Зачем на российском ТВ так много ток-шоу

Волк В.В. 3.11.2020 17:51 | Политика 130

Для начала разберёмся, что это. В общепринятом понимании — это телепередачи разговорного жанра, в которых участвует несколько экспертов (учёных, политиков, политологов, представителей власти, писателей, журналистов, известных людей), обсуждающих предлагаемые ведущими темы. Есть ещё зрители, как правило — массовка. То есть люди, заранее проинструктированные и подготовленные, что делать, кому аплодировать, кому свистеть и т.д. Шоу — оно и есть шоу.

Поэтому и обсуждение темы — это тоже элемент шоу. Результирующая его часть — что получит на выходе гражданин России, общество, государство — не имеет никакого значения. Главное — привлечение аудитории на подыгрывании её низменным инстинктам, комплексам генетически закрепленных у индивида неосознаваемых установок последовательности действий и алгоритмов поведения, которые обеспечивали предшествующим поколениям успех в выживании. Их несколько, основные- самосохранение, исследование, продолжение рода, доминирование, свобода, сохранение достоинства (и, естественно, вытекающие из них чувства — страха, ненависти, любопытства, негодования, любви и т. д.).

Если в шоу ярко представлены все эти компоненты, то передача считается популярной. И обильно «орошается» рекламными вложениями. На российском ТВ представлены два основных вида ток-шоу — общественно-политические и скандально-бытовые. Рекламодателям в основном нет дела до светских бесед на темы нравственности, морали, поэзии или физкультуры. И не потому, что народ не любит литературу и спорт.

Рекламодателю нужен градус дискуссии. Чтобы в орущей студии невозможно было разобраться в сути проблемы, чтобы никто не вникал в здравые мысли, чтоб летели искры и рвались волосы, а зритель переставал адекватно воспринимать льющуюся с экрана информацию. Тогда перерыв на рекламу удачно впишется в концепцию передачи, а сама реклама (на отрицательном общем фоне)будет воспринята положительно. Собственно, ток-шоу существенно бьют по мозгам, по нервам, по уровню образования. Насмотревшись телевизионных демагогов у нас пол-России уже превратилось в экспертов и цитирует мнения говорящих голов ТВ в социальных сетях. Незаметно идёт разложение общества, основ его устойчивости, гармоничного сосуществования, сопротивляемости и выживаемости. К чему это может привести? Хороший пример — Украина.

Там ток-шоу начали крутить гораздо раньше, чем в России. Не случайно и многие российские телезвёзды рванули на Нэзалэжную. На украинском ТВ покрутились и Михаил Галустян, и Анфиса Чехова, и Юлия Высоцкая, и Ксения Собчак, и Андрей Малахов, а журналисты Евгений Киселёв, Савик Шустер буквально прописались в Киеве.

Здесь две причины. Первая — хорошее финансирование, причём не украинское, западное, большинство передач ставилось по лицензиям телекомпаний Британии и США. И ведущие зачастую получали зарплату не от телеканала, а от той телекомпании, у которой выкупили лицензию на телешоу. Вторая причина, её ещё до войны обозначил Андрей Малахов: «На российском ТВ делать такую передачу я не мог, а на Украине цензуры не было. К тому же Киев — город замечательный, жить там одно удовольствие. Цены на одежду и продукты значительно ниже, а качество ничем не хуже».

Украинские ток-шоу обильно сдобрили негативом и агрессией украинское общество, что нашло своё отражение в событиях 2013–2014 годов, а затем в непрекращающейся войне против Донбасса. Раньше многие граждане Украины завидовали россиянам, что у них нет такого информационного кошмара, который выливался с экранов киевских телеканалов.

Телекритик Юрий Богомолов несколько лет назад по этому поводу резюмировал, что «украинский шоу-бизнес не настолько развит и, видимо, несильно прихотлив. Он подбирает то, что у нас становится негоже, надоедает телезрителям и продюсерам». Но, как говорят, недолго музыка играла… За несколько лет «недоразвитый» шоу-бизнес для неприхотливого телезрителя прочно прописался в путинской России. Более того, к нему, не взирая на официальные запреты, потянулся украинский зритель.

Нужно полагать, что на такое безнравственное и разлагающее телевидение поступил заказ. То, что раньше казалось «негожим», с чего посмеивался среднестатистический россиянин, глядя на Украину, стало очень даже востребованным. Особенно банкротящемуся путинскому режиму.

Вопрос: для чего? Ответ лежит на поверхности, и его многие чувствуют инстинктивно. Все отмечают обилие обсуждаемых в политшоу макро тем: события на Украине, протесты в США, Франции, Германии, Белоруссии, война в Сирии, Донбассе, в Арцахе-Карабахе и т. д. Настолько ли важна для российского потребителя информации тема локальных негритянских погромов в США, которой посвящаются часы шоу?

Вряд ли. Это не есть предмет общественного интереса внутри России. Этот интерес создаётся искусственно, подогревается, чтобы граждане меньше фокусировали своё внимание на внутреннем плачевном положении дел в России. Чтобы у россиянина создалось ощущение, что плохо везде, кроме России, и меньше думал, больше рефлексировал. Помните крылатую фразу Путина «Вы что, хотите, чтобы было как на Украине»? В ней сказано всё — и в строках, и между ними.

Чем выгодны режиму обилие скандальных микротем — о браках, разводах, семейных драмах, болезнях, сумасшедших артистах, чрезвычайных происшествиях и т. п.? Да тем, что они переносят ту же картину мира на микро уровень. Чтобы человек видел окружающую его чернушную действительность и радовался, что у него ещё не всё так плохо: жена не проститутка, муж не убийца, сын не наркоман, дочь не бессовестная блогерша. Вы ведь не хотите, чтобы у вас было так, как у неблагополучного соседа? Человек замкнут в своём мирке. Ему не до политики. Он просто выживает. И радуется, что у него всё не так уж плохо. Идеальный мир и идеальные граждане для режима, приватизировавшего и грабящего Россию. Чего большего желать Путину и Ко? Такое ТВ гармонично вписывается в систему управления массами. Но ведёт в никуда. И каждый это понимает, только не все говорят и возмущаются.

Михаил Демурин, резюмируя по поводу телевизионных ток-шоу, пишет: «…Мы хотим гордиться своей страной не только за её авторитет в мире и успехи в международных делах, но и за её собственное качество политики и реальной жизни. Верную направленность внешнеполитической деятельности страны, а главное — её последовательность, может обеспечить только духовное, интеллектуальное, культурное и, что немаловажно, физическое здоровье нации».

Но какое политическое движение имеет чёткое видение программирования будущего устройства информационно-культурной компоненты российского государства? На сегодня это только команда ПНТ. В Программе Сулакшина есть пункт «Общеидеологические вопросы», поясняющие позицию по этому вопросу.

Тезисно:

— России будут возвращены идеалы смыслов, надежды и веры, цели и целеполагания ее развития. Возвращение высших ценностей государства и общества — единой идеологии страны станут приоритетными и закреплены конституционно.

— Будет издана новая методическая и учебная литература; будут изменены учебные стандарты. Будет активизировано идеологическое ориентирование культурного и информационного государственных заказов. Институционально обустроится механизм, обязывающий высших государственных руководителей публично проводить четкую идеологическую линию. Пройдет формирование идеологически убежденного кадрового корпуса. Государственное управление будет полностью сориентировано на реализацию высших ценностей российского государства. Государство будет строиться как ценностно-ориентированное.

— Изменится кадровый состав центральных общероссийских СМИ и содержание их информационных потоков. Включатся механизмы нравственной цензуры. В массовом сознании начнут культивироваться духовные ценности, цели и поведенческие императивы. Общественное сознание начнет меняться в сторону очеловечивания. Образование, воспитание, СМИ, пропаганда, реклама, культурное строительство будут объединены этим принципом. Страна вернет себе смыслы и ценности во всех сферах своей жизни.

— При этом СМИ получат государственные дотации, достаточные для их экономической независимости от частного интереса. Реклама в массовых СМИ будет ограничена; для целей рекламы будут созданы специализированные издания и программы. Будет принят закон «О защите нравственности, психического здоровья и психологического состояния потребителей продукции СМИ, Интернета, издательской деятельности».

А нужны ли будут ток-шоу? Возможно, и нужны. Но иные. После которых человек станет не агрессивнее, а добрее, не глупее, а умнее, не обескураженным, а приободрённым, не беспомощным, а мужественным, не подавленным, а воодушевлённым, и его рука потянется не к бутылке, а к хорошей книге. И такие ток-шоу будут служить не кошельку владельцев СМИ и благополучию властной группировки, а всему обществу и каждому гражданину в отдельности.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора