НАТО: мобилизация… паразитов

Алексей Кузнецов 5.04.2018 14:30 | Общество 55

Как она проходит – можно рассмотреть на множестве примеров. Ну, скажем, вот свежий. Идёт передача на «Эхе Москвы», известном либеральном рупоре, и ведущий М.Наки под занавес приберегает «очень интересный вопрос» гуру либеральной политологии Е.Шульман: «…Михаил Кошаев спрашивает: «Скажите, почему граждане изо всех сил отказываются видеть связь между своей жизнью и жизнью государства в целом. Пример: мать может искреннее поддерживать военную программу, милитаристские настроения родного государства, но при этом ни за что на свете не согласится отдать сына на войну. Для нее это разные, абсолютно никак не связанные моменты. Замечали ли вы такое?»

Е.Шульман с пониманием отмечает, что «есть такое». И развивает заложенное в самом вопросе разложение гражданской личности:

«Когда ваша гипотетическая мать говорит, что «да, я поддерживаю усиление нашей армии», она представляет себе какую-то картинку из телевизора, которую ей показали.
М.Наки
― Нападение НАТО.
Е.Шульман
― Нападение НАТО, прекрасные мультики с летающими ракетами, которые ей продемонстрировали по итогам послания президента Федеральному собранию…. А когда свою кровиночку – в армию, то она представляет себе совершенно другое: как он поедет в холодном вагоне, заболеет пневмонией… В ее голове это разные вещи. …некоторое теоретизирование, присоединиться к воображаемому большинству… и своя рубаха, которая ближе к телу. Очень высоким уровнем гражданской сознательности надо обладать, чтобы связать эти две вещи между собой. Пробуждение этой гражданской сознательности — цель просветителя»[1].

+++

Под «гражданской сознательностью» Шульман-«просветитель» понимает то, что в революционной песне XIX века называлось:

Царю нужны для войска солдаты,
Подавайте ему сыновей[2]

Века идут, а методы диверсантов прежние. В этом случае метод «Наки-Лаврова» особенно подлый, потому что эксплуатирует вполне понятные и совершенно естественные родительские и человеческие чувства. Я сам отец, и прекрасно понимаю, что никакой отец не желает потерять сына на войне. Это же касается и матерей, естественно.

Но мы, отцы, боясь и не желая потерять сыновей в бою – боимся и не желаем им также рабской доли, во мгле и нищете, без прав и лица человеческого. Мы не хотим, чтобы наши дети были убиты; но мы не хотим и того, чтобы они жили до старости в лакеях, двуногим скотом и говорящими орудиями.

На этот случай припомним другую песню, других революционеров, со странным пожеланием:

-…Я желаю всей душой / Если смерти, то мгновенной…

В детстве не мог этого понять. Теперь, поварившись в рыночном аду, в самых нижних его кругах – начал понимать… Действительно, если уж смерть – то пусть хотя бы не будет мучительной, долгой, растянутой на десятилетия «умирания по кусочкам» на капиталистической фабрике…

И отсюда – мостик к современной песне группы «Дискотека «Авария»:

Вспомнишь ли ты, господам подавая салфетки,
Тот праведный меч, что завещали великие предки?

И постепенно складывается понимание – кто и к чему тебя призывает. Подлецы и враги веками эксплуатируют святые материнские чувства любви и жалости к сыну – чтобы сорвать оборону. Чтобы матери своими руками, в слепоте дикой любви, отдали своих детей в рабство, в ад, «господам подавать салфетки»…

-Не давайте царю солдат! Пущай один воюет… А вот как его, одного-то, раскокают – сюда придут оккупанты… Тут-то и жизнь хорошая начнётся! – утверждают Лавровы, Шульманы, Наки и прочая плесень современности…

+++

Откуда вообще берутся солдаты, армии и войны? Никто из людей их не хочет. Но они же постоянно возникают!

Наверное, потому, что человек, не желающий войны – в то же время хочет жить. Во-первых, просто жить. Во-вторых, желательно ещё и хорошо жить.

Спросите: а при чём тут армии и войны? А при том: наш быт, даже самый простенький, не цепями к нам прикован. И человек, который игнорирует армию своего государства – двойной паразит, паразит в квадрате и кубе.

Простой паразит – не работает и не производит благ. Паразит в квадрате и кубе, рассчитывает, что кто-то не только работать за него будет, но и защищать его. Его никчёмную, никому не нужную жизнь паразита – ценой собственной жизни… До какой же степени самовлюблённости должен дойти либеральный человек, чтобы в это поверить: будто кому-то чужому его жизнь и барахло важнее, чем ему самому!

+++

Человек с оружием владеет всем; человек без оружия не владеет ничем.

Человек с оружием владеет и тем, что он сам произвёл, и тем, что произвели другие. Человек без оружия не владеет, естественно, чужими вещами, но и тем, что он сам, лично, произвёл – он тоже не владеет.

Люди, которые хотят выторговать себе «жизнь любой ценой», мне кажется, совсем не понимают, что означает фразеологизм «любой ценой». Они, мне кажется, предполагают всё же некоторые ограничения, по которым им оставят некий «хоббитский» уют и некоторый сносный график работы…

Для таких людей у меня плохая новость, которая для умных людей – давно не новость: все ограничения бесправия, какие только есть на свете, устанавливаются люди с оружием. А таких, которые действовали бы «сами по себе» – просто не существует. И вся история – если вы, конечно, в школе учили историю, а не балду пинали, доказывает именно это. И все сводки современных политических новостей – тоже доказывают только это.

Беззащитный не имеет никаких прав. Прочитайте внимательно: никаких. Нет такой степени нищеты, унижения, игнора, наплевательства, которым не подвергали бы безоружных. И каждый раз, когда кажется – «вот, предел», история и политика найдут каторгу пожёстче и условия посуровее…

Всякий, кто хочет выторговать жизнь любой ценой – должен понимать, что в условия сделки входит и жизнь, которая гораздо страшнее смерти.

На протяжении последних веков люди, выторговывая себе у Бога рай, накручивали в себе чувство ответственности и справедливости. В итоге жизнь кое-где стала безопасной и «правовой»: если ты никому зла не сделал, то и тебе никто зла не пожелает… Но это — счастливое исключение из правил, а вовсе не правило!

Люди же заврались. Они уверовали в Право, которое действует само по себе, без винтовки. Они так долго врали другим, что «не только насилие решает дела», что, наконец, и сами поверили, сами запутались в паутине своей лжи.

Им стало казаться, что их жизнь принадлежит им так же, как и их личность. Второе – бесспорно. Первое – ложь. Личность действительно принадлежит человеку. Любить или не любить мятные пряники – решаем только мы сами, для себя. А вот дать или не дать нам мятных пряников –уже не мы решаем.

Человеку принадлежит его личность – но ему не принадлежит его жизнь. Во всякий период истории жизнь человека принадлежит вооружённому победителю. Почему?

Потому что жизнь – это бюджет и затратная штука. На каждого общество производит затраты, которые, теоретически, могло бы и не производить. Могло бы избавиться от человека – а ресурсы, прежде им съедаемые – поделить между оставшимися.

В этом суть фашизма с его «жизненным пространством», в этом же суть капиталистических «оптимизаций» (когда новое оборудование выгоняет с работы «лишний» для производства и хозяев персонал), и в этом суть записанной В.И. Далем народной поговорки: «рыба рыбой сыта, а человек-человеком»[3]. И ещё много чего…

Как вы думаете, латинская поговорка «человек человеку волк» порождена просто слепой злобностью и безумной свирепостью? Мол, хлебом не корми – только дай кого-нибудь избить?

Или же в ней отражается основополагающий экономический принцип объективной выгодности чужой беды? Как записал тот же В.И.Даль — «кому мертвец, а нам товарец»[4].

Вы никогда не замечали, что чем дешевле и неприхотливее работник – тем это выгоднее нанимателям? И не видели, что зарплата – прямой убыток работодателя? А все социальные выплаты сирым и убогим – прямые убытки для хозяев жизни, богатых и властных предпринимателей?

Но ведь все эти чисто-экономические факторы (о садизме сверх них мы не говорим, а надо бы!) – приговор пацифисту. Понимаете? Ты не сопротивляешься – и тебя «берут». Взявши – думают, для чего использовать? Люди с оружием, победители думают. Тебя никто спрашивать мнения не станет. Плюнь в глаза тому, кто утверждает обратное, бормочет обратное, о праве и законности! Эти право и законность – в той же пробирке Колина Пауэла, в которой «оружие массового поражения» Ирака!

Если ты совсем ни на что не годен – то дешевле всего тебя «усыпить», как отслужившую, более не нужную собаку. Я не говорю – «легче», я говорю «дешевле». Убивать психологически тяжело – и часто побеждённых «отпускают» умирать в чисто поле, без средств к существованию. Так победителю морально легче – это же не пуля в затылок. А побеждённому так – тяжелее. Я знаю – в 90-е вместе с очень многими прошёл через этот ад…

Если ты на что-то годен или можешь быть победителям полезен – тебя начинают использовать. Но как? Как вещь, как рабочий скот, как говорящее орудие! Используя тебя, каждый день победители задают себе два вопроса:

-Не слишком ли ты ленив?
-Не слишком ли много они на тебя тратят?

Отсюда классика угнетательского общества: рабочий день стремится к полноте суток, а оплата – к крайнему физиологическому минимуму. С точки зрения чисто-экономической (а садизм я не затрагиваю – он сверх экономики) побеждённый должен мало есть и много работать. Поэтому всякая норма твоего потребления кажется хозяевам чрезмерной, а всякая выработка – недостаточной. Даже если они на пределе выживания! Ну, сдохнешь – вытащат другого на твоё место…

+++

Армия для человека и народа – всё. Любая другая профессия – лишь часть жизни, армия же – вся жизнь целиком и без остатка. Именно армия решает – жить народу или стать навозом для другого народа? И пусть врут, что это, якобы решают правоведы в ООН и гуманисты в редакциях европейских изданий – мы уже достаточно видели, чтобы не верить ни во что, кроме армии.

Конечно, трудно отрицать пользу врачей или хлеборобов, учителей или шахтёров, полицейского или продавца; и тем не менее, без армии от них нет никакой пользы. Кого вылечит врач – если его пристрелит оккупант? И какой смысл растить хлеб – если весь его отберут? Себя только мучить… Зачем нужен продавец – если человек с оружием возьмёт, что ему нужно, не спрашивая продавца, и бесплатно? И что может полицейский с законом и табельным пистолетом – против беззакония и танка?

+++

Личность человека подпитывается средствами к существованию. Эти средства к существованию:

1. Безлики, никак не связаны с конкретной личностью;
2. Могут легко быть переключены из вашего в чужой актив.

Когда вы кушаете морковку – это не значит, что другой человек или даже заяц не могли бы её сгрызть. На морковке не написано, чья она. И ни на чём не написано. Вот, скажем, комната в коммуналке или жильё в бараке – незавидное жильё, кто бы спорил? Но миллиона полтора-два и они стоят.

И если вас оттуда вытурить силой, безвозмездно – то кто-то станет на полтора-два миллиона рублей богаче. Такое и богача может соблазнить, чего уж говорить о бедняке, о рядовом оккупанте? А квартира в большом городе – уже миллионов пять, не меньше! Взял с боя, пристрелил хозяев – и вот уже ты 5 млн по цене нескольких патронов получил!

Вам, конечно, вруны скажут, что такого не будет, что это недопустимо и немыслимо… Кем – недопустимо? Для кого – немыслимо?

Для победителя с автоматом в руках?

А чего вы за него ручаетесь?! Вы его не знаете, вы его в первый раз в жизни видите – а ручаетесь, что для него за одну секунду 5 млн рублей хапнуть – недопустимо и немыслимо!

+++

Всё имеет свою цену, а главным образом – человеческая жизнь имеет свою цену. Неужели впервые слышите? Жильё – это деньги, еда – это деньги, оплата труда – это деньги, и так за что не возьмись…

Человеческая жизнь имеет свою цену. А самое страшное – цена эта «в монетарной форме» переходит в карман его убийцы! Закрыть детские садики, поликлиники, санатории при заводе – прибыль. Понимаете, не пустая иррациональная жестокость, а прибыль! Прекратить платить пенсии или оплачивать отпуска, больничные – прибыль. Снизить зарплату – прибыль: меньше отдал, больше осталось. Это же не просто жестокость и злонравие, это закон экономики! И кто его соблюдать откажется – тот обанкротится, конкуренции не выдержит…

Оттого и кричу я: нельзя сводить угнетение к личной жестокости и свирепости угнетателей! Не ею одною держится социальный каннибализм человеческого общества, но выгодой, прибылью и законами конкуренции!

А вот, к примеру, любишь человека: девушку, сына своего, дочку, старую мать и т.п. Хочешь им дать благ… Так придумай, где их взять! Ничего нельзя дать – нигде не взяв…

Издревле народы мира свою зоологическую любовь к близким воплощали во внешней агрессии. Близким – дарили, а для этого у дальних – отнимали. И это уже больше простого эгоизма, это жестокость, порождённая любовью.

Человек (колонизатор) оправдывает себя – ведь не себе же, любимой, детишкам, внучатам мошну набиваю! Чтобы им легче жилось, чтобы они горя не знали – здесь, на далёких берегах, пложу и множу горе, граблю и убиваю… Сожгу деревню туземцев – у сына будут деньги на университет. Сожгу ещё одну – вот и дочери приданое в пепелище отыщется…

+++

В этом правда жизни, а не в трепотне безликих президентов ООН и прочих судов по правам человека, коих ни в лицо, ни по фамилии никто не помнит.

Жизнь твоя – тебе не принадлежит. Это продукт победы, ты владеешь только тем, что сумел отстоять сам или твои предки. Дашь слабину – утащат. И не только у богатых – но и у самых бедных. Это ведь ложь, что вор у бедных не ворует. Вор ворует там, где у него есть возможность украсть. Он берёт всё, что «плохо лежит» — не глядя, потому что для него всё бесплатно.

Конечно, если покупать – то квартира в хорошем доме раз в 5 дороже, чем комната в коммуналке или барачная выгородка. Но это если покупать! А если берёшь бесплатно, по праву победителя – так всё сгодиться! И квартиру взять за 5 млн хорошо, и комнату за полтора – тоже неплохо.

Хуже того (для побеждённых) – даже самые банальные молоко или бутерброд тоже денег стоят, тоже могут быть монетизированы.

Конечно, не дать бутерброд одному человеку – жалкая прибыль (сколько он там стоит, бутерброд, копейки!). А если считать, что не дали бутерброда ста человекам? Тысяче? Миллиону? Тут уже не до смеха: тут и на стакане молока, на бутерброде можно сделать приличный гешефт.

Поймите, это не теория, это описание давно уже реализуемой практики, с которой все мы столкнулись в 1991 году и позже. Самый завидный работник для хозяина – нищий и запуганный, забитый. А самый нежеланный подрядчик – избалованный оплатой, правами и заказами…

+++

Так уж исторически сложилось, что победа для русского человека чаще всего оборачивалась чисто символическими жестами (хотя бывали исключения, и весьма красочные[5]). Флаг водрузили, агрессоров повесили, покрасовались на руинах вражеской столицы – и… всё.

Для подавляющего большинства народов земли победа – прежде всего экономическое событие, как, впрочем, и поражение. Это не дело доблести, геройства, справедливости, подвигов и славы; прежде всего, это освоение ресурсов планеты. Освоение, которому предшествует захват…

+++

В такой ситуации противодействие гражданского общества укреплению обороноспособности – в сущности, самоубийство, отказ от жизни. Не какой-то абстрактной, взятой в целом (хотя и это тоже), но и конкретно-собственной.

Но трагедия в том, что многие этого не понимают. Они не ставят знака равенства между противодействием армии и самоубийством, думая (и в этом их наивность) что это разные вещи.

А ведь Р. Киплинг (тот самый, автор «Маугли») сказал ещё в самом начале ХХ века:

…Они нам сулили покой и мир,
Возвестив: сложите оружие, и сойдемся на братский пир!
Мы сложили оружие — нас схватили и продали в рабы;
И «азбучные боги» сказали: Всяк – виновник своей судьбы…

Что тут ещё добавишь?


[1] https://echo.msk.ru/programs/status/2177098-echo/

[2] Слова П. Л. Лаврова (это не перевод с французского), музыка Клода Жозефа Руже де Лиля. Текст опубликован в газете «Вперёд» 1 июля 1875 года под названием «Новая песня».

[3] Пословицы русского народа → Слова на букву «Р» в Словаре пословиц русского народа В.И. Даля → Рыба рыбою сыта, а человек человеком. в Словаре … Пословицы русского народа. — М.: Художественная литература. В. И. Даль. 1989.

[4] См. СВОЕ — ЧУЖОЕ. Пословицы русского народа. — М.: Художественная литература. В. И. Даль. 1989.

[5] Семиречье – область в Средней Азии. В середине XIX века оно вошло в состав Российской империи, и там активно осуществлялась славянская, главным образом казачья, колонизация пахотных земель. C 1867 года существовала Семиреченская область, в состав которой кроме собственно Семиречья входила Чуйская долина и горные регионы Тянь-Шаня. Что может быть ценнее пахотной земли, тем более южной, щедрой – для народа-крестьянина, народа-пахаря? Он томился от безземелья дома, а тут – благодаря военной победе – колоссальные ресурсы Семиречья, паши-не хочу.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора