ПИНГ-ПОНГ БЕЗ ЭСХАТОЛОГИИ

Лев Вершинин 6.03.2019 12:09 | Религия и политика 13

Между делом, «церковная тема» отошла в тень, и это понятно. Острый «состязательный» период позади, Петя выжал из сюжета все, что мог, бабуины получили свой тооомос потянулись на новые стадиона. Это, скажу я вам, очень хорошо, потому что тема гораздо глубже, и заслуживает обсуждения в кругу тех, кому интересны глобалии, а не сиюминутности. Не в украинском новоделе ведь проблема, а в том, что фанарская затея, как камешек, полетевший с откоса, дала старт лавине.  Монолит треснул, и начались события, в культурном, идейном и политичком смысле поистине тектонического масштаба…

Итак, Варфоломей отказался от предложения Антиохии вынести «украинский вопрос» на всеправославное обсуждения. Под смехотворным предлогом, со слащавыми реверансами, но отказался. То есть, знает кошка, чье мясо съела, очень не хочет съезда, где окажется в меньшинстве, а это свидетельствует о слабости позиции. И не только это. В связи с чем, стамбульских начинают щемить даже те, на чью поддержку они расчитывают, в первую очередь, Бухарест.  Еще полгода назад казалось, что уж с ними-то Варфоломей договорился, пообещав взамен загнать под их «крышу» Молдавско-Кишинёвскую митрополию РПЦ, но…

Жадность фраера сгубила. Отъем у новодела  ставропигий , то есть, самой вкуснятины, крайне обеспокоил румын, потому что в Румынии бывших «фанарских уделов»  очень много. А которые не «фанарские», все равно — греческие (Иерусалима и Александрии). Когда-то, после Объединения, греков из Румынии выгнали пинком, а сейчас Фанар явно расчитывает, раз уж поперло с Госдепом,  рвать все, что получится, и поскорее, а румыны в ответ требуют гарантий, грозя в ответ не поддержать. В итоге, стамбульские оказались меж двух огней: им и румынская поддержка нужна, и терять вкусняшки неохота. Впрочем, об этом подробно тут.

И наконец, прозвучало четкое   мнение Белграда: Сербский Патриархат признает  на Украине только  каноническую УПЦ, а «новодельских» вообще не считает священниками, причем: «5. СПЦ закономерновынуждена рекомендовать своим… иерархам и честным клирикам воздерживаться от литургического и канонического общения не только с вышеуказанным г. Епифанием (Думенко)  иже с ним, но и с сослужащими и имеющими с ними общение архиереями и клириками, согласно принципу священных канонов о том, что сообщающийся с отлученными от общения и сам становится вне общения«.

По сути, это означает отказ в сослужении не только с сотрудниками киевского новодела, но и с теми поместными церквями, которые будут сослужить со СЦУ (или ПЦУ, или как эту контору теперь погоняют). Иными словами, — пусть на уровен декларации, потому что технически очень сложно, — озвучена готовность к разрыву связей с Фанаром на том же уровне, на каком разорвал эти связи Данилов монастырь. А это уже пример для других, опасавшихся быть первыми, — а тем паче, отказ от предложения Антиохии справедливо оценен, как «надменность», и пытаясь как-то укрепить позиции, Варфоломей срочно натягивает овечью шкурку:

на днях по его личному приглашению  в Фанар приехала группа журналистов крупнейшей сербской газеты «Политика», которым главный фанариот дал длинное интервью, вызвавшее в Сербии реальный резонанс. В ходе беседы дедушка был мармеладен до неприличия, улыбчиво отвечал на все, даже самые каверзные вопросы, —  об Украине, отношениях с РПЦ, обвинениях в «восточном папизме», формулировках, используемых в украинском Томосе  etc. Но отвечал очень расплывчато, и только один вопрос, о Македонии, крайне волновавший газетиров, осветил подробно, как никогда ранее и напрямик. О чем и рассказывает Вл. Йоан  (Вранишквки), предcтоятель православного архиепископства Охрида при Сербском Патриархате,

«Для меня нет ничего эксклюзивного  в интервью Патриарха Варфоломея, потому что всегда было кристально ясно, что ситуацию в Украине нельзя сравнивать с ситуацией в Скопье. Должно быть ясно, что эта церковная территория, пусть она и государство Македония, официально принадлежит Сербской  Церкви, и на это есть документ. В отличие, например, от Русской Церкви, такого документа на территорию Украины не имеющей. Македонская церковь, архиепископ Охридский, однажды обратилась к Болгарской церкви, чтобы получить автокефалию, но потерпела неудачу. Затем он обратился в Константинополь и снова потерпел неудачу. Почему? Потому что только Сербская Православная Церковь может вести переговоры по этому вопросу. Если нет, то почему в 2002 году были переговоры с СПЦ о подписании Нишского договора? Почему они не обратились к Болгарии или Константинополю?»

То есть, в ходе беседы Варфоломей даже не дал понять, но прямым тектом сообщил, что снимает все претензии на «украинский сценарий» в отношении Македонии, и Македонская Церковь не должна ожидать автокефалии. Иначе говоря, Фанар готов не устраивать Белграду тот фокус, который устроил Москве, вернее, — поскольку действовать в этом направлении уже начал, — дать задний ход. И предложение это очень изящно оформлено: дескать, «прямые  параллели проводить нельзя»,

поскольку у Белграда есть некая «окончательная бумага», а у Москвы такой бумаги нет. Хотя у Москвы именно такая же бумага есть, — о чем прекрасно знают в Белграде, — об этом в Фанаре забыли и вспоминать не намерены, а вот в отношении Белграда готовы помнить. Естественно, в том случае, если сербы, получив то, что для них очень важно (собственно, важнее всего) сделают ответный жест доброй воли. Не обязательно сразу признав новодел, но хотя бы перестав ставить палки в колеса.

Таким образом,
на данный момент
Фанар пытается усилить пошатнувшиеся позиции, ведя торг с Бухарестом и Белградом,
Бухарест активно торгуется, и видимо, выторгует свое, потому что у Фанара выбора нет,
Белград получил предложение, от которого трудно отказаться, и обдумывает его,
Данилову монастырю остается только наблюдать за процессом, уповая на лучшее,
а киевские буратинки м-с Йованович уже вообще никому, кроме бабуинов, неинтересны…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора