Постправда: смерть науки и суда

Александр Леонидов 16.04.2018 20:02 | Общество 45

В новом (2017) и открытом для СМИ докладе, основанном на многолетнем интенсивном исследовательском процессе[1], содержится призыв не только к войне, но и «инвестировать средства в более тщательный надзор, лучшую пропаганду посредством «стратегических манипуляций» общественного мнения[2]. Доклад Пентагона делает неутешительный вывод: империя США рушится[3].

А значит — нуждается в разрушительной мировой войне для того, чтобы сохранить ее[4]. Опасный доклад объясняет, что США вступили в новую фазу трансформации, в которой ее власть снижается, разрушается давний западный международный порядок и государственная власть во всем мире деградирует.

Но это не ново.

Интереснее другое: открытый(!) доклад Пентагона сообщает о необходимости повсеместной пропаганды («стратегическое манипулирование восприятием»).

Задача стратегически манипулировать восприятием ставится как перед политиками, так и перед научной средой. От них требуется отказаться от объективной реальности и перейти к виртуальной реальности, в которой что выгодно США, то и правда. Если такое у них в открытой (!) части аналитики, то вообразите, что у них в секретных инструкциях…

Выступая на пресс-конференции перед журналистами 1 февраля 2016 г., представитель Госдепартамента США рассказал о том, что для выдвижения обвинений не нужны доказательства. В ответ на просьбу журналиста предоставить какие-либо фактические доказательства выдвинутых против России обвинений Джон Кирби заявил ДОСЛОВНО:

«В обязанности США не входит предоставление доказательств действий России».

Далее, когда журналист не отстал с вопросами, Кирби продемонстрировал явное раздражение. В качестве ответа он вновь зачитал по бумажке выдвинутые обвинения, несколько комично заявив о том, что «это не обвинения, а факты».

До того, в 2014 году, во время пресс-конференции с представительницей Госдепа Мари Харф, когда журналисты не оставили от Харф мокрого места в её бездоказательных обвинениях России[5]. Хафр разозлилась и сказала буквально следующее:

— Здесь не конкурируют рассказы из двух одинаково достоверных источников… Не нужно считать, что наши слова и слова русских одинаково достоверны.

Внутренняя агентура Запада в России тут же отозвалась на новые веяния. Игорь Чубайс[6]:

«Вообще, проблема существования и доказательства — это философско-мировоззренческий вопрос, который в принципе не может иметь окончательное решение. На практике речь может идти только о степени вероятности того или иного утверждения».

+++

Всякий человек даже на обыденном, бытовом уровне понимает, что если решение по какому-то вопросу принято ДО расследования или научной экспертизы, то и расследование, и экспертизаПОТОМ бессмысленны. Зачем нужен следователь или эксперт, если решение УЖЕ однозначно принято? В «эпоху постправды» задача следствия, суда и науки, исследований сводится к апологетике и прикрытию демагогией правящего самодурства и произвола.

Вначале принимается решение – а потом интеллектуальная обслуга правящей масонерии лихорадочно пытается его обосновать, придать ему солидности. То есть не ответ выведен из логики задачки, а решение задачки подгоняется под ответ (каким бы абсурдным он ни был).

В науке это абсурдные экономические реформы (проституирование экономической науки), разного рода спекуляции на глобальном потеплении (проституирование климатологии), игрища фармацевтической мафии (проституирование медицины) и т.п.

В сфере правосудия – это решения судов, поражающие своей очевидной абсурдностью: гаагского судилища, стокгольмского арбитража, амстердамского суда и т.п. В сфере политики – это пробирка К. Пауэлла[7] — и все последующие «дела Скрипалей» и «химатаки Асада».

«Стратегическое манипулирование восприятием» видит свой успех в повышении «толерантности к абсурду» у людей мира. Поэтому уровень абсурда утверждений порой специально обостряется и искусственно завышается: можно было бы соврать и поубедительнее, но… а как же тогда принцип «они обязаны верить всему, сказанному нами»? Понимаете, всему– а не только убедительно и обоснованно звучащему!

+++

Не нужно думать, что постправда[8] – это какая-то тайна за семью печатями, вроде «протоколов сионских мудрецов».

Приведённые доклад Пентагона и выступления первых лиц американской политики – открыты во всеобщем доступе. Как и болтовня «философа» И.Чубайса. Кратко весь смысл «новой политики» сводится к тому, что важен не аргумент, а источник утверждения.

Например, не так давно Госдеп США официально признал отсутствие каких бы то ни было доказательств по делу Скрипалей[9]. И вполне официально заявил, что солидарность с Великобританией, как с союзником, для него важнее «каких-то доказательств».

То есть: если источник «правильный» — то доказательства излишни. Если же «неправильный» — то доказательства вредны. Они путают и мешают рабу верить во всемогущество его хозяина.

Подражая Америке МОК публично постановил, что «для вины русских доказательств не надо»[10], а в марте 2018 западные послы тоже подтвердили отсутствие передачи Лондоном в их правительства каких-либо доказательств в деле Скрипаля[11].

Оксфордский словарь английского языка назвал слово post-truth («постправда» или «постистина») словом 2016 года в английском языке[12]. Некоторые «старомодные» политики Запада даже подали в отставку, демонстративно протестуя против пост-правды[13].

Дженнифер Хосчилд, профессор Гарвардского университета в области государственного устройства, объяснила рост популярности термина возвратом политики США к методам политики и освещения информации XVIII и XIX веков. И – отказом от наследия ХХ века[14].

+++

Совершенно понятно, чем выгодна правящим кликам эпоха пост-правды. Но вряд ли даже властные бенефициары, избавленные от придирок с обоснованием своего трёпа – понимают далеко идущие последствия пост-правды как основы мышления.

И юридическое расследование и научное исследование на самом базовом уровне опираются на принцип достаточного основания или достоверности исходного материала.

Отмена принципа достоверности – по сути, является отменой самого мышления как такового.

Всякое умозаключение и вывод, всякая логическая связь исходят из «достаточного основания», то есть достоверности взятого за основу факта.

Если же факт недостоверен, тогда вся мыслительная работа теряет смысл. Из заведомо-ложных посылок нельзя сделать не только верного вывода, но и вообще никакого вывода.

Именно поэтому в общечеловеческой цивилизации так важна культура доказательства. Рассудок есть схема, но опираясь на ложные факты, он превращается в психическое расстройство.

Постправда удобна властям Запада, и не-Запада, но понимают ли все до конца, что это конец и права и науки как таковых?! Ибо в мире всеобщих взаимосвязей торжество лжи не может оставаться локализованным только в сфере политики, или «шемякина суда», или коммерческих афер, или лженаучного очковтирательства.

Торжество лжи неизбежно затронет (и уже затрагивает) все сферы жизни, заменив рационально организованную среду и отношения – дурдомом.

+++

Давайте задумаемся – а что такое процесс доказывания (аргументирования)? Сразу бросается в глаза, что он будет бессмысленным без предположения добросовестных заблуждений у оппонента.

Если же ложь системна и изначально-целенаправленна, то культура доказательств ею отвергается в принципе. Какой смысл с пеной у рта доказывать лживость утверждения тому, кто изначально уже знает об этой лживости? Какие глаза, в каком месте и на что вы ему откроете?

Культура доказательного мышления порождена инфинитическим обобщением, предположением, что есть высшая Правда – единая и для меня, и для вас, и для всех. Опираясь на эту, единую для всех правду, можно кому-то что-то доказать.

Если считать, что единой правды нет, а у каждого своя правда – тогда выражение «я не прав» теряет всякий смысл. Как же я могу быть не прав, если у меня своя правда?

Правда щуки в том, чтобы догнать и съесть окуня, иначе щука умрёт и рода не продолжит. Правда окуня в том, чтобы удрать от щуки – но догнать и съесть плотву. Окунь не может ответить на вопрос – хорошо или плохо кушать рыбу. Это слишком обобщённый вопрос. С его точки зрения щука поступает плохо, догоняя его, а плотва плохо – удирая. А общего закона – нет.

Скажи атеисту, что в его мире нет места системам доказательств – он, поди, удивится. А тем не менее – доказательство восходит к Абсолютной Идее, и при её отрицании бессмысленно, как вопрос о благе или зле поедания рыб для окуня.

В культуре доказательного мышления, как нигде в ином месте, проявляется тесная и неразрывная связь типа «аксиома-теорема» между религией и наукой, религией и правосудием.

Дело в том, что и наука, и правосудие работают на Вечную Истину, которая по определению не может быть переназначена. Если убрать Вечную Истину, то её заменит переменчивая и субъективная Доминирующая Сила.

А Доминирующей Силе доказательства не нужны. Она сама себе истина. То, что она утверждает – верно без доказательств. И то, что она отрицает – верно, с её точки зрения, тоже без доказательств.

А значит, что никакого смысла культуры доказательного мышления (закона достаточного основания утверждений) в атеизированном мире не нужно ни науке, ни суду. Достаточное основание утверждения дано ясно, грубо, зримо – в виде доминирования Доминирующей на данный момент Силы.

Чисто технологически, сухим языком говоря – заблуждением называют такое временное убеждение, которое противоречит вечной истине.

А если считать, что вечной истины вообще нет?

Тогда заблуждением называется то, что карающая и убивающая сила называет заблуждением. Она преступления или ошибки не доказывает, а назначает волевым указом.

Это превращает и науку и суд в атеизированном обществе в рудименты. А нас приводит в хорошо знакомый нам пир «постправды». Здесь доказательства подменяются бюджетными возможностями и мастерством «пиарщиков». «Ложью» становится всё, за что пиарщикам не платили, а «правдой» — всё то, за что им уплатили согласно договорам.

На Западе к эпохе постправды настолько привыкли, что даже искренне удивляются, когда кто-то требует доказательств по громким и вонючим обвинениям. Как это так? США высказались, виновные назначены – какие вам ещё нужны доказательства?!

Никого на Западе уже не удивляет, что вначале выносится приговор, затем (после осуждения!) – начинается расследование, а потом – устанавливается сам факт совершения преступления.

В культуре доказательного мышления истину ищут – в антикультуре постправды – назначают указом правящего заговора. Потому и расследование после осуждения: ведь задача расследования не отыскать виновных, а обосновать по возможности голословное утверждение начальства. При таком подходе неудивительно, что и само преступление не нужно: его можно выдумать и огласить – как убийство Мартина Шмита[15], как химические атаки Башара Асада, и т.п. Преступление в цепочке «осуждение – расследование – установление факта» не обязательно даже совершать. Достаточно того, что Доминирующая Сила о нём сказала: что приказано считать преступным, то и преступно.

Что мы наблюдаем в суде, то мы наблюдаем и в науках. Мы давно уже не знаем, какие учёные работают на истину, а какие – просто обслуживают заказ, публикуя фальшивые результаты исследований. Например, «полёт» США на Луну[16], навязывание врачами наиболее дорогостоящих, а порой и просто ненужных лекарств и процедур для извлечения прибыли из пациента, и т.п.

Учёный в традиционном мире – человек, ищущий истину. А в мире постправды – человек, находящийся на содержании в какой-то лаборатории или исследовательском центре. Внешние атрибуты (номинальные) никаким образом не могут нам доказать, что он действительно ищет истину.

Любой может получать зарплату в лаборатории. Любой может взять в руки диплом об учёной степени. Проверить учёного может только сообщество его коллег – если оно ещё есть. А если оно выродилось в грантожоров и бизнесменов – тогда оно просто сверит свой вердикт с Доминирующей Силой, да и всё.

-Согласен ли Запад, что этот великий учёный? Ах, Запад ему даже нобелевскую премию (частная лавочка) дал? Ну – тогда он точно учёный. Чем занимается, чего достиг – неважно. Главное – нобелевку получил. Или — «на Западе его труды печатают»…

Налицо растущая деградация правосознания на самых высоких уровнях Запада: раньше западные «интеллектуалы» хотя бы стиральным порошком в пробирке трясли, выдавая его за «образцы иракского химоружия» (следует напомнить, что после этой вопиющей лжи прямо с трибуны ООН Ирак был фактически уничтожен США). Сейчас ума не хватает даже на это. Верх их интеллектуальных возможностей — позорная презентация в Power Point, которые может сделать любой третьеклашка.

+++

Никто не знает, чем закончится этот парад амбиций, подменяющий силу права правом силы. Никто не знает, во что превратится человечество, если и дальше Вечную Истину будет заменять Силовое Доминирование. Но совершенно очевидно, что это не на благо прогрессу и цивилизации.


[1] Включающем консультации с ключевыми агентствами Министерства обороны и армии США

[2] Доклад был опубликован в июне Институтом стратегических исследований военной академии сухопутных войск США, для оценки подхода Министерства обороны к оценке рисков на всех уровнях планирования политики Пентагона. Исследование было заказано и спонсировано руководством армии США; Объединенным штабом, J5 (Стратегический и политический отдел); Канцелярией заместителя министра обороны по стратегии и развитию сил; И Бюро управления программами обучения армии».

[3] Инфо-Макс on 20.07.2017

[4] В содержательном докладе делается вывод о том, что нынешний международный порядок, возглавляемый Соединенными Штатами, «изнашивается» и сталкивается с угрозой потери его лидирующих позиций на международной арене.

[5] Она неумело изворачивалась, пытаясь объяснить, почему американцы не могут предъявить ничего, кроме ссылок на социальные сети.

[6] https://echo.msk.ru/blog/i_chub/2182854-echo/

[7] США уничтожили Ирак всего лишь потряся в ООН пробиркой со стиральным порошком. Пауэлл тряс в ООН «пробиркой с химическим оружием» Ирака. А этого оружия потом не нашли.

[8] «Политика постправды» — (англ. post-truth politics) — почти официальный тип современной западной политической культуры, в которой дискурс в основном формируется через обращение к эмоциям и личным убеждениям аудитории (при этом подробности политической реальности остаются без внимания), используется повторение одной и той же информации и упорное игнорирование объективных фактов, противоречащих заданной концепции.

[9] Госдеп США не получил от Лондона никаких доказательств о причастности Москвы к отравлению британского шпиона Сергея Скрипаля, Вашингтон принял на веру утверждения Великобритании об ответственности России за инцидент в Солсбери, заявила начальник пресс-службы госдепа США Хезер Науэрт.

Она признала, что лично не видела какие-либо доказательства по делу Скрипаля, а позднее и вовсе сослалась на отсутствие «допуска к такого рода информации», передает ТАСС.

«И если они (доказательства, – прим. ВЗГЛЯД) были нам направлены, то явно не в Госдепартамент. Вероятнее всего, они поступили бы в другие ведомства», – сказала Науэрт, порекомендовав обратиться по этому поводу в разведывательные структуры США.

«Великобритания – наш союзник. И когда Великобритания говорит нам, что у них есть доказательства, что они знают, что Россия ответственна за это, у нас есть все основания верить им», – сказала представитель госдепа США в ответ на вопрос о том, предоставил ли Лондон какие-либо доказательства

[10] МОК опубликовал «мотивирующую часть» к решению о дисквалификации российских спортсменов. Как и ожидалось, ничего нового в ней нет. Один из величайших лыжников современности, победитель «Тур-де-Ски» и олимпийский чемпион Александр Легков, дисквалифицирован исключительно на основании «доклада Макларена» (в котором нет доказательств) и показаний беглого уголовника Григория Родченкова (который тоже не представляет доказательств). На изложение двух источников у комиссии Освальда ушло сорок семь страниц. Принять подобное решение можно только в одном случае: если ставить перед собой цель не разобраться, не доказать что-либо, а банально «обставить юридически» поставленную задачу на унижение конкретной страны. Процитируем самого Освальда: «МОК посчитал, что выводы профессора Макларена настолько серьезны, что позволяют предположить, что все российские спортсмены высокого уровня были частью системы. Только спортсмены, способные опровергнуть это предположение, могут быть допущены к Играм. Так как система была разработана для того, чтобы скрывать следы употребления допинга, в данных обстоятельствах считаем правильным переложить бремя доказывания».

РИА Новости https://ria.ru/analytics/20171129/1509772531.html

[11] Лондон не предоставил своим партнерам доказательств в деле расследования отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля. Эту информацию подтвердили послы иностранных государств, посетившие специальный брифинг в российской дипмиссии в Великобритании, сообщили агентству РИА Новости в посольстве.

[12] Ссылаясь на 2000-процентный рост его использования в 2016 году по сравнению с 2015-м.

[13] Такова, например, Сара Волластон — депутат британского парламента от Консервативной партии и член Vote Leave — покинула эту организацию в знак протеста, резко раскритиковав использование механизмов «политики постправды».

Американский журналист Эрик Альтерман впервые заговорил о «политической среде постправды» в США и использовал термин «президентство постправды» в своём анализе дезориентирующих заявлений, сделанных администрацией Буша после событий 11 сентября 2001 года. В своей книге 2004 года Колин Крауч использовал фразу «постдемократия».

Далее термин «политика постправды» был взят на вооружение Дэвидом Робертсоном в статье в Grist 1 апреля 2010 года. Там термин был определён как политическая культура, в которой публичное содержание политики (общественное мнение и содержание новостей) почти полностью оторвалось от сути законодательства.

[14] Памфлетные войны, появившиеся с распространением печати и грамотности в XVII веке, были описаны ею как ранняя форма политики постправды. Клеветнические и саркастичные памфлеты, напечатанные самым дешёвым способом и распространяемые повсеместно, способствовали разжиганию войн и революций, как то: Английская гражданская война и Война за независимость США.

[15] События в ноябре 1989 года, в результате которых пал коммунистический режим в Чехословакии, начались 17-го ноября, с распространения среди наивных людей слухов о том, что власти убили студента Мартина Шмида. Классический ход американских провокаторов по имени «сакральная жертва». Но Шмиду удалось как-то убежать и спрятаться, и его… не убили. Гнев за убийство неубитого вызвал сильную волну протестов, которые, в итоге, обрушили власть в в Чехословакии. А укрывшегося от киллеров ЦРУ Шмида потом решили не убивать, раз и так всё получилось. Он до сих пор раздаёт интервью!

[16] Китайский лунный ровер не нашел доказательств американских лунных посадок. (ИА Синьхуа). Миссия Китая на Луну не нашла ни одного клочка доказательств того, что американцы были когда-либо там. Фотографии лунной поверхности теперь проанализированы и показали, что области, в которых американские площадки приземления и никаких признаков деятельности вообще. Но самое главное: на снимках, переданных китайским луноходом, «Нефритовым зайцем», поверхность нашего естественного спутника предстает коричневой, а не серой, как на поддельных американских фото.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина