Боровский след

Елена Шулепова Татьяна Ткачева 21.11.2018 14:04 | Самое интересное 29

В городах Центральной России сносятся исторические здания

Следственный комитет России по поручению главы ведомства Александра Бастрыкина начал проверку фактов сноса исторических построек в центре Боровска Калужской области. По ее результатам «действиям городских властей будет дана принципиальная оценка», сообщает официальный сайт ведомства.
Усадьба Страхова в Туле пережила пожар. Что теперь будет с домом — неизвестно. Фото: Елена Шулепова/РГ

Скандал со сносом исторических домов в Калужской области получил широкий общественный резонанс далеко за пределами региона. Это неудивительно — аналогичные проблемы есть во всех исторических городах. Постройки сносят, они горят или разваливаются. Зачастую статус объектов культурного наследия таким домам не присваивается — или же по каким-то причинам снимается. Конечно, это не случайность: исторические здания мешают новому строительству, в том числе высотному.

Модерн под снос

В Калужской области в один день снесли дом архитектора Яковлева в областном центре — деревянное строение в стиле модерн начала ХХ века и три здания в центре Боровска. Всего же в Боровске под снос определено 17 деревянных построек, жильцов которых расселили еще в феврале. Как минимум два из этих зданий, по словам краеведов, имеют «выявленные признаки объектов культурного наследия». Калужский дом Яковлева десять лет назад по неизвестным причинам был исключен из списка объектов культурного наследия. Затем земельные участки этого и соседнего зданий продали, и в результате собственник распорядился строением по-своему — снес его. И это несмотря на то, что дом Яковлева в прошлом году (по согласованию с жильцами) был отреставрирован энтузиастами движения «Том Сойер Фест», потратившими на это около 300 тысяч рублей.

Глава администрации города Дмитрий Разумовский после сноса дома Яковлева заявил, что собственник уничтожил строение, не поставив в известность городскую управу.

— Законность сноса дома Яковлева будет проверена, а проект планировки не будет утвержден без мнения горожан, — сообщил Разумовский.

Глава региона Анатолий Артамонов, комментируя ситуацию на рабочем совещании регионального кабмина, заметил, что на реставрацию объектов исторического наследия в бюджете денег нет, и предложил привлекать к реконструкции частный капитал. Он уверен, что есть «инвесторы-патриоты», готовые вложить деньги в восстановление старинного здания: «Не так много, но они есть. Отдавайте им разваливающиеся дома, ведь, как правило, находятся такие здания в центре. Пусть занимаются ими с учетом всех существующих законодательных ограничений».

Принцип прост: муниципальную собственность передают желающим возрождать исторические здания, они вкладывают средства в реконструкцию, а не выкупают землю за круглую сумму, чтобы строить «памятники своим кошелькам». Власти Боровска, похоже, пока к этому не готовы. К сносу определены дома именно в центре города, где самая дорогая земля. На окраинах тоже есть ветхие строения, при этом не представляющие особой значимости для исторического облика. Однако «расчистить» поспешили именно те участки, которые можно продать подороже.

Потерял подлинность

В разгар скандала вокруг дома Яковлева калужские общественники ставили в пример своим властям опыт Рязани. Действительно, в Рязанской области объявлен мораторий на снос домов, построенных до 1917 года. Документ появился в мае прошлого года после скандала со сносом дома Коровкина в центре города, принесенного в жертву аппетитам застройщика.

В августе этого года в Рязани прошел первый форум древних городов, на который собрались ведущие архитекторы, историки, руководители турбизнеса из 50 городов 13 стран мира.

В ходе дискуссий специалисты отмечали, что в центр исторических городов нельзя допускать современные высотки — им место на окраинах. Как подчеркнул президент Союза архитекторов России, академик Николай Шумаков, сегодня главная задача — реставрация, а за ней следует вторая — встраивание современной архитектуры в исторические центры. Но сначала надо сохранить то, что имеется.
Увы, сохранить исторические здания с помощью бизнеса удается далеко не всегда. Так, в первых числах октября Госинспекция по охране объектов культурного наследия Рязанской области в ходе внеплановой проверки обнаружила, что в результате так называемой реставрации памятника федерального значения — Гостиного двора ХVIII-ХIХ веков — объект «во многом утратил подлинность».

К сносу чиновники опеределили дома именно в центре города, где самая дорогая земля.

Дом 31 на улице Ленина был передан в долгосрочную аренду ИП Новикова И. Ю. при условии проведения полной реставрации памятника. Однако предпринимательница привлекла к работам не профессиональных реставраторов, а «неизвестных лиц», не имеющих соответствующей подготовки. Материалы проверки госинспекция направила в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела по статьям 243, 243.1 УК РФ, предусматривающим наказание за нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия.

И это не единственный подобный случай. На днях по представлениям инспекции администрацию Рыбновского района оштрафовали на 3,2 миллиона рублей — за выдачу разрешений на строительство в охранной зоне Есенинского музея-заповедника. Чиновники, правда, с этим решением не согласны — администрация подала апелляцию.

Разгорелось пламя

В Туле, на пересечении улиц Свободы и Пушкинской, минувшим летом горело деревянное здание. В сводках МЧС оно фигурирует как нежилой дом. Между тем это культурный объект регионального значения — «Жилой дом с флигелем Н. П. Страхова». Усадьба была построена во второй четверти XIX — первой четверти XX века. В 2014-м дом был расселен, а в июне этого года, как сообщили в пресс-службе регионального правительства, приватизирован. Новый собственник подписал акт технического состояния объекта культурного наследия и план ремонтно-реставрационных работ и благоустройства его территории — с июня 2018 года по июнь 2022-го. Но уже через месяц дом загорелся… А в январе на улице Свободы горел дом № 52. В роскошном здании XIX века до недавнего времени находился штаб 106-й дивизии ВДВ. После ухода военных оно было передано в безвозмездное пользование госучреждению «Центр по охране и использованию памятников истории и культуры».

В качестве положительного примера успешного сотрудничества с бизнесом в этом плане власти приводят дом Конопацких. Он был отдан в аренду на 49 лет за один рубль в год обществу с ограниченной ответственностью. Сегодня в здании-памятнике восстановлено отопление и электроснабжение, реставрируют фасадную лепнину. Но эти одинокие исторические особняки окружены высотками. Неповторимая городская среда потеряна, считают местные краеведы, пытаясь сохранить оставшееся или хотя бы не допустить строительства высоток рядом со старинными кварталами.

Тем не менее сейчас в Туле реконструируют исторические кварталы вокруг кремля в рамках государственно-частного партнерства. Больше всего повезло особнякам, в которых после восстановления расположатся филиалы федеральных музеев — здесь отношение к реконструкции исключительно грамотное. Неплохо сохраняют историческую недвижимость и банки — солидное учреждение может себе позволить отреставрировать дорогостоящий офис, сохранив предметы старины. Есть примеры размещения в бывших особняках гостиниц и офисов. Любопытен проект «Новое городское пространство «Искра»: инвестор восстанавливает историческую застройку, весьма аккуратно встраивая в нее современные здания. Но окупятся эти затраты, по словам инвестора, лет через пятнадцать.

А как у соседей

В Воронеже историческая застройка серьезно пострадала от бомбежек в годы Второй мировой. По большому счету, от нее остался лишь ансамбль проспекта Революции (бывшей Большой Дворянской), разрозненные памятники на других центральных улицах и «островки прошлого» в частном секторе правобережья. Но далеко не все из этих зданий, в основном XIX века, имеют охранный статус, да и силу его преувеличивать не стоит.

Символична судьба дома купца Балашова — в 2013-м при возведении второй очереди торгового центра «Галерея Чижова» от него оставили только переднюю стену. Вовремя заметить и прекратить такое бесчинство было сложно, так как здание огородили щитами. Когда краеведы забили тревогу, застройщик развел руками — мол, в памятник нечаянно въехал грузовик, вот все и посыпалось. После вмешательства прокуратуры компания уплатила штраф в 20 тысяч рублей, а позднее была вынуждена восстановить дом в полном объеме (формально предметом охраны являлся фасад). Но от строительства ТЦ на этом месте отказаться не смогла и взгромоздила его прямо над крышей купеческого особняка. Фасад новодельного «памятника» оказался обрамлен стенами торгового центра с трех сторон. Входа с улицы нет.

Этот воронежский казус попал в «Идиотеку» Артемия Лебедева. Прежний руководитель областного управления архитектуры Марина Ракова, однако, указывала, что подобное обращение с историческими зданиями нельзя считать вопиющим, в городе есть и более одиозные примеры. Так, на улице Карла Маркса около памятника Есенину можно увидеть многоэтажную зефирно-розовую новостройку с зеленой крышей. Только стоя у ее подножия, заметишь, что первый этаж когда-то был старинным. На улице Куколкина над домом Титовых нависает офисная «стекляшка».

Много лет тянется скандальная история с двухэтажным объектом культурного наследия на улице Дзержинского (у кинотеатра «Спартак»), бесследно поглощенным высотной новостройкой «Воронежагропромстройкомплекта». Ее начали возводить 15 лет назад, и горожане успели позабыть, как выглядело это место раньше. На стене угловатого нового здания, которое язык не повернется назвать украшением «тихого центра», красуются барельефы, но от памятника архитектуры, по мнению экспертов, не осталось ничего. Поэтому управление по охране объектов культурного наследия не подписывает документы, необходимые для введения нового дома в эксплуатацию. Люди там живут, но зарегистрировать право собственности на квартиры не могут. Застройщик судится с мэрией.

Ну а самое старое каменное здание Воронежа — дом Гардениных в Фабричном переулке давно стоит пустым и разрушается. Взять его под опеку хотели и инвесторы, и община соседнего храма, но консенсус найден не был. Реставрировать здание без постройки на прилегающем участке многоэтажного комплекса бизнесу невыгодно.

Сейчас на главной
Статьи по теме