ЛДНР: из удельных княжеств в единое экономическое пространство?

Марина Харькова 22.09.2021 10:07 | Политика 50

Хотя у донецких республик, Донецкой и Луганской, одна судьба на двоих — война и разруха, разделение между ними с каждым годом только усугублялось. Дошло до того, что, кроме границ и таможен, между соседними ДНР и ЛНР под предлогом карантинных мер был вообще введён запрет на свободное перемещение жителей.

Так как возврат на Украину противоречит воле и желаниям большинства жителей ЛДНР, то интеграция республик друг с другом выглядит позитивным событием

В режиме «граница на замке» обе республики существовали больше года. Дончане не могли приехать в Луганск и наоборот. Заехать можно было только через Россию, что выглядело так же дико и нелепо, как, допустим, поездка из Питера в Карелию не напрямую, а через Финляндию. Приходилось убивать массу времени, денег и нервов от пересечений нескольких КПП с досмотрами и очередями.

Большинство людей в России и в самом Донбассе не понимали, почему подобное происходит и когда закончится, почему существуют две республики, а не одна. Виновниками искусственного разделения можно назвать не только сурковских политтехнологов, ставящих эксперименты на людях, живущих в экстремальных условиях ежедневных обстрелов, экономической блокады и резкого обнищания из-за угробленной промышленности, но и местную бизнес-элиту, не желавшую рисковать ни властью, ни своим положением, ни доходами или контролем над внутренними рынками.

Пока заезжие политтехнологи упражнялись в «остроумии», создавая ОРДОУ и ОРЛОУ (особые районы Донецкой и Луганской областей Украины) и прочие аббревиатуры, открывая и закрывая проекты то Новороссии, то Малороссии, местные власти управляли подданными и потоками, сведя к минимуму общение между собой. Так, между главой ДНР Захарченко и главой ЛНР Плотницким сложились холодные и отчасти враждебные отношения. Например, когда Плотницкого отстраняли от власти, гвардия Захарченко помогла в этом, прибыв в Луганск. Зимой 2017 года в одностороннем порядке Захарченко ввёл таможенные кордоны между ДНР и ЛНР, заявив, что это связано с бесконтрольным потоком контрабанды с соседней территории. Возмущенные луганчане ввели ответные меры.

Прекратить эту «холодную войну» и взаимную экономическую блокаду между республиками честно пытался новый глава ЛНР Леонид Пасечник. Он много раз приезжал в Донецк, предлагал Захарченко убрать препятствия в перемещении грузов и товаров, даже был подписан и оглашён проект единого таможенного пространства. Но проект тогда так и не заработал. Созданные таможенные пункты между республиками, на границе с Россией и с Украиной ежегодно приносили в бюджет республик миллионы рублей. Например, согласно статистике, за 7 месяцев 2021 года таможенники ДНР выявили контрабандных товаров на 44,5 миллиона рублей и выписали штрафы на 27,5 миллиона рублей, что на 19% больше, чем за аналогичный период 2020 года.

В общем, время шло, ничего не менялось. Простые люди продолжали терпеть и терять, как в поговорке «пока паны дерутся, у холопов чубы трещат». При этом жители ДНР и ЛНР были против разъединения, оставались единой общностью, никаких особых различий между ними нет и не было. Одинаково встали против украинских националистов, одинаково страдали от войны, одинаково переживали страшные новости о жертвах, разрушениях, терактах. Это родство искусственно было разорвано по живому. Семьи и друзья теряли связь из-за закрытых границ и блокпостов, предприниматели не могли свободно вести бизнес. Доходило до бреда: для женитьбы на дончанке жителю ЛНР нужно предоставить документ о постановке на миграционный учёт в МВД ДНР, чтобы доказать, что он законно находится на территории соседней республики.

Показательна история моих друзей, Вики и Богдана. Вика — луганчанка, с началом войны она переехала в Донецк, где познакомилась с бойцом армии ДНР, и они создали семью. Спустя время Вика поехала навестить родителей в Луганск, но границы между республиками полностью закрыли, и она не могла вернуться в Донецк из-за отсутствия донецкой прописки. Богдан тоже не мог к ней приехать, так как не имел луганской прописки. Это продолжалось больше года. Пара воссоединилась лишь этим летом, когда границы между ДНР и ЛНР наконец открыли. Более трагических случаев ещё больше — когда люди не могли попасть к своим родственникам, чтобы ухаживать за ними или проводить в последний путь. Всё это создавало дополнительную напряжённость, рост недовольства и неприятие происходящего.

Если брать историю вопроса довоенного периода, то соседние Луганская и Донецкая области, на базе которых впоследствии и появились ЛНР и ДНР (занимают одну треть прежней территории областей) на уровне местных элит открыто не конфликтовали. Иногда донецкие «качали права», но луганчане противились проявлениям диктата донецких. В плане ресурсов, финансовых возможностей, промышленности, уровня жизни Донецкая область была более богатой, чем Луганская. Этот разрыв сохранился. В ДНР уровень жизни немного выше, количество жизнеспособных предприятий чуть больше. Хотя в целом общими бедствиями разница уже стерта.

Каждый раз, когда общественность и журналисты спрашивали об объединении, у власти находились объяснения, почему это невозможно. Ещё в мае прошлого года Денис Пушилин заявлял, что объединение ДНР и ЛНР нецелесообразно. По его словам, одним из факторов являются Минские соглашения, где республики представлены в качестве разных субъектов. В случае же объединения Донбасс урежет своё представительство в переговорах. Пушилин подчеркнул, что, хотя у ДНР и ЛНР одинаковая идейная составляющая, но экономическая база отличается.

В марте этого года в прессе вновь замелькали интервью с Пушилиным, где говорилось, что Донецкая и Луганская народные республики не могут объединиться в единое государство из-за необходимости соблюдения Минских соглашений и объединение «подорвёт переговорный процесс». Любопытно, что из изначальных подписантов Минских соглашений не осталось никого. Одни были освобождены от должностей, другие погибли: Михаил Зурабов — гарант от России, освобождён от участия в контактной группе в апреле 2015 года, а в 2016 году освобождён от занимаемой должности посла России на Украине. Хайди Тальявини — гарант от ОБСЕ, в отставке с 2015 года. Леонид Кучма — гарант от Украины, освобождён от участия в контактной группе в ноябре 2016 года, а сейчас находится в реанимации немецкой больницы. Игорь Плотницкий — гарант от ЛНР, лишился должности главы ЛНР в ноябре 2017 года. Александр Захарченко — гарант от ДНР, погиб при взрыве в августе 2018 года. Фактически, их подписи больше никакого значения не имеют, а минские соглашения выполняются властями донецких республик и стоящей за ними российской властью в одностороннем порядке, Украина процесс саботирует и игнорирует. Но получалось, что именно минский процесс, тормозит слияние республик.

И вдруг, как по мановению волшебной палочки, все предыдущие заявления о невозможности объединения заметены под ковёр, а в ЛДНР начались первые шаги по интеграции. В этих событиях очевидно вмешательство чьей-то мощной воли. Неслучайно выбраны и даты — перед выборами в российскую Госдуму, чтобы активизировать избирателей в донецких республиках. Совпадением это не назовешь, так как на самом деле ничто не мешало отменить границы и таможни между ЛДНР гораздо раньше.

6 сентября обе республики договорились о создании единого экономического, таможенного и налогового пространства и ликвидации границ. Это снимет ограничения на перемещение граждан, грузов, продукции и финансов между республиками, надоевшие всем таможни между республиками будут упразднены. 15 сентября переговоры глав ЛНР и ДНР, Леонида Пасечника и Дениса Пушилина, завершились подписанием договора о единой таможенной территории и развитии экономической интеграции между республиками. Единое экономическое пространство должно начать работу с 1 октября. С этого дня ликвидируется таможенный досмотр, проезд для обычных людей станет беспрепятственным.

В договоре прописано использование единых таможенных тарифов и мер регулирования внешней торговли с другими странами. Документы, выданные государственными органами ЛНР и ДНР, будут признаваться и применяться в обеих республиках одинаково. Чтобы не создавать препятствий местному и российскому бизнесу, республики проведут унификацию законов и правил. Эффект от ликвидации кордонов между республиками ожидается в стимулировании развития экономики и должен привести к улучшению плачевного экономического и социального положения людей. В течение следующих трёх лет ДНР и ЛНР собираются скоординировать своё социально-экономическое развитие, увеличив среднюю зарплату в 2,5 раза и подняв пенсии в 1,3 раза.

Объявлено, что республики к началу следующего года будут жить экономически в одном государстве, а интеграция пройдет по модели Союзного государства России и Белоруссии. Анонсированы совместные программы развития, увеличение размеров пенсий и социальных пособий до уровня, гарантированно превышающего уровень Украины, модернизация системы здравоохранения, восстановление жилого фонда, объектов социальной инфраструктуры, разрушенных войной, ремонт дорог и строительство новых. Планируется увеличить ВВП на душу населения на 75%, создать 70 тысяч новых рабочих мест в обеих республиках, выдавать жилищные сертификаты. Также есть проект решения проблемы обеспечения республик водой. Если он реализуется, то угроза водной блокады республик со стороны Киева будет устранена.

Одним словом, планы выглядят впечатляюще и масштабно. Непонятными остаются несколько моментов. Во-первых, как проекты будут осуществляться в условиях непрекращающейся войны и угрозы открытой агрессии со стороны Украины? Во-вторых, не схлопнутся ли обещания в случае очередного виража кремлёвской политики в отношении донецких республик? В-третьих, настораживают новые заявления на эту тему. Например, 11 сентября глава ДНР Пушилин заявил, что упразднение таможни между ДНР и ЛНР и синхронизация законодательства республик приведет к трудностям для предпринимателей и сельского хозяйства. Он назвал их временными и что их предстоит пережить.

Поэтому жители республик испытывают сдержанный оптимизм от новостей об объединении. Это большой шаг вперёд после долгого топтания на месте и ограничительных механизмов, но пока не прорыв. Слияния республик нет и говорить об «историческом заявлении» рано. В любом случае, снятие кордонов принесёт пользу экономике и людям, будут установлены единые и понятные правила. В перспективе, если появится политическая воля, Россия может признать это объединение, как Абхазию или Южную Осетию.

В случае окончательного отказа Украины от минских соглашений донецкие республики могут объявить о полной интеграции, объединении в одно государство с общей политической, экономической и правоохранительной системой. Украина не способна помешать этому и повлиять на выбор пути донецких республик. Для Украины процессы объединения донецких республик означают усиление нашей, русской, территории и размежевание с самой Украиной. Так как возврат на Украину противоречит воле и желаниям большинства жителей ЛДНР, то интеграция республик друг с другом выглядит позитивным событием в любом случае.

Марина Харькова, журналист, собкор «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю