Цыганская мечта

Вазген Авагян 19.09.2018 16:52 | Экономика 54

Заигрывание пост-советских антисоветских псевдоэлит (того сбора, который сейчас и.о. «элита») с западным образом жизни напоминает душераздирающее противоречие из анекдота про цыгана. Цыган хотел научить лошадь не есть. Сама идея казалась блестящей: экономия на кормах колоссальна, чувствительна для семейного бюджета. Проблема в том, что лошадь, в пару недель совсем было привыкавшая не кушать – помирала…

Давным-давно в слабеньких и сумрачных умах «практичных людей», которым в руки попала великая держава, родилась мечта: «Мы Европа!».

Это мечта столкнулась с суровой реальностью, которая всякий раз за ухо возвращает двоечников в родной угол: «мы это мы, а не Европа».

Человеку, рационально мыслящему, понять совсем нетрудно, что единственный путь к европейскому бытовому изобилию – лежит через антиевропейство. Что Пётр I не случайно воевал со Швецией, а не сдался ей в качестве колонии или протектората. Почему? Потому что если ты претендуешь стать лидером – тебе нужно разобраться с предыдущим лидером. Это касается всех сфер жизни, включая, конечно же, и потребительскую сферу, самую важную для «перестроечного» обывателя. Невозможно стать лидером на условиях действующего лидера, невозможно достичь его уровня пресмыкательством перед ним.

«Европейская жизнь» и «Жизнь, выгодная Европе», навязываемая Европой — совершенно разные жизни. И даже противоположные. Одна — для своих. Другая — инструмент вышибить из чужих все блага для своих. Понимаете разницу?!

Ведь потребление – это не таинственная духовная благодать, которая раздаётся рукоположением от апостолов! Потребление – это набор вещей. Вещи – они такие: или тебе, или не тебе.

Если у кого-то много ценных вещей – то у другого их мало. Поэтому если вы, облизываясь на чужое богатство, начинаете играть по навязанным им правилам, то всегда происходит одно и то же:

-Раз правила игры его, а не ваши…
-Он их устанавливает всегда так…
-Что он становится всё богаче и богаче, а вы с каждым оборотом – всё беднее и беднее.

+++

Не так уж это сложно, дорогие читатели: если час труда одного человека обменивается в процессе разделения труда на 10 часов труда другого человека, то:

-После первого часа один опережает другого на 9 часов.
-После второго часа уже на 18 часов
-После третьего часа – на 27 часов, и т.п.

То есть он уходит в отрыв по возможностям потребления, и отрыв нарастает в геометрической прогрессии. То есть на одном полюсе нарастает богатство, на другом – обеспечивающая это богатство нищета.

Условно говоря:

-Два человека за день выработали потребительских благ в размере 16 человекочасов труда. В нормальной экономике каждый из них получит по 8 рублей (допустим) – по рублю за час. В экономике колониального типа один, выработав 8 рублей, получает 14, а другой, выработав те же 8 – 2 рубля.

Конкретный пример того, о чём я говорю: международный финансовый сервис ValuePenguin сравнил цену на чашку кофе латте из кофейни «Старбакс» в разных странах. ValuePenguin предложил сравнить не просто номинальные цены, пересчитав их в общей валюте по официальным курсам, а сделал поправку на паритет покупательной способности.

То есть посчитал диспаритет цен через стоимость одинаковой для всех стран корзины товаров. И вышло, что самый дорогой в мире кофе – в России, а самый дешевый – в США. В США чашка латте стоит 2,75 доллара, а в России (с поправкой на ППС) – 12,32 доллара. Если бы цена рубля была экономически-оправданной, то рубль стоил бы в три раза дороже – по ППС. Это исследование показало, насколько занижена в России стоимость труда.

Естественно, когда дни идут за днями, и один получает больше своего реального трудового вклада, а другой – меньше, положение метрополии становится всё более завидным, а положение колониального лимитрофа – всё более чудовищным. Это отношения вампира и жертвы.

+++

Нельзя выйти из этой ситуации, если пресмыкаться перед богатой и процветающей стороной мирового разделения труда. Ведь все её богатство и процветание сложились, в основном, из конфигурации финансовых потоков, которые обильно (за два участка) орошают одно поле и оставляют пересыхать другое поле.

Вообразите (тоже для лёгкости понимания) – двух крестьян и одну реку. Предположим, что их земельные наделы по всем параметрам одинаковые (мы теоретики, нам можно делать такие допущения).

Но поливальная система устроена так, что одному воды на участок подаётся много и дёшево, а другому – мало и очень дорого (вода, если кто не понял, это финансы, капиталовложения). Нетрудно понять, что хотя весной начинали крестьяне с одинакового уровня – к осени у них будет совсем разный урожай.

А если ситуация многолетняя, то крестьянин, получающий полноценный полив, заведёт себе умные сельхозмашины, разную механизацию, минерализацию, сможет оплатить консультации лучших агрономов и т.п. Тот же, у кого все посевы пересыхают до жалкого вида, войдёт в ситуацию российского автопрома, про которые злые языки говорят, что он «отстал навсегда».

Но виноват-то не автопром, а тот, кто сделал отвратительную систему обмена с заграницей: им все сладкие корешки, России все горькие вершки. И наоборот – если сладки станут вершки…

Помните ли вы басню о львиной доле?

+++

Начиная с советских времён, и даже задолго до Горбачёва – советская «элита» старалась «понравиться Европе». Эта болезненная страсть получить чужое одобрение – много с чем связана, и мы разберём источники подробно, но не в этой статье.

Проблема же в том, что нравится Европе только тот деятель, который убивает свою страну. А если он понимает, что в погоне за лайками убивает свою страну и пытается прекратить самоубийство – он тут же перестаёт нравиться Европе.

Вот и получается очевидная в истории череда: всякий правитель, уважаемый здесь – проклинаем там, и наоборот. Всякий, кого хвалят там – проклят народом здесь.

Потому что если он делает что-то путное, там считают упущенную выгоду. А если он здесь всё крушит и губит – там с удовлетворением отмечают рост прибыли…

Знаем ли мы причину? Знаем.

Экономика никогда и нигде не бывает только созиданием. Она всегда связана с конфискациями, отбором, насильственным или мошенническим перераспределением.

Даже самая пасторальная Аркадия – не без этого. Вот, к примеру, растит хлебушек крестьянин. Казалось бы, кого он обобрал? Всё своим трудом, своими руками…

Но так думает только горожанин, и только глупый горожанин. Спросите самих мужиков – кого обобрал обработчик земли! Спросите безземельных батраков, которые хотели бы иметь эту землю – но не имеют, потому что она досталась Ему! Поинтересуйтесь, сколько он платит за солнечное освещение, за дождик, за свойство плодородия почв, за свойство семени давать урожай! Он это присваивает лично себе – а ведь всё это дано всем, а не только ему…

С разделением труда усиливается и конфискационный мотив. Он носил зачаточный и относительно-безобидный характер у натурального хозяина земли (хотя спросите у безземельных батраков – насколько «безобидна» власть одного человека над земельным участком). Но в современном городе конфискационный мотив приобретает совершенно гомерический характер.

Один не работает – но очень сладко ест. Другой работает много, тяжко – но не ест. Неужели вы думаете, что у народов и стран по-другому?

Мировое разделение труда предполагает, что страны-гегемоны сосредоточат в руках своих наций сферы деятельности высокодоходные, чистые, лёгкие, удобные и приятные. А всё, за что платят мало, что грязно, тяжко, неудобно и неприятно – свалят на периферию мирового рынка.

Вот и получается: в одной стране ты блаженствуешь экономически только потому, что имел счастье в ней родиться. А в другой ты можешь трудиться до седин – и не иметь ничего, кроме миски похлёбки.

Потому что мировое разделение труда, глобальные финансовые потоки – сложены в пользу вполне определённых «держателей». А это значит – что за льготы и привилегии одних – двойным трудом и двойной нищетой заплатят другие.

+++

До тех пор, пока бедняк не осознает, что богатый богат не просто так, не сам по себе, а за счёт бедняка – ничего путного от жизни ждать не приходится.

Правитель России получает уважение Европы, если он работает на Европу. А значит – против России.

Если же он работает на Россию, то, получается, против Европы. И тут ничего личного, только бизнес: если нечто моё – оно не твоё, если оно твоё – то не моё. А если поделили поровну, то каждому только половина…

Вопрос экономики в том, как распределяются сладкие и горькие вершки/корешки по итогам труда. Если они делятся по-честному, 50 на 30, и сладкие и горькие, то у каждого образуется рыночная упущенная прибыль в размере 50% от дохода. Теоретически доход мог бы быть на 50% выше, если бы смежнику не дал ничего, показал ему фигу, как хитрый мужик глупому медведю.

Доход может вырасти на 40% если отдал смежнику 10% прибыли вместо половины. Может вырасти на 30, 20% при той или иной степени распределительного мошенничества.

Конечно, Европа (как и США – теперь и они на этой почве с Европой ссорятся) заинтересована, чтобы все элитные виды деятельности сосредоточить у себя. А все грязные и непрестижные – передать за границу. Чтобы получать, по меткому слову Ю.Шевчука «100 вагонов баранины в обмен на 2 вагона резиновых сапог» (песня «Периферия»). Сапоги эти – синтетическая штампованная дрянь, цена им – копейка, но ведь это как подашь! Если у периферии нет собственного резинотехнического производства, то придётся за два вагона калош отдавать сто вагонов баранины…

В итоге одни ходят сытые – и в лучших сапогах. А другие голодные – и в худших, низкого сорта, сапогах, переданных за баранину.

+++

Тот правитель, который позволяет Европе играть со своим народом в такие игры (Александр II, Хрущёв, Горбачёв, Ельцин и др.) – на Западе прославляются и превозносятся. Тот же правитель, который говорит – «чем 100 вагонов баранины за вагон галош слать, лучше своих галош понаделаем» — проклинаем, изображаем зверем, тираном, чудовищем.

Как он посмел? Заботится не о нас, а о своих людях? Разве не мы свет и центр всей Вселенной? Разве не должны эти лапотники быть счастливы отдать жизнь, работая на наш комфорт? Мы до них снизошли, включив в свой рынок, а они ещё и нос морщат – мол, сферы занятости им не те?!

+++

Понятно, что у противостояния Европе будущее есть. А у её одобрения – нет будущего. Одобряемая ею политика выметет и вынесет из дома всё, сколько-нибудь ценное, вплоть до лесов и чернозёмов, вывозимых эшелонами на Запад с Украины. И оставит народ-ротозей голым, босым, одичавшим до неграмотности, вечной прислугой и колониальной окраиной.

Отставшей от хозяев мира – навсегда…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора