А почему комиссия Минздрава, работавшая в онкоцентре им.Блохина, не выполнила свою изначальную задачу?

eugen1962 19.10.2019 13:27 | Здравоохранение 73

Да, именно так. Все как-то забыли, что изначально привело к созданию комиссии Минздрава.

А я напомню.

Изначально в июле началась «чехарда с зарплатами», вызвавшая массовое надовольство сотрудников онкоцентра, публикации зарплатных квитков в соц.сетях и т.д.

Далее, НИИ канцерогенеза, входящего в НМИЦ онкологии им.Блохина, направил директору центра Ивану Стилиди служебную записку в виде коллективного письма за подписью 71 сотрудника. Ее авторы выразили категорическое неприятие устного распоряжения, которое к ним поступило от отдела кадров, о бессрочном переходе сотрудников на 0,5 ставки по собственному желанию. Поскольку их коллектив привлекает в НМИЦ большой объем финансирования по темам НИР, кластерным проектам Минздрава, грантам РНФ и РФФИ.

Потом коллектив НИИ канцерогенеза устно поддержали сотрудники НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей.

Мало того, 18 августа была опубликована фотография приказа директора Стилиди, в котором говорится, что «в связи с текущей экономической ситуацией» в онкоцентре будет изменено штатное расписание, а также сокращено 709,5 штатной единицы. Разъяснения пресс-службы категорически не устроили никого: «Если сокращаются только вакантные должности — больше 700, — то почему спустя столько лет? Почему меняется штатное расписание? Если были ставки, значит, было заложено их финансирование. Куда все эти годы девались деньги? Или финансирование не было заложено?»«Зарплатно-ставочный» скандал продолжался.

И только в конце первой декады сентября высказались и сотрудники НИИ детской онкологии и гематологии (НИИ ДОиГ). Поддержав коллег и поделившись ещё одной проблемой — разрушением сложившегося коллектива НИИ и созданием условий, побуждающих старожилов к увольнению, в результате деструктивных действий команды новоназначенного директора Светланы Варфоломеевой.

Вот тут-то реакция была мгновенной.

Уже 10 сентября директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава РФ Елена Байбарина сообщила, что ведомство соберет специальную комиссию, которая «объективно, спокойно и всесторонне»проанализирует ситуацию с кадрами в научно-исследовательских институтах, входящих в состав НМИЦ онкологии им.Блохина. И комиссия была собрана «во мгновение ока». И очень оперативно отработала. Вот только её выводы (о которых отдельный разговор) касались исключительно производственного конфликта старожилов НИИ ДОиГ и нового директора Варфоломеевой.

А где выполнение всех остальных, первых в календарном списке, задач?

Почему комиссия не прояснила ситуацию с зарплатами, т.е. именно куда ушли деньги, заработанные «по темам НИР, кластерным проектам Минздрава, грантам РНФ и РФФИ» НИИ канцерогенеза или на «бешенном» обороте койки НИИ ДОиГ? Какое «ушли на отпускные», исходя из сумм?  Не на решение долговых проблем одной подозрительной организации или закупку лекарств через офшоры (НМИЦ им. Н.Н. Блохина отдал стройподряд генацвале Жордания из ООО Ус-200 на 12,3 миллиарда рублей?), нет?

А сокращение вакантных ставок в размере 20% штатного расписания всего онкоцентра, с чем выразил несогласие коллектив НИИ канцерогенеза, не требует адекватного разъяснения? Выше я привел справедливые вопросы профсоюза по этому поводу. Они остались без ответа.

Да даже ответить на вопрос, почему увольняющимся сотрудникам не выдают справки 2-НДФЛ (Сеанс саморазоблачения: Увольняющимся сотрудникам НМИЦ Блохина не выдают справки о доходах) комиссия не сподобилась.

И ссылка на параллельную работу правоохранителей в онкоцентре тут совершенно не уместна. Мы ж никого, как и медики или профсоюз, пока не обвиняем. Так что, до появления «на свет божий» весомых оснований подозревать кого-то в правонарушения, это работа Минздрава и его комиссий. Которую они почему-то не выполнили. Как говорила Байбарина «объективно, спокойно и всесторонне».

Очень непрофессионально это всё со стороны Минздрава.

Сотрудники НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина выступили против перевода на полставки. 21.08.2019, VADEMECUM

Коллектив НИИ канцерогенеза, входящего в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, направил директору центра Ивану Стилиди служебную записку. Ее авторы выражают «категорическое неприятие» устного распоряжения, которое к ним поступило от отдела кадров, о бессрочном переходе сотрудников на 0,5 ставки по собственному желанию. Среди прочего говорится, что НМИЦ сейчас находится в «сложной финансовой ситуации»

«Требование противоречит статье 74 Трудового Кодекса РФ, и мы отказываемся его выполнять. Кроме того, сокращение рабочего времени приведет к автоматическому сокращению в 2 раза объема и к увеличению сроков выполнения работ по госзаданию, срыву выполнения целевых кластерных проектов МЗ РФ, резкому снижению количества и качества научных публикаций и других показателей, определяющих научный уровень Центра и уровень его финансирования», – говорится в обращении (в распоряжении Vademecum), которое подписали более 70 человек.

Авторы записки не понимают, «почему решение финансовых проблем должно осуществляться за счет сотрудников», притом что НИИ канцерогенеза «привлекает в центр большой объем финансирования по темам НИР, кластерным проектам Минздрава, грантам РНФ и РФФИ».

Аналогичное «устное» предложение получили и сотрудники НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей, но они, по данным Vademecum, пока обращение коллег не подписали.

«К финансовым проблемам привел не недостаток привлечения средств, а непропорциональное увеличение структур административно-управленческого персонала Центра и ошибки в работе финансово-экономического отдела и отдела оплаты труда», – убеждены сотрудники НМИЦ.

В базе Федерального казначейства сведения о финансовых результатах НМИЦ в последний раз публиковались по итогам 2016 года. При этом финансирование госзаказа на ВМП, не погруженную в базовую программу ОМС, в 2019 году осталось на прежнем уровне (5,8 тысячи квот на 1,8 млрд рублей).

Ранее в группе профсоюза «Альянс врачей» появился еще один документ, связанный с внутренней деятельностью НМИЦ, – приказ №302/П от 06.08.2019 г. о сокращении вакантных ставок, действие которого авторы записки просят приостановить. Также изложена просьба изыскать «внутренние возможности» реструктуризации финансирования без проведения дополнительного сокращения занятости сотрудников института.

В самом НМИЦ сообщили Vademecum (и разместили ответ на своем сайте), что сокращаемые ставки «являются избыточными для обеспечения медицинской помощи населению», и увольнений не будет.

«Изменения в штатном расписании не приведут к закрытию структурных подразделений, увольнению сотрудников и сокращению объема медицинских услуг в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина», – говорят в НМИЦ.

На запрос Vademecum по поводу перевода на полставки и сокращения зарплат сотрудников в центре пока не ответили.

«Мы готовы вмешаться в ситуацию, потому что она аналогична той, которая случилась в НИИ глазных болезней в 2018 году», – сказала Vademecum лидер «Альянса врачей» Анастасия Васильева.

Если будут сокращения, будем проводить акции. В онкоцентре имени Блохина сокращают вакансии и заставляют сотрудников работать на полставки. 21.08.2019, Meduza

«Альянс врачей» сообщил о массовых сокращениях в НМИЦ имени Блохина. В онкоцентре все отрицают

18 августа на странице «Альянса врачей» была опубликована фотография приказа директора ФГБУ «НМИЦ онкологии имени Н. Н. Блохина» Ивана Стилиди. В нем говорится, что «в связи с текущей экономической ситуацией» в онкоцентре будет изменено штатное расписание, а также сокращено 709,5 штатной единицы. Онкоцентр имени Блохина — один из крупнейших в стране, сейчас в нем работает более 3500 человекПодобное сокращение означает увольнение 20% сотрудников.

На следующий день после публикации онкоцентр опроверг информацию о массовых увольнениях. Пресс-служба сообщила, что речь в приказе идет не о работающих сотрудниках, а о свободных вакансиях.

«С появлением новых технологий время пребывания [пациента] на койке существенно сократилось, поэтому в данный момент более 700 ставок, сформированных в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина двумя десятилетиями ранее, не заняты», — говорится в заявлении. 

Также там утверждается, что грядущие изменения (сокращение свободных вакансий и изменение штатного расписания) «не приведут к закрытию структурных подразделений, увольнению сотрудников и сокращению объема медицинских услуг».

Однако, по мнению руководителя проекта по пациентам в «Альянсе врачей» Ирины Кваско-Алясовой, заявление онкоцентра вызывает очень много вопросов.

«Если сокращаются только вакантные должности — больше 700, — то почему спустя столько лет? — недоумевает она в разговоре с „Медузой“. — Почему меняется штатное расписание? Если были ставки, значит, было заложено их финансирование. Куда все эти годы девались деньги? Или финансирование не было заложено?»

«Медуза» отправила запросы в онкоцентр и в Минздрав, но пока не получила ответа.

Сотрудники онкоцентра жалуются на резкое снижение зарплат

Сотрудник НИИ канцерогенеза, который входит в онкоцентр, на условиях анонимности рассказал «Медузе», что последние два года основной доход ему и его коллегам приносили так называемые стимулирующие выплаты: «[После „майских указов“] нам выплачивали довольно большие надбавки, в то время как базовая зарплата была сильно сокращена: до 12 тысяч рублей для научных сотрудников и чуть побольше — для врачей». В июле 2019 года, по его словам, выплаты были уменьшены на 50%, а в августе — на 70%.

С такой же ситуацией столкнулась врач онкоцентра, с которой поговорила «Медуза»: «В последний месяц медсестрам и операционным сестрам заплатили около 15 тысяч рублей. Врачи получили чуть больше, но не во всех отделениях. Лично я получила около 35 тысяч, и это большая зарплата по центру за последний месяц. Все деньги, которое заработало отделение на платных услугах и ДМС, просто не выплатили». По словам врача, руководство объяснило ситуацию тем, что в первом полугодии медработники по ошибке получили большие выплаты, чем должны были. Собеседница «Медузы» утверждает, что в начале года им платили по 90 тысяч рублей, но даже тогда «зарплата никак не дотягивала до указа президента».

Ирина Кваско-Алясова из «Альянса врачей» отмечает, что «майские указы» не работают так, как задумывались: «У нас официально разрешены оклады медработникам ниже МРОТ. Это не норма. [Они составляют] 20–30% от итоговой выплаты. 70% — это стимулирующие выплаты, то есть надбавки за ночные смены, стаж и прочее. Эти 70% не обязательны и назначаются по усмотрению комиссии [медучреждения]». В итоге, по словам Ирины, средние зарплаты получают те сотрудники, которые работают на полторы ставки или подрабатывают.

Многие работники считают, что в учреждении закончились деньги, — и связывают это с раздуванием штата администрации

Сотрудники онкоцентра, с которыми поговорила «Медуза», считают, что проблема возникла из-за того, что в онкоцентре «внезапно кончились деньги».

Об этом свидетельствует как фраза о «тяжелой экономической ситуации» в приказе директора, так разговоры о том, что учреждение в этом месяце с трудом выплатило отпускные, и создание внутренней аудиторской комиссии (она была сформирована несколько дней назад).

Работник НИИ канцерогенеза предполагает, что причиной могло стать неэффективное распределение бюджета: «При новом директоре значительно увеличился административный штат, в частности у него появилось 20 заместителей с довольно высокими зарплатами. По всей видимости, был расчет на то, что придут дополнительные деньги от Минздрава, а этого не произошло». Помимо финансирования от Минздрава, онкоцентр получает так называемое внебюджетное финансирование: гранты и госзадания.

По словам еще одной собеседницы «Медузы» из онкоцентра, проблемы начались с приходом нового руководства. В 2017 году Генеральная прокуратура обнаружила, что более двух тысяч пациентов пострадали от незаконных поборов онкоцентра. Общая сумма дохода учреждения составила девять миллионов рублей. В онкоцентре объяснили заработок проблемами оказания помощи в регионах. Но вскоре глава учреждения Михаил Давыдов объявил о своем уходе. Его место занял нынешний директор — Иван Стилиди.

После этого в СМИ появились сообщения о закрытии одного из отделений центра и увольнении врачей.

«[Тогда] заменили заведующих отделениями, — рассказывает собеседница „Медузы“. — Они уволили [якобы] „по собственному желанию“ опытнейших и ценнейших хирургов, асов онкохирургии. [Вместо них] набрали врачей, никогда в онкологии не работавших».

В онкоцентре пока никого не увольняют, но просят сотрудников перейти на полставки

Несмотря на официальное опровержение массовых увольнений, сотрудники онкоцентра не уверены, что смогут продолжить работу.

«Я работаю в центре 20 лет. Такой обстановки, как сейчас, не припомню, — рассказала „Медузе“ одна из врачей клиники. — Никто из коллег, обожающих и живущих своей работой, не хочет туда идти. Мы совершенно бесправны. При любом недовольстве [звучит] фраза: „Вас никто не держит“». Сейчас, по ее словам, всех просят «войти в положение и потерпеть до сентября».

В то же время среди работников онкоцентра ходят разговоры о том, что их либо переведут на полставки, либо уволят одну треть сотрудников клиники.

«Люди из отдела кадров устно сказали нам [сотрудникам НИИ канцерогенеза и НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей] написать о том, что мы переводимся на полставки. При этом нам пообещали, что [недостаток зарплаты] нам закроют стимулирующими выплатами», — рассказывает сотрудник НИИ.

Он и его коллеги заявили об отказе, а также о том, что они выступают против отсутствия вакантных ставок, на которые можно было бы нанимать новых сотрудников. Письмо на имя директора за подписью 71 человека было передано в канцелярию.

«Не знаю, была ли какая-то реакция [начальства]. Директор онкоцентра еще до приказа уехал в Якутию и вернется только 26 августа», — добавляет собеседник «Медузы».

Сотрудник НИИ переживает, что ситуация может привести к значительному сокращению научного штата онкоцентра.

По мнению Ирины Кваско-Алясовой, положение работников онкоцентра прояснится, когда онкоцентр опубликует новое штатное расписание.

«Если будут сокращения, будем проводить акции. Спасать центр Блохина каким-то образом», — говорит сотрудница «Альянса врачей».

Минздрав разберется с кадровой ситуацией в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. 10.09.2019, VADEMECUM

Директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава РФ Елена Байбарина сообщила, что ведомство соберет специальную комиссию, которая «объективно, спокойно и всесторонне» проанализирует ситуацию с кадрами в научно-исследовательских институтах, входящих в состав НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. На сокращение ставок жаловались сотрудники НИИ канцерогенеза и НИИ детской онкологии и гематологии.

Об этом Байбарина заявила 10 сентября на тематической пресс-конференции, организованной РОО содействия пользователям медицинских и медико-социальных услуг «Медикл хелпинг групп». На встрече также присутствовали сотрудники НМИЦ и представители профсоюза «Альянс врачей».

Проблемы, из-за которых пришлось созывать пресс-конференцию, стали предметом внимания СМИ и пользователей соцсетей в августе – начале сентября.

Сначала коллектив НИИ канцерогенеза отказался следовать «устному распоряжению» от администрации института о бессрочном переходе сотрудников на 0,5 ставки по собственному желанию и направил директору центра Ивану Стилиди служебную записку.

Затем сотрудники НИИ детской онкологии и гематологии (НИИ ДОиГ) заявили, что и в их структурном подразделения сокращаются ставки и началось увольнение персонала. Коллектив НИИ ДОиГ связывал эти проблемы с приходом нового директора института Светланы Варфоломеевой.

Однако в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина в обоих случаях опровергали сообщения сотрудников.

«Институт им. Блохина – это наше подведомственное учреждение, и нас не может не волновать ситуация, которая складывается там. <…> Для объективного и всестороннего изучения ситуации Минздравом сейчас будет создана большая комиссия, в которую войдут ведущие детские онкологи из разных городов нашей страны, специалисты по оплате труда и нормированию рабочего времени. Туда войдут специалисты, которые будут оценивать и научную, и практическую работу», – пояснила Елена Байбарина, добавив, что поступающая в ведомство из разных источников информация «противоречива».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора