Путин, стоящий сзади

Артём Сергеев 24.12.2017 10:15 | Политика 592

Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей, за которыми мы будем стоять сзади. Не впереди, а сзади.

Памятная фраза великого комбинатора, мастера многоходовочек, а, по совместительству, наногения. Всё время, пока с разной интенсивностью продолжается война в Донбассе, я раздумывал, пытаясь понять смысл сказанного Солнцеликим.  То ли в силу природного скудоумия, то ли в силу непонятных телодвижений, решений и поступков Кремля смысл сказанного Темнейшим ускользал в туман его словоблудия.

Как так, думалось мне, если ты пообещал пресечь уничтожение людей нацистами, ты вдруг останавливаешь контрнаступление ополчения и запрещаешь им добить фашистскую заразу в зародыше, пока она ещё не окрепла и не заматерела. Ты не только запрещаешь уничтожить укровермахт, ты даже не даёшь отогнать его от восставшего Донбасса на безопасное расстояние! На расстояние, недосягаемое для их танков, пушек и «Градов»! Мало того, ты продолжаешь сотрудничать с карателями, поставляя им солярку и бронированную сталь. Ты лечишь их на своей территории и отправляешь опять истреблять народ Донбасса, поверивший тебе! А незадолго до всего этого, ты предоставляешь нацистам вооружения, вывезенные из захваченного тобой Крыма!

Так что же это такое: «стоять не впереди, а сзади»? Может, это лепетать озабоченности, звучавшие поначалу из уст сильнейшего дипломата современности Лаврова? Ведь они, эти столь важные озабоченности, одним своим грозным звучанием разворачивали полёт украинских снарядов и возвращали их агрессору. Как иконы Николая, второго по счёту, останавливали украинские танки в степях Донбасса, если придуравошная Поклонская не врёт.

Или нет, скорее всего «стоять сзади», это демонстрировать своё нестерпимое гостеприимство людям, уехавшим от войны в Россию, которую они, по инерции памяти, любят как родную, ассоциируя её с СССР. «Стоять сзади» — это создавать массу абсурдных препонов на пути приобретения беженцами гражданства или, хотя бы, разрешения на работу для прокорма своих домочадцев. По рассказам вернувшихся из путинского рая невыносимого блаженства дончан, там у многих создавалось впечатление, что у каждого за спиной стоял угрюмый хозяин, недовольный непрошенным гостем. Хозяин, который с трудом сдерживается, чтобы открыто не выгнать посетителя. И сдерживается этот хмурый монстр не из братских чувств, а из опасения, что наблюдательные соседи всё окончательно поймут и станут судачить, а могут и лишний раз плюнуть в горбатую спину, хотя ему к этому не привыкать, за годы правления беспринципной путинской камарильи, у них выработался стойкий иммунитет на плевки и поджопники.

А может, «стоять сзади» — это выдавать защитников Донбасса их врагам, на Украину? Конвоир ведь обычно идёт за спиной, сзади. Ведь они, бывшие ополченцы, уже не нужны путинской власти. Они свою задачу выполнили. Теперь они даже опасны, ибо видели своими глазами предательство Донбасса самым влиятельным президентом в мире, истинным хозяином своего слова, которое он может дать, а может и забрать. Теперь эти ребята, свидетели Минского сговора, могут просветить наивный российский электорат, ослеплённый бутафорским блеском Солнцеликого. Могут поведать, что молится это, обманутое быдло-ящиком, сообщество не на того бага. Что бог этот в любую секунду может продать, предать, или кинуть не за понюшку табаку – стоит только возникнуть угрозе его непосильно нажитому арсеналу виолончелей.

А что, если пресловутое стояние сзади – это попытка улизнуть от кардинального решения важных вопросов. То есть спрятаться за спинами населения, своего или чужого, юркнув в подворотню, и ждать там, надеясь на авось. Авось пронесёт, авось само рассосётся, авось меня из защитной подворотни не вытащат на свет божий. За спинами как-то теплей и спокойней. Но тогда, если уж ты рождён трусом, почему ты не обратился к тому же населению с покаянием, раскаянием в содеянном тобой и твоей шайкой? Тебя бы поняли и поддержали в твоём стремлении всё в стране наладить. Вернуть украденное, восстановить разрушенное и наказать виновных. Но нет ни обращений, ни раскаяний, ни предложений сплотиться и построить из бензоколонки настоящую державу, одну шестую суши, чтобы снова задымили фабричные трубы, чтобы заводские гудки снова позвали бы в цеха миллионы тружеников. Чтобы снова наши поля пахали бы комбайны «Дон», а не «Джон Дир». Эх, зажили бы снова на зависть партнёрам за большой лужей! Но нет, за спинами как-то уютней: за шиворот не каплет, а друзья одобрительно похлопывают по плечу и продолжают наперегонки грабить многострадальную страну с криком «Банзай!».

И тут меня осенило! «Помогли» показательно участившиеся безнаказанные обстрелы Донецка украинскими карателями. Ясно привиделась картинка, когда один громила, воспользовавшись доверчивостью и наивностью поверившего ему человека, стоя у того сзади, за спиной, скрутил ему руки, чтобы тот не смог сопротивляться, а мелкому, сопливому гопнику позволил бить растерявшегося человека сколько угодно и куда только гопник захочет. И, чем больше входил в азарт гопник, тем крепче держал человека предатель-громила.

Прохожим, которые видели истязания гопником доверчивого человека, громила пояснял, дескать, это у них мир такой, минским называется, а то, что прохожие видят, это ни в коем случае не избиение – это такое стремление к вечной дружбе и совместному проживанию. Прохожие, естественно, проходили мимо – уж больно грозен и несговорчив был громила.

Некоторые его боялись, некоторые брезговали с ним общаться, ибо ни для кого не были секретом тёмные, зачастую позорные, делишки громилы и его подельников. Но все прохожие, как один, делали в своей памяти зарубку: дружить с громилой или никак, или с позиции силы, у кого она есть. Отдельные, особо продуманные прохожие, пользуясь тупостью и недальновидностью громилы, который уверенно превращался в простого барыгу, пытались выудить у него какие-то блага или преференции, посулив тугодуму любовь и дружбу, а, иногда, просто его похвалив. Срабатывало безотказно.

Вот что значит «стоять сзади» по-путински. В Донбассе это стояние продолжается без малого четыре года. Одна ложь переходит в другую, одно «перемирие» в другое. Подлость продолжает свой нескончаемый кровавый круговорот в Донбассе. А за это время самый главный стоятель-сзади теряет авторитет в глазах всего мира, теряет друзей и единомышленников, медленно, но уверенно превращаясь в изгоя. И всё бы ничего, ну его, пусть превращается, пусть его друзья превращаются сначала в соперников, а потом и во врагов. Но, глядя на него и его поведение, и к нам, к русским, к бывшим советским, в мире создаётся такое же отношение.

Кто после минского сговора поверит, что русские своих не бросают? Ведь уже бросали балканских русских – сербов, бросали русских в Прибалтике, Казахстане, в Средней Азии, на Украине… А ведь поверят. Снова найдутся дончане, луганчане или какие-то ещё чатлане, которые снова купятся на дешёвый блеф лидера кремлёвской ОПГ, опасного в своём стремлении к наживе и власти. Человека, позволяющего безнаказанно убивать не только русское население Донбасса, но и не обращающего внимание на неуклонное обнищание русского населения самой России, которого становится всё меньше.

Благодаря патологической лживости, жадности и страху, потеряв власть, понести заслуженное наказание, многоходовочник совершает непредсказуемые политические кульбиты. Когда от него ждут поступков, он прячется в кусты своего пресловутого грозного молчания или выдаёт на гора такое решение, которое зачастую обескураживает своей нелогичностью и предсказуемо плачевными последствиями. Причём всё его творчество имеет один результат — провальный, вредный для России и русских людей.

Поэтому действия Путина нельзя предсказать, а кремлёвская пропаганда хвастливо именует их «ассиметричными». Ибо нормальный человек, когда хочет предугадать действия оппонента, обычно руководствуется общечеловеческими установками, предполагающими наличие норм поведения: хоть какой-то морали, чести и достоинства. Но в случае с кремлёвским гроссмейстером, всегда ошибается, ибо эти чувства у него отсутствуют напрочь. Видимо, не даром в бытность его работы в Дрездене, как утверждают злые языки, сослуживцы звали его Бледная Моль. А злые языки частенько бывают самыми правдивыми.

Как долго ещё продолжится стояние Путина за спинами наших женщин и детей – нам не известно. Ответ знают только партнёры из Госдепа, которые уверенно ведут гроссмейстера в русле своих решений и своей политики окончательного превращения России в колонию Запада.

Остались последние редуты, которые обороняют люди, рождённые в СССР и сохранившие память о былом величии страны.

Редактор «Народного Журналиста» Артём Сергеев

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина