О голоде и цели

Владимир Викторович Волк Русранд 12.02.2019 18:45 | Политика 2

В программе «Актуальный комментарий» на канале Центра Сулакшина «Как делается фейковая оппозиция»публицист и политтехнолог Алексей Кунгуров обозначил причину, которая может побудить народ России обрести политическую субъектность. Отвечая на вопрос зрителя «какой пинок для этого нужен?», Алексей Анатольевич сказал, что им может быть «только голод, и ничего другого».

Немалая логика в его словах есть, общепринятый штамп, что пока телевизор побеждает холодильник и на прилавках есть хлеб и молоко, никаких протестных действий народа против ущемлений основополагающих прав и свобод со стороны власти, не предвидится. Тем не менее, не всегда голод приводит к субъектности народа или даже какого-то его сегмента — национального, политического, религиозного, регионального и т. п.

Массовый голод на Руси фиксировался как в период раннего средневековья, когда не только «ядяху люди лист липов, кору берёзовую, а инии мох, конину», но и «инии простая чадь резаху люди живые и ядяху, а инии мёртвые мяса и трупие обрезаече ядяху, а другие конину, псину, кошкы». Погодные условия, природные катаклизхмы и антисоциальное правление приводили к голодухе и в средние века.

Конец 19 века, уже после крестьянской реформы, отмечен страшным голодом в 16 губерниях Европейской России с населением в 35 миллионов. 20 век: голод 1921–1922 годов в Поволжье; массовый голод 1932–1933 годов; послевоенный голод 1946–47 годов. Десятки миллионов человек пострадали от голода и лишений, в том числе в странах зарубежья, но сказать, что это каким-то образом повлияло на протестные настроения общества нельзя. Порой случалось всё наоборот — голод деморализовывал, ломал остатки сопротивляемости масс политике этноцида, геноцида и т.п. Впрочем, речь не об этом. А о том, что есть другой пример, противоположный, и очень близкий по времени и территории — события весны 2014 года в Донбассе. Никакого голода, вполне себе на тот период времени самодостаточный, индустриально развитий регион. Что заставило людей неожиданно не только для кремлёвской элиты, их западных и восточных партнёров, для киевских самозванцев, но даже для самих себя взять в руки оружие и начать отчаянное сопротивление политике насилия, лжи, расчеловечивания.

Да, знаю, что некоторые либерально-ориентированные особи бросят камень, мол, народ — он стадо, куда телевизор покажет, туда и пойдёт. Но тут есть одна нестыковка. Украинское телевидение с его тотальным майданным зомбированием в Донбассе не просто преобладало над российским (транслируемым только спутниками и в кабельных сетях), оно доминировало тотально. Редко какой житель Донбасса разбирался в тонкостях российской политики. Кроме Путина, Медведева, Жириновского да Зюганова, других фамилий из списка политических мастодонтов, пожалуй, и вспомнить бы никто не смог.

Так что версия с телевизором не проходит. Тогда где искать причины? Дело в том, что Россию в Донбассе, несмотря на 23 года геополитической разлуки, по-прежнему воспринимали (в большинстве) своим Отечеством, Большой Родиной, хранительницей русского кода, матрицей Русского мира, скажем даже так — русской Землёй Обетованной.

Здесь нужно подчеркнуть, что опять же большинство людей воспринимали власть в России позитивно. Не в качестве олигархическо -компрадорского режима (каковым он есть на самом деле), а чем-то подобным политбюро ЦК КПСС, где во главе сидит несменяемый «генсек» Путин. «Единая Россия» ассоциировалась с КПСС, а её молодёжное крыло с комсомолом. А жизнь в РФ виделась пусть и не богатой, зато политически стабильной, без майданов, «американских зятей», бандеровских шествий и европейских советников.

Кстати, название «Молодая гвардия» было добросовестно украдено у краснодонцев. Но это не злило. Скорее, наоборот — роднило жителей Донбасса с российской элитой и её политтехнологическим цехом. Роднило ровно до той поры, когда некто президент не «станцевал» камаринскую перед швейцарским гонцом Дидье Буркхалтером и запросил отмены референдума в ДЛНР, а некто глава МИД зарядил испорченную пластинку, что Донбасс — это Украина. После этого многим стало ясно: власть РФ и народ России — не одно и то же.

Но мы говорим о начале «Русской весны». Так вот, выскажу своё мнение, которое за несколько лет войны переросло в убеждение. Народ Донбасса восстал и даже стал субъектом не потому, что смотрел телевизор. Хотя, не скрою, все ждали, что вот-вот говорящая голова в телевизоре объявит, что в состав РФ вслед за Крымом входят два новых субъекта Федерации. Народ восстал не потому, что хотел российских зарплат и пенсий (они в индустриальном крае и так были неплохие). И не русский язык был причиной. И не киевская хунта. И не страх перед карателями и НАТО. — Это всё компоненты. Составляющие единой цели. А цель была — юридическое объединение с Россией. Она и толкнула народ на подвиги и лишения. Цель была понятна. Она была священна. Была желанна, ценна и выполнима. При одном условии, конечно, — согласия и содействия «принимающей» стороны — Кремля. И именно это условие стало решающим и непреодолимым.

Таким образом, делаю вывод, что не только голод может стать «пинком» для обретения субъектности народом. Возможно, вообще не голод. Голод может стать одним из компонентов народного возмущения и воодушевления лидеров. Народ становится субъектом тогда, когда перед ним появляется цель. И когда он понимает, что если не двигаться к ней, то впереди — только смерть, распад, унижение.

Примерно то, что сейчас переживает Донбасс, расстрелянный и измученный, доверившийся Москве, но попавший под жёсткое внешнее управление кремлёвских кураторов, не имеющих в свою очередь ни священных целей, ни характера, ни мудрости, ни смелости. Донбасс утратил цель и стал (пусть и в непризнанном статусе) одной из полуголодных российских периферий, которые также плывут по течению кремлевской либерально-компрадорской политики.

В подходе Программы Сулакшина идеология государства лежит в плоскости ценностей-идеалов, которые в свою очередь порождают высшие цели человеческой деятельности и действия по их достижению. Ценностью для Донбасса была (и есть сейчас) Россия. Действие — объединительный процесс, интеграция или реинтеграция в общее культурное и экономико-социальное пространство. Без ценностей целей не бывает. Без целей не бывает деятельности. Да, борьба за физическое выживание или борьба с голодом могут быть целью конкретного человека, семьи, даже большой группы людей. Но не являются ценностью, которая способна консолидировать весь народ, сделать его субъектом политики. Тогда что может? Согласно революционной Программе Сулакшина — абсолютная высшая цель — это существование самой России — Родины Народа России. Тот, кто думает, что самое худшее, что могло случиться с исторической Россией, распад СССР, уже в прошлом — глубоко заблуждаются. Не исключено, что это была лишь прелюдия к ещё более жестокому глобальному распаду и геополитической катастрофе.

Пример распадающейся Украины, такого же государства без целей (или с ложной целью войти в состав ЕС) должен быть показательным.

Программа Сулакшина — это и есть большая цель, мечта — мирным и законным путём, консолидацией большинства народа добиться отставки действующей власти и смены общественной формации государства. Вывести Россию из заурядных криминальных государств длинного списка недоразвитых или деиндустриализированных бантустанов в мировые лидеры. В конце концов вернуть в Россию те ценности, какими она обладала на протяжении столетий и какие были умерщвлены бессмысленной и беспощадной либеральной группировкой.

Снова ожидаю критические реплики: разве может программа быть целью? Если рассматривать программу так, как все привыкли, что это написанная на коленке бумажка с изложением неких шагов или добрых пожеланий за всё хорошее, то не может. Если разобрать её на множественные составляющие части, изучить их, и представить в качестве идеалов для всех сегментов нашего общества, если увидеть в ней образ будущей России — страны совершенно иного устроения, государства мечты и защиты народных ценностей, то может.

Но главное отличие Программы Сулакшин от десятков опубликованных «шагов», «прыжков» и «рывков» в том, что она предлагает гармонично, системно, но интенсивно перевести Россию на новые рельсы социалистического государства русской российской идентичности. При этом даже те, кто готов сражаться за Россию своей мечты с оружием, могут поберечь свои жизни и жизни своих сограждан и направить силы в созидательное русло. Поберечь для сохранения генофонда страны и для того, чтобы внуки не прокляли. Стране предлагается мирный революционный процесс.

1 марта в 10.00 на канале Центра Сулакшина — политическое заявление ПРЕДЛОЖЕНИЕ СТРАНЕ!


Автор Владимир Викторович Волк — Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора