Дешевого отдыха в Крыму больше не будет

Екатерина Резникова 7.02.2019 16:59 | Регионы 58

Больше половины приезжающих в Крым туристов останавливаются в хостелах и гостевых домах, ведь отели 4* и санатории им не по карману. Однако в сезоне-2019 дешевые номера у моря, возможно, исчезнут совсем. Ведь надзорные каникулы в России хоть и продлили, но с ограничениями. И плановые проверки турбизнеса в Крыму уже начались. Приведут ли они к закрытию мини-отелей?

В самом конце 2018 года, 25 декабря, Госдума приняла закон о продлении надзорных каникул для малого бизнеса до 31 декабря 2020 года (закон №480-ФЗ от 25.12.2018). В этот период плановые проверки будут запрещены. Но не во всех случаях и не для всех.

Обо всех тонкостях нового закона можно прочитать здесь. Мы отметим лишь одно: в отличие от надзорных каникул образца 2016-2018 года,

с 1 января 2019 мораторий на плановые проверки не распространяется на виды госконтроля, по которым введен риск-ориентированный подход. Госорганы будут анализировать различные сведения о компаниях и самостоятельно определять риски совершения предпринимателями противоправных действий.

Если риск нарушений низкий, проверки будут либо редко, либо их не будет совсем.

Как это работает, пока непонятно. Но в список риск-ориентированных надзоров попали почти все – от земельного и жилищного до контроля за азартными играми и тотализаторами.

Земля есть, механизмов нет

В Крыму плановые проверки уже начались. В первую очередь они ударят по турбизнесу, ведь почти у каждого мини-отеля, гостиницы или гостевого дома есть нарушения еще с Украины. И основные – в сфере земельного законодательства.

Глава Госкомрегистра Александр Спиридонов уже заявил, что несмотря на то, что в списке плановых проверок-2019 около 200 объектов размещения, инспектора земконтроля придут к каждому, у кого на заборе висит табличка «Сдаю жилье» — а это, по самым скромным оценкам, около 4500 объектов по всему Крыму.

Отельеры в страхе: неужели их гостевые дома и меблированные комнаты заставят сносить? Ведь большинство мини-отелей строились при Украине на участках под ИЖС.

«Такая проблема действительно есть, — говорит глава Ассоциации малых отелей Крыма (АСМОК) Наталья Пархоменко. – И мы разъясняем нашим предпринимателям, что они обязаны привести землю в соответствие. Другое дело, что действующих механизмов по изменению видов разрешенного использования (ВРИ) в Крыму пока нет. По крайней мере, мне не известны случаи, чтобы кому-то это удалось».

Разобраться, кому нужно менять ВРИ, а кому нет, неподготовленному человеку тоже не просто. Закон не запрещает сдавать в наем излишки собственной жилой площади.

Если сами хозяева живут в том же доме, где в сезон сдают туристам несколько комнат, можно ничего не менять. Но если на одном и том же участке, принадлежащим одной семье, несколько домов, и все якобы жилые – это уже нарушение, говорит Пархоменко.

«Привести землю в соответствие не так уж сложно, это делается один раз и на всю жизнь, — поясняет глава АСМОК. – Нужно размежевать участок, и для земли под сдаваемым домом поменять ВРИ. Индивидуальный жилой дом – это код 2.1. Что на такой земле разрешено? Размещение индивидуального жилого дома, высотой не выше трех надземных этажей; выращивание сельхозкультур; размещение гаражей и подсобных сооружений. Где здесь хоть строчка про извлечение прибыли? Если имеет место предпринимательская деятельность, нужно изменить ВРИ на 4.7 – гостиничное обслуживание».

Правда, со сменой ВРИ могут возникнуть проблемы. Согласно территориальному зонированию, у каждого участка есть основные, дополнительные и условно разрешенные виды использования. Поменять на условно разрешенные можно только через публичные слушания. «Если хозяева жилых домов с трех сторон против того, чтобы у меня тут была гостиница, ничего не получится, — говорит Пархоменко. – Что делать? Ответ один: работать с соседями, договариваться».

С категорией помещений тоже есть неясности: как понять, мини-отель – жилое или не жилое? «Здесь действуют те же принципы: сами живете и часть сдаете – жилое. А если дом вроде бы вписывается в требования к индивидуальным жилым домам – меньше 3х этажей и площадью до 1500 кв. м, но внутри 30 комнат с отдельными санузлами, то это, простите, гостиница. И она должна быть нежилой», — рассуждает Пархоменко.

Но если сам хозяин живет в этом же здании на 30 комнат? «Можно перевести в нежилое поэтажно», — подсказывает вариант глава АСМОК.

«В этом и заключается основная загвоздка: в законодательстве нет четкого разделения, что считать гостиницей, а что – гостевым домом, где хозяева сдают в наем излишки собственной жилой площади, — продолжает отельер. —  Есть лишь наметки: например, в гостинице можно оказывать дополнительные услуги – обеспечивать постояльцев питанием и напитками, предоставлять автостоянку, услуги прачечной и т.д. А в гостевом доме перечень дополнительных услуг сильно ограничен.

Поэтому если у тебя 30 номеров в твоем индивидуальном жилом доме, то кормить туристов ты все равно не можешь, это запрещено».

Многие отказываются от самой идеи смены ВРИ земли и категории жилых помещений, потому что это приведет к удорожанию коммунальных услуг – все домовладение переведут на коммерческие тарифы, опасаются хозяева.

«Это тоже нужно сделать один раз и на всю жизнь, — говорит Пархоменко. – Развести коммуникации, поставить отдельные счетчики. Если на участке несколько домов, то один будет платить по бытовым тарифам, другие – по коммерческим. Невыгодно? Это спорный момент, нужно считать. У нас тарифы дифференцированные: чем больше потребляешь ресурса, тем выше ставка. В итоге – переплата и за себя, и за туристов. А с отдельными счетчиками за туристов вы будете платить только летом и только то, что они фактически потребляют».

Та же ситуация с мусором. Предприниматели бесконечно жалуются, что Крым засрали, везде свалки, контейнеры вывозятся редко. Но сами они не торопятся заключать сезонные договоры с повышенными нормами накопления ТБО. «Откуда муниципалитетам взять деньги на вывоз мусора? – возмущается глава АСМОК. — Им даже сведения о том, что услуга нужна, взять неоткуда. Представьте, что у вас в квартале прописано 70 человек, и есть график вывоза мусора – два раза в неделю. А летом у вас 350 жильцов. Но график-то не изменился. Вот вам и жалобы: мусор не вывозят, свалка».

Но рассуждения о тарифах – это лирика по сравнению с тем, что

земельные проверки уже начались, а механизмов по приведению земли в соответствие в Крыму как не было, так и нет. Как же защититься от штрафов? Ведь за нецелевое использование земли штрафуют: граждан – на 10-20 тысяч, юридические лица – на 100-200 тысяч рублей.

И прецеденты были: в 2016 году по жалобе соседей земельный надзор пришел на объект АСМОК. Там было несколько нарушений со стороны надзорного органа, поэтому выписанный штраф в 10 тыс рублей и требование вернуть землю государству из-за нецелевого использования удалось оспорить. Суд признал, что изъятие земли по решению надзорного органа в России незаконно, такие решение могут приниматься только через суд.

«Можно написать письмо в муниципальный орган архитектуры с просьбой дать ответ, какие основные и дополнительные ВРИ допустимы на вашем участке с кадастровым номером таким-то, — рекомендует Пархоменко. – Вам должны ответить. Если не ответили – это прямое нарушение прав предпринимателей. Ответили: градостроительная документация не готова – прекрасно. Для нас это такая бумага – уже страховка. Вот, смотрите, ВРИ я не сменил, но пытался».

Сам механизм смены ВРИ заработает, скорее всего, уже в этом году — после принятия генпланов и схем зонирования территории муниципальных образований Крыма. Насколько он будет забюрократизирован, пока не ясно. Но Пархоменко предполагает, что это будет скорее длительный, чем затратный по деньгам процесс, хотя различные схемы его ускорения, чреватые коррупцией, скорее всего тоже будут.

МЧС в частный дом можно не пускать, но от штрафа это не спасет

Земля — лишь одна из болевых точек. Другая – пожарная безопасность.

Мини-отели и гостевые дома от проверок МЧС застрахованы принципом неприкосновенности частной территории. Если объекты стоят на участке под ИЖС, инспекторов на них можно не пускать. Исключение – жалоба на нарушение правил безопасности.

А если все же пустить? «От штрафа отельер с ИП никак не застрахован, — говорит Пархоменко. – К ИПшникам инспектора предвзяты. Здесь тоже пробел в законодательстве – ко всем объектам применяются одинаковые требования. Но у нас есть микро и даже нано-отели на несколько номеров, у которых оборот – до миллиона рублей в год. Где им взять средства, чтобы поставить систему автоматического пожаротушения и оповещения?»

«Конечно мы с нашими отельерами работаем, — продолжает глава АСМОК. – Объясняем, что это их безопасность. Не можете позволить себе дорогую защиту, купите хотя бы средства первичного пожаротушения. Поставьте камеры. Сделайте оповещение в общих зонах. Одни прислушиваются, другие – пока гром не грянет…»

«Не нравится – идите в суд»

А еще к предпринимателям могут прийти из налоговой, роспотребнадзора, миграционного надзора. Всех правил, которые должны соблюдать отельеры, не перечесть. Предприниматели просят помощи у чиновников: «Разъясните, как нам жить, чтобы соблюсти закон». Но в ответ слышат лишь «Разбирайтесь сами».

«Была свидетелем: общественная организация обратилась к главе Госкомреестра с просьбой сделать «дорожную карту» для малого бизнеса по соблюдению земельного законодательства, но получила отказ. Он сказал: «Не согласны с нашими предписаниями – идите в суд», — вспоминает глава АСМОК.

В прошлом году ценой титанических усилий бизнеса и власти на сайте министерства туризма Крыма появилась методичка для отельеров. В ней – разъяснения тонкостей законодательства и перечень основных штрафов за его несоблюдение.

«По моим данным, подобного документа нет ни в одном регионе России, — говорит Пархоменко. – Понадобилось полгода переписок и обсуждений, чтобы его создать. Но методичку нужно постоянно обновлять: например, раздел про курортный сбор в ней уже устарел».

Но одной сводной методички мало. Нужны подробные «дорожные карты» по всем видам законодательства, объясняющие, что и как надо делать, чтобы не нарушать закон.

«Наших гостей всячески защищают – есть права потребителя, а нас, бизнес, кто защитит?  — комментирует ситуацию идейный вдохновитель создания АСМОК, хозяйка гостевого дома «Юкка» Елена Можаровская. – Проверки – это большая нагрузка. Мы трудоустраиваем людей, мы платим налоги, но нам никто не хочет помогать, защищать юридически. Та же налоговая при Украине с нами работала, разъясняла законы, а теперь мы сами должны разбираться. Помимо основной работы с гостями штудировать кодексы».

«Многие предприниматели строили свои объекты еще в 90-е, как могли, потому что денег не было, работы не было, производства закрывались, — говорит Можаровская. — Мы выживали, обеспечивали себя работой, кормили семьи. Теперь мы по щелчку должны привести все в соответствие, но далеко не у всех такая возможность есть. Закрыться? А кто нас будет кормить?»

«Неясность законов – это потенциальная коррупция, — вторит ей Пархоменко. — Один чиновник говорит одно, другой – другое. А ответственность – на предпринимателях. К тому же у нас постоянно все меняется, и угрозы повсюду: тот же закон Хованской о запрете сдачи в наем жилых помещений – это смерть для турбизнеса в Крыму. Хорошо, депутаты одумались и не приняли его».

Может сложится впечатление, что отельеры вообще против проверок. Мол, привыкли работать в тени при Украине и не хотят выходить на свет. Но на самом деле все наоборот.

Единственное, чего жаждут бизнесмены в Крыму – это прозрачных правил для всех. Проверки должны вести с детенизации бизнеса, а сейчас все происходит с точностью до наоборот.

«Пока не будет огромных штрафов за ведение незаконной предпринимательской деятельности и четких критериев, что считать предпринимательством, подвижек не будет, — говорит Наталья Пархоменко. – А пока конкуренция нечестная. У нас в ассоциации налоги платят все, теперь, с 1 января, нас еще и проверять будут, потому что мы видны, на поверхности, а «теневиков» – нет».

Наталья приводит пример: «Пришла налоговая к одному татарину проводить контрольную закупку. Сняли комнату, расплатились меченными купюрами. Факт зафиксировали, а он им: «Я плательщик НДФЛ». Закон не запрещает сдавать свое жилье и платить налоги в конце года, по декларации. Он даже купюры им не отдал, сказал: «Я вам оказал услугу, комната ваша, делайте, что хотите». И потом в апреле пошел, и эти меченные деньги уплатил им же в качестве налога».

Формула простая: «Есть ИП? Тогда мы идем к вам»

Заниматься теневым сектором в туризме никто не хочет: слишком хлопотно. Нужно поймать человека на горячем: найти в сети объявление, доказать, что жилье сдается регулярно (НДФЛ допустим для нерегулярной сдачи жилья – но что значит «нерегулярной»?), что человек не подал декларацию и не заплатил налог. То же — с землей. Если на участке стоит дом, а человек свою коммерческую деятельность никак не афиширует, как земельный надзор узнает, что это на самом деле гостиница? Только если по жалобе…

По оценкам экспертов, оборот в туристической отрасли Крыма в прошлом сезоне, побившем все постсоветские рекорды на пике интереса к открытию Крымского моста, приблизился к отметке 400 млрд рублей.

 В АСМОК считают эту цифру вполне реальной, ведь годовая выручка мини-отеля на 15-20 номеров при всесезонной нагрузке и цене за номер в 3-5 тыс рублей летом составляет около 10 млн рублей. А есть еще крупные игроки – отели, гостиницы, санатории, пансионаты. И рынок сопутствующих услуг.

Но эту цифру на официальном уровне вряд ли озвучат, ведь более половины предприятий туристического сектора в Крыму находятся в тени. И если власти не пойдут навстречу бизнесу и не помогут ему встроиться в российские реалии, эта доля будет только расти.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора