О презренном металле и ценных бумагах

Александр Лежава 15.03.2019 17:05 | Экономика 141
фото отсюда

После 29 марта 2019 года, когда золото, согласно правилам «Базель III», принятым Банком международных расчетов (БМР), вновь станет полностью безрисковым активом первого уровня, аналогичным наличным и государственным облигациям, финансовые рынки скорее всего ожидают заметные потрясения. Это решение о ремонетизации желтого металла наносит прямой удар по такому важному для современного финансового рынка инструменту как государственные облигации. Прежде всего это естественно относится к американским казначейским облигациям.

У участников рынка и прежде всего банков появляется выбор, которого у них фактически не было на протяжении уже более чем четырех десятков лет. Теперь они смогут выбирать не между различными вариантами одних и тех же государственных облигаций, различающихся только их странами-эмитентами, но остающимися все теми же более или менее ценными бумагами, а между ценными бумажками и золотом или, иначе говоря, твердыми обеспеченными деньгами.

Это принципиально меняет общую картину. На чрезвычайно узком на сегодняшний день рынке физического золота, который на два порядка меньше рынка облигаций, в конце марта в результате решения БМР появляется множество новых потенциальных участников. Если раньше они по действующим до 29 марта правилам в отличие от тех же облигаций или наличности были обязаны создавать резервы на возможные потери в результате отрицательной переоценки цены золота, что снижало интерес банков к покупкам драгоценного металла, то после этой даты у них отпадает такая необходимость. Банкам вновь становится выгодно покупать золото, не несущее в себе каких-либо рисков контрагентов, что в современных условиях становится все более острой проблемой.

Другим важным моментом является то, что банки – это не просто участники рынка. Они располагают значительным платежеспособным спросом, конкурировать с которым подавляющее большинство нынешних участников рынка драгоценных металлов вряд ли сможет по совершенно объективным причинам: их кошельки совершенно разные по своим размерам.

Могут сказать, что золото в отличие от тех же облигаций не приносит процентов и не обеспечивает каких-либо денежных потоков. Это верно, но в отличие от тех же облигаций золото ценно само по себе. Пока его грамм или унция котируются в бумажной валюте, для спекулянтов будет гораздо важнее не процентный доход, а та возможная прибавка к цене желтого металла, которую может обеспечить рост спроса на него.

На покупку золота спекулянтам скорее всего могут понадобиться значительные свободные средства. И чем больше их будет, тем большую выгоду они могут попробовать получить в результате своих действий. Средства можно будет либо занять, либо получить в результате продажи менее доходного актива. Занять у тех же банков свободные средства спекулянтам вряд ли удастся, поскольку банки скорее всего сами будут выступать в этой же роли, поэтому спекулянтам придется продавать имеющиеся у них активы, в частности, все те же государственные облигации, чтобы получить средства на покупку золота.

В результате мы можем увидеть два параллельно развивающихся процесса. С одной стороны, это будет рост мировой цены золота, с другой, снижение цен на государственные бумаги. Прежде всего американские. Но у якобы ценных бумаг – облигаций – помимо их цены есть и другая сторона, непосредственно связанная с их ценой. Это доходность по облигациям. Чем ниже цена, тем выше доходность и наоборот. Сброс бумаг и снижение их цены автоматически означает и рост процентных ставок по ним. Это уже напрямую затрагивает и рынок акций. Что было после того, как Федеральный резерв попробовал немного повысить процентные ставки, было наглядно продемонстрировано в конце прошлого года. Этот рынок сразу начал обваливаться.

Разница между концом прошлого года и концом марта заключается лишь в том, что тогда Федеральный резерв делал свои шаги в относительно плановом порядке, тогда как в перспективе он и другие центральные банки окажутся вынужденными следовать за рыночными механизмами. Подобное развитие событий лишь усилит нестабильность на мировых рынках и может дополнительно подхлестнуть спрос на единственный оставшийся защитный актив – физические драгоценные металлы – и ускорить сброс имевшихся на руках ценных бумаг.

Это только небольшая часть общей картины, поскольку на акциях и облигациях как базовом активе построена еще более грандиозная пирамида различных производных инструментов, которые также считаются ценными бумагами. А если начнет разрушаться ее основание, то можно лишь представить какие разрушения потянет за собой ее крах.

Да, кстати. Поскольку американская и ныне пока еще мировая резервная валюта напрямую связана с американскими казначейскими облигациями, грядущие потрясения напрямую коснутся и мирового валютного рынка со всеми вытекающими из этого последствиями, наиболее вероятными из которых представляются резкое падение покупательной способности бумажных валют относительно реальных товаров и услуг.

Для стабилизации обстановки власти могут ввести банковские каникулы и прочие ужесточения, но это уже совершенно другая история.

Как представляется, это один из возможных сценариев того, как будут развиваться события после 29 марта, причем он затрагивает всего одну и довольно узкую область. Как в реальности все будет происходить, покажет ближайшее время. Возможно, что в мире все будет настолько тихо и спокойно, что никто особенно и не заметит, что произошло. Но это вряд ли…

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора