Кто нас будет лечить? Россия. Скорая помощь. Наши дни…

eugen1962 27.11.2019 14:27 | Общество 291

Фото отсюда

В начале ноября писал про свой взгляд на проблемы Скорой в России («Выездных врачей единицы». В Скорой помощи больше не нужны специалисты. Россия. Наши дни…). Анализ исходного материала тогда меня самого слегка удивил: вырисовывалось, что виновником разрухи службы Скорой помощи в стране является ни кто иной, как главный внештатный специалист Минздрава РФ по скорой помощи Сергей Багненко. Говорит одно, а делает (практика — критерий истины) совершенно противоположное. Мало того, уверяя общественность ещё с 2012-го года, что Скорая развивается. Хотя, по-моему, сейчас понятно едва ли не всем, что разруха и деструкция вступили в активную фазу с 01 января 2013 года, когда СМП в России перестала быть государственной бюджетной службой. Я иронизировал, что давайте уж тогда снимать с бюджета следом и другие экстренные службы: пожарных, газовиков и т.д. Водоканал, опять же, неплохо на хозрасчёт — чтобы зарплата там, в порядке оптимизации, зависела от кол-ва отсосанных из общественных мест да жилищ граждан фекалий…

Ну а, касаемо тенденций на Скорой, я полушутя предположил в вышеуказанном тексте, что кто-то «в верхах»насмотрелся американских сериалов про бравых парамедиков, — вот и первопричина нынешнего вектора «развития». Ну так «как в воду глядел» — вон, в нижеуказанной статье специалист подтверждает — увлёкшимся сериалами про парамедиков Сергей Багненко и является — он фанатик американской модели. Даже на съездах СПМ об этом заявляет. Ну и нафига стране такой «главный специалист», который на помойку весь наработанный бесценный опыт да и, по-сути, всю отечественную историю Скорой, начиная со времён РИ, выбросить предлагает? Уволить, погрузить на пароход его и в США. Пусть сам там парамедиком и работает, раз уж такой фанат...

А в нижеприведенной статье «зацепил» совершенно аналогичный моему «мироощущению» взгляд на то, как раньше решались вопросы кадров и профориентации. И что ушло из нынешней России. Только я рассуждал об иной сфере (Метастазы оптимизации. Уничтожить санитаров и санитарок как класс!), а в статье специалист говорит предметно про Скорую: «Раньше студенты после 4-го курса могли работать на скорой. Эта специальность их затягивала, и, окончив институт, они возвращались. Это был очень классный приток кадров, который сейчас уже недоступен. Теперь, чтобы работать СМП-врачом, нужно окончить интернатуру, а это минимум год. Вот так сразу перестал идти поток врачей, которые раньше без всяких проблем устраивались в скорую». Именно! Так было и в 19-м веке, так было и в СССР. Но так не стало…

Кто нас будет лечить? 20.11.2019, Мир Новостей

За восемь последних лет на треть сократилось число врачей скорой помощи в регионах: в 2011 году их было 16 025, а в конце 2018-ого — 11 078, сообщает Минздрав. Куда уходят медики и кто придет им на смену? «МН» попытался разобраться в этой ситуации

МЕНЬШЕ – ЛУЧШЕ?

«В 55 регионах стало меньше врачей», — заявил Минздрав, уточнив, однако, при этом, что в целом по России их стало больше на 0,07%. Меньше специалистов стало по всей стране, но безусловными лидерами этого врачебного антирейтинга за 2018 год являются Тульская область и Чечня.

Лидируют в числе выбывших врачи скорой помощи. Министерство приводит данные о том, что их постепенно заменяют фельдшерами — их в прошлом году стало больше на 370 человек, теперь их по стране — 71 433.

Но почему врачей скорой становится меньше и куда они уходят? Эти вопросы «МН» адресовал врачу скорой помощи, члену Совета и председателю секции скорой помощи Общероссийского профсоюза работников здравоохранения «Действие» Григорию Бобинову.

«Я работал в должности заведующего скорой помощью и точно знаю, почему у нас сейчас нехватка специалистов и такое большое сокращение врачей нашего профиля, — сказал эксперт. — Во-первых, раньше врачом скорой помощи мог стать любой врач. Медицинское образование само по себе давало право работать без всяких бумажек. А потом ввели поголовно необходимые сертификаты — документы о дополнительном образовании, подтверждающие твою подготовку.

Во-вторых, раньше студенты после 4-го курса могли работать на скорой. Эта специальность их затягивала, и, окончив институт, они возвращались. Это был очень классный приток кадров, который сейчас уже недоступен. Теперь, чтобы работать СМП-врачом, нужно окончить интернатуру, а это минимум год. Вот так сразу перестал идти поток врачей, которые раньше без всяких проблем устраивались в скорую.

У меня был яркий пример: в мое последнее обучение на сертификат на первую лекцию собрались больше ста врачей. Я там был самый молодой — 41 год, большинству — за 50-60. Я думаю, что когда приду на получение следующего сертификата через год, то и половины из них не встречу.

Убыль врачей естественна — притока нет, а отток значительный, потому что врачи стареют. А молодежь просто побаивается идти в медицину, ведь проще пойти торговать медикаментами. Медицинское образование и зарплата в три раза больше — чего бы ни поторговать, ни за что не отвечая?»

А ОТКУДА СТОЛЬКО ФЕЛЬДШЕРОВ?

Главный внештатный специалист Минздрава России по скорой помощи Сергей Багненко заявляет, что процесс постепенного замещения специалистов врачей на фельдшеров абсолютно закономерен.

«Если мы укомплектуем на 100% врачами, то через пять лет они фельдшеризуются, потому что не смогут пользоваться ни лабораторными анализами, ни инструментальными исследованиями, ни лучевыми методами диагностики, — считает Сергей Федорович. — По сути дела, у них будет только ящичек врача скорой помощи, в котором есть наборы ампул для неотложной помощи, и 15-20 минут сопровождения больного».

Оправдан ли «закономерный» процесс и как отразятся перемены на скорой в будущем? Григорий Бобинов так объяснил «МН» всю подоплеку ситуации:

«Средний врач всегда выше среднего фельдшера по навыкам, по образованности, по своей квалификации. Когда в бригаде есть врач, значит, есть и к кому тянуться, и у кого набираться опыта. Например, в Ленинградской области уже есть такие отделения, где в скорой помощи работают только фельдшеры. Они, конечно, просели в подготовке. Уровень этих станций падает, и для себя я определил, что самый желательный минимум врачей в скорой — это 20%.

Я был на последнем съезде скорой помощи в мае этого года, куда приехали все начальники СМП по стране. Вышел Багненко и опять то же самое сказал: ему нравится американская система здравоохранения, поэтому он даже в голове у себя не видит врачей на скорой помощи. На этот счет есть и большая проблема с руководством, которое сейчас отказывается от врачей, а потом захочет отказаться и от фельдшеров. Оставят только парамедиков — тех, кто довезет человека до больницы. То, что происходит сейчас со скорой, — катастрофа».

МОСКВА МОЖЕТ СПАТЬ СПОКОЙНО

В столице дефицита врачей не наблюдается. Наоборот, Москва находится в списке из 38 регионов, где Минздрав отметил прирост врачей первичного звена. Но есть и минус: за прошлый год в Первопрестольной на 7% снизилось количество стоматологов-ортопедов. Врачей скорых же в Москве в достатке.

Заместитель министра здравоохранения РФ Олег Салагай рассказал, что примыкающие к столице регионы могут испытывать недостаток в кадрах из-за миграции. Специалисты переезжают в Москву ради высоких зарплат. Вероятно, что в уже упомянутой Тульской области, которая лидировала в антирейтинге по снижению количества врачей за 2018 год, сложилась похожая ситуация.

КАК АУКНЕТСЯ, ТАК И ОТКЛИКНЕТСЯ

С начала 2013 года служба скорой медицинской помощи финансируется за счет средств обязательного медицинского страхования, а не за счет государства. Уже упомянутый нами специалист Минздрава по скорой помощи Сергей Багненко в своем интервью ведущему медицинскому порталу «МедНовости» объяснил, что перемены ни в коем случае не приведут к снижению бюджета, а соответственно и зарплат. Он пообещал, что в случае нехватки средств от страховых компаний доплачивать будут местные власти.

Прошло шесть лет, и статистика недвусмысленно дала ответ на то, почему молодежь не просто побаивается, а конкретно не хочет идти в медицину, по причинам мизерной зарплаты, огромной бюрократической нагрузки и тяжелых условий труда. Молодежь не придет, старожилы уйдут на пенсию и кто останется?

Личный пример всем медицинским работникам страны подали фельдшеры, медсестры и водители больницы скорой медицинской помощи в Петрозаводске, где 15 сентября началась итальянская забастовка.

Справка.
Итальянская забастовка предполагает то, что сотрудники будут выполнять свою работу исключительно в рамках инструкций. Для скорой помощи это значит, что фельдшеры, медсестры и водители будут работать исключительно в одну смену, без привычных и даже необходимых переработок
.

Забастовщики — всего 76 человек — заранее передали руководству больницы официальное заявление, в котором рассказали про планируемые действия и объяснили, что больше не могут работать несколько смен подряд в недоукомплектованных бригадах и терпеть «унизительный уровень заработной платы».

Несмотря на то что медики продолжают своевременно оказывать помощь жителям Петрозаводска, забастовка вызвала раскол среди коллектива больницы. Но гораздо хуже она аукнулась чиновникам — внеплановая проверка Росздравнадзора и прокуратуры выявила нарушения. Все материалы направлены главе Республики Карелия и в прокуратуру.

Что, если пример петрозаводских медиков вдохновит их коллег по всей стране и тогда не только фельдшеры, медсестры и водители, но еще и врачи, незаменимые по своей важности люди, не просто объявят забастовку, а вообще уйдут, не важно куда, к частникам или на пенсию?

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Юрист по трудовому праву Николай Матвеенко рассказал «МН», что ситуация у врачей, фельдшеров, медсестер и водителей скорой помощи (да и не только) в России сможет поменяться, если коллективы объединятся и приложат совместные усилия к защите своих прав.

«Я рекомендую каждому медицинскому работнику знать наизусть свои трудовые права и обязанности — нормы труда и отдыха, вопросы о незаконных переводах на более низкооплачиваемые должности, нагрузках, отпусках, тех же недоукомплектованных бригадах, которые стали камнем преткновения в Петрозаводске, — говорит эксперт. — Там часть коллектива объединила усилия и осмелилась защищать свои права. И хоть забастовка продолжается, в больнице назначены проверки и разбирательства. Ситуация получила гласность — вся страна сопереживает им, поддерживает. Что будет, если бастовать по-итальянски начнут пять, шесть больниц по стране? Стучащему открывают, просящему дают — нужно пытаться бороться, в том числе за свою любимую профессию».

Пока статья готовилась в печать

В минздраве Карелии обсудили проект реорганизации БСМП и создания ГБУЗ «Центр скорой медицинской помощи», который планируется открыть к марту следующего года. По мнению минздрава, появление этого центра поможет справиться с проблемой переработок и заработных плат, которая, собственно говоря, и стала первопричиной итальянской забастовки.

В новом учреждении планируется увеличение количества бригад скорой с 20 до 28 за счет увеличения численности фельдшеров скорой медицинской помощи на 79,5 должности и водителей скорой медицинской помощи на 40 должностей.

Тем временем итальянская забастовка продолжается, и, по заявлению ее участников, окончательно протест закончится только в том случае, если все их требования будут выполнены.

***

P.S. Вдогонку реплике автора статьи про Скорую в Карелии про тамошние подвижки (Второй месяц «итальянской забастовки» Скорой в Карелии. Как видим, есть некоторые подвижки // Бастуют медики скорой Петрозаводска, а зарплату повысят чиновникам. Профсоюз удивляется… // В Карелии у профсоюз медработников «Действие» тоже крепкая ячейка. Вот, извлекли «клеща Хейфеца»)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора