения! Ибо лекарство, которое не лечит – не лекарство!

Но если человек не знает, чего хочет – то даже Бог не поможет ему, при всём всемогуществе. О какой последовательности теории и этапности практики можно говорить, если ищешь «то, не знаю что»?

+++

Запад не может дать своей периферии того, чего сам и в ядре-то не имеет: ни поступательности развития, ни этапности строительства.

Между тем они – базовое требование цивилизованного образа жизни во все времена. Это и заставляет говорить о том, что современный Запад – антицивилизация, и от объёмов обжорства обывателя тут ничего не зависит.

Рыскающий хищник, даже если очень плотно покушал – всё же представитель дикой, а не культурной фауны. Рыскать из стороны в сторону по запахам наживы – совсем не то, что последовательно и постоянно, системно накапливая достижения, строить мега-проект.

+++

Всякий цивилизационный проект на протяжении тысячелетий связан не только с образом идеального будущего, сформулированным для поэтапного достижения. Бессмысленно говорить про образ идеального будущего, если не определиться с образом идеального человека.

Задача подвезти каждому «вагон сладких пряников» — сама по себе очень сложная, и её провалили все правительства «реформаторов» в нашем веке. Наверное, не случайно: ведь мировой либерализм свёл идеал человека к активному себялюбию (что является идеалом животного, зоологического, доисторического происхождения).

Даже если у вас будет «вагон сладких пряников», кому вы его подвезёте? Наркоману, лудоману, клептоману, алкоголику, содомиту, дебилу, «человеку-овощу»? Эгоистичному выродку или психопату? Ведь нельзя же говорить об идеальном будущем без образа идеального человека: творя свой мега-проект, цивилизация одновременно творит и человека под проект, с заданными человеческими качествами. Иначе же не бывает!

Ведь это же демагогия – говорить только о параметрах потребления, ни разу не задумавшись про духовный облик потребителя! Это и называется «потреблядством» и кончается как духовной гибелью человека, так и разрушением систем потребления, ради которых, вроде бы, всё сперва и затевалось…

Даже если гений создаст трёхмерный принтер, который все блага печатает из воздуха и работает тоже на воздухе – кому в руки в итоге этот принтер (скатерть-самобранка) достанется?

Если в руки злодея – то он превратится в инструмент адо-строительства. А если в руки дебила – то дебил его просто сломает, не сумеет поддерживать режимы его работы и профилактики…

+++

Нельзя совместить цивилизованные «восходящие» отношения – с зоологическими свободами произвола и вседозволенности. Понятно, что хочется: чтобы всё иметь, и при этом ни за что не быть обязанным никому. Делать, всё, что захочется, не напрягаясь – и при этом получать все блага, лишь протянув руку…

Вот эта дикая мечта о совмещении благ упорядоченности и благ первобытной безответственной свободы – породила западный либерализм и рыночные страсти. Она дикая и по своему происхождению (животная) и дикая по сути (полный алогизм).

Необходимо выбирать: или мы живём, отвечая за то, как мы живём, или мы живём, как попало, но тогда уж и питаемся, как попало.

Первый путь – цивилизация (возрастание точности и упорядоченности, как вокруг человека, так и в человеке, регламентация всего и вся), второй путь – дикость (бездумная нетребовательность к ближним и к самому себе).

Но есть и третий путь: антицивилизация. Это путь Запада, путь приватизаторов, путь воров, которые, в конечном счёте, воруют будущее у человечества.

Антицивилизация (Запад) – это гибрид цивилизации и дикости. Она, с одной стороны, использует высокотехнологичные средства, а с другой – преследует звериные, зоологические цели. Она всю техническую и научную мощь цивилизации бросает на то, чтобы эту цивилизацию угробить. Делает так, чтобы учёные превратились в могильщиков самих себя, сами себе отрыли могилу – отдав свои возможности разума одержимому Зверю.

Оттого западное искусство, да и научная футурология, видят в будущем только мрак. Может быть, футурологи, и тем более талантливые художники не понимают до конца анатомию цивилизации (в которой научный прогресс заставили служить духовной дикости) – но чувствуют бесперспективность всех линий с неизбежностью чуткой души.

Выводя человека из нищеты, окружая его доступностью бытового комфорта – вы с ужасом видите, как «спасённый» превращается в слабоумного тунеядца, криминального бездельника «сытых гетто», в ненасытного эгоиста, в наркомана, блудника и сумасшедшего… Как показывает опыт, например, Украины – вторичная нищета это не лечит, а только усугубляет дополнительными ужасами распада ума и личности «бывших людей»…

Ведь ОТЦ настаивает, что нужен образ будущего, который поэтапно строят по проекту, и образ человека, который неуклонно и последовательно воспитывают, начиная с младенчества.

Вы же исходите просто из нехватки бананов для обезьяны. Если вы дадите мартышке гору бананов, она человеком не станет. Но если отнимите бананы – тоже не станет.

Она в обоих случаях остаётся мартышкой – умирающей от пережора или от голода.

+++

Цивилизация сама по себе, изначально – требует проектного идеала и человеческого идеала. Только это и создаёт её восходящую динамику, в ходе которой появляется то, чего раньше не было.

Если же принять всё, как есть, и мир, и человека – то восходящая динамика сменится (уже сменилась) рысканьем хищников из угла в угол по охотничьим угодьям.

Духовное одичание человека неизбежно порождает деградацию управленческих систем и общественных институтов – просто потому, что они набиваются криминальной и эгоистической дрянью на всех этажах.

Но всякий процесс имеет истоки не в окружающих экономических реалиях, а в голове у человека. Нет такого совершенного производственного оборудования, которого нельзя было бы сломать – если хочется сломать.

Когда человек дичает – то и мир вокруг него дичает. Одичав, человек превращается в халявщика «европейской мечты», в ожидателя падающих с неба благ, происхождения которых он в принципе не понимает.

Таков не только пост-сосоветский человек, но и современный западный человек, давно утративший «протестантскую трудовую этику», выродившийся в избирателя Клинтон и Макронов, в халявщика, верящего в услаждающие уши болтовню.

Расплата за «качество человеческого материала» уже страшна, а будет ещё страшнее. Это и отражает предвидение бесконечного потока западной художественной фантастики и научной футурологии, рисующих пост-апокалипсисы с удручающей монотонностью.

У общества, которое не придумало себе лучшего будущего – будущего нет.


[1] ОТЦ – общая теория цивилизации.

[2] Действие начинается с окончанием предыдущего этапа, подводившего к нему. Она не может «заканчиться ничем». Она перетекает в следующий этап, в качестве подготовительных работ и причины.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина