На что вы будете жить, когда вам будет не на что жить?

Екатерина Резникова 9.08.2019 15:36 | Регионы 134

Фото: Vgorode.ua

Несмотря на серьезные государственные инвестиции, потеря работы остается одним из главных страхов жителей Севастополя. «Примечания» задали вопрос, вынесенный в заголовок, двум десяткам горожан, работающим по найму. Ответы выявили короткий горизонт планирования, скромность запросов, оседлость, неверие в самозанятость и, в целом, адекватную оценку экономики города.

Мы опросили людей разных, характерных для Севастополя профессий, преимущественно работающих по найму. Давно и плотно «самозанятых» — тех, кто годами выживает, подрабатывая то там, то тут — сразу отмели: для них поиск новой страты – вопрос не теории, но практики. Нам же важно было узнать, что будут делать люди стабильной занятости, те, кто отдал одному делу 5 и более лет. Возраст опрошенных 30+, молодежь и пенсионеров мы сознательно не брали – у первых перспектив больше хотя бы в силу возраста, у вторых есть пенсия, которой хватит хотя бы на хлеб. Почти все опрошенные связывают свои трудовые перспективы со строительством, туризмом или государственной службой.

Кирилл, 52 года, преподаватель

— Пойду в такси. Или в недвижимость – сдача квартир в аренду и показ разных квартир на продажу и в аренду, с доставкой клиентов на место на своей машине за небольшую цену. Буду делать автоообзоры недвижимости города и близлежащих окрестностей. Возить мини-экскурсии по нелубочным местам Крыма, такой андеграундный Крым – байки про разные места. Про репетиторство не думал, это не мое.

Тарас, 36 лет, продавец

— По специальности я электросварщик и кровельщик, так что попробую потолкаться локтями с узбеками. Правда, стройка приносит столько же денег, что и работа продавцом, а усилий несоизмеримо больше. Поэтому сначала я постараюсь найти работу, где не надо будет работать.

Теоретически могу водителем устроиться, хотя опыта у меня не больше, чем уроков вождения. Но точно не таксистом: это поганая работа, платят мало. Если ты в такси хочешь зарабатывать, тебе надо урабатываться в хлам, гонять сутками, либо не гнушаться приворовыванием и обманом приезжих.

Еще я мог бы водить туристов в горы, но мне будет тяжело: я не хотел бы иметь дело с чужими людьми в диких условиях. Думал еще о варианте «мастер на час» — ходить по домам, полочки прибивать.

Максим, 36 лет, промышленный альпинист

— Стройкой бы и занимался, может, в бетонщики пошел бы. Торговать на рынке, наверное, смогу, хотя не факт. Охранникам мало платят. Грузчиком, если здоровье стройку не позволит, тоже не поработаешь. Я бы, наверное, у мамы спросил, что мне делать (смеется).

Анна, 43 года, юрист по земельным вопросам

— Пошла бы на госслужбу, меня все зовут, но я не иду из-за маленькой зарплаты – 28-32 тысячи максимум платят. Гипотетически занималась бы арендой жилья как агент. Это самый быстрый и легкий способ заработать. Меня часто просят сдать, снять, продать недвижимость. Не знаю, почему людям сложно делать это самим, но для меня риелтерство это не сложно. Такое вот хобби на черный день.

Елена, 33 года, медсестра стационара

— Устроилась бы в частную клинику. В поликлинику не хочу, там зарплаты – копейки, а работа – сидят все замученные. Возможно, пошла бы в фармпредставители.

Марина, 55 лет, тренер спортшколы

— Я занимаюсь рукоделием, умею вязать, шить. Не думаю, что это сильно пользуется спросом, но подспорьем быть может. Я человек коммуникабельный, могу найти себе работу временную, сезонную. На лето можно работать в любом спортивном лагере. Экскурсии, походы, туризм — у меня масса знакомых, которые смогут подкинуть мне клиентов. Что еще очень важно – я умею жить недорого на даче.

Надежда, 38 лет, госслужащий

— Я уже много лет на госслужбе, и это мой выбор, поэтому первое, что стала бы искать – это госслужбу. У меня экономическое образование, плюс я могу преподавать. Поэтому, если не госслужба, то искала бы должность преподавателя, экономиста в частной фирме или руководителя отдела кадров.

Максим, 36 лет, оператор станков ЧПУ

— По моей специальности особого выбора в Севастополе нет: «Таврида-электрик» и пара крупных ювелирных предприятий, остальное мелочи. Но варианты есть. Первое – у меня есть опыт работы в строительстве, второе — опыт работы с различным оборудованием, третье — судоремонт. На крайний случай всегда можно дворником пойти или автомойщиком. Водителем я не хотел бы работать. Это же за баранкой все время, а мне больше нравится руками работать. Или работал бы на себя. У меня есть небольшая мастерская, можно было бы ее развивать.

Дина, 40 лет, бухгалтер

— Я сейчас как раз нахожусь в процессе смены профессии. Одна нога в бухгалтерии, другая – на телевидении (Дина работает в утреннем шоу на местном ТВ – ред.). А я между ними. Пока неизвестно, сколько будет приносить моя новая работа, на телевидении я пока на стажировке. Возможно, я буду зарабатывать меньше, но зато это занятие мне по душе. Есть ли у меня какой-то пассивный доход на случай, если вообще не на что будет жить? Нет, недвижимостью не владею. Но всегда стараюсь быть при работе.

Татьяна, 38 лет, сотрудник музея

— Я дипломированный журналист, вероятно, попытала бы счастье во второй древнейшей. Но до 2020 года, пока наш музей не выполнит поручение председателя правительства РФ о переиздании девяти томов севастопольской Книги Памяти, меня из музея никто отпускать не намерен (смеется). 75 лет Победы на носу. А вообще, куда взяли бы, туда бы и пошла, работа дураков любит.

Сергей, 46 лет, сотрудник аппарата заксобрания

— Вариантов несколько. Уйду в свободное плавание, в бизнес. Выберу направление и разработаю. Один из вариантов: он будет связан с юридическим направлением, второй – с обеспечением безопасности.

Максим, 34 лет, директор учебного заведения

— По образованию я айтишник, вернулся бы в it или в инженерную какую-то сферу. Это самый очевидный вариант. С учетом опыта, думаю, я легко бы устроился на руководящую должность и в государственной [сфере], и в бизнесе. Поехал бы в Москву.

Сергей, 30 лет, военнослужащий

— На самом деле это больной вопрос для всех военных – куда они пойдут на гражданке. У меня три инженерных специальности. Наверное, я бы пошел работать на СТО, машины крутить. Либо куда-то в радиотехническое КБ, у меня даже есть наметки.

Борис, 53 года, инженер-строитель, руководящий работник

— Честно говоря, с работой трудно. С тремя высшими образованиями не могу толком устроиться. Сейчас занимаюсь мелкими стройками, работаю на трех работах, а денег все равно не хватает. Пока не будет принят Генплан в Севастополе, пока не будет стабильности в сфере строительства, работать в этой сфере негде.

Для севастопольцев сфера скоро закроется, поскольку сюда уже вошли и будут входить дочки Роттенбергов. Они будут захватывать рынки, боюсь, что даже субподряды севастопольцам перестанут отдавать.

Не знаю, куда можно было бы пойти… Строить какие-то частные заказы, брать мелкие подряды, участвовать в гостендерах – там тоже не особо заработаешь, проблем больше.

Сергей, 35 лет, моряк

— Я задумывался и понял, что вряд ли смогу чем-то заняться на берегу. В море я сам себе начальник, работать на дядю мне будет тяжело. Если вообще не на что будет жить, пойду на стройку. Могу работать сварщиком, токарем. Такси – это уже крайний случай, там совсем грустно платят. Бизнес? Если бы придумал какой-то бизнес, уже не ходил бы в море. Но сколько я ни считал — нерентабельно выходит. Я уже года четыре мечтаю не ходить в море, но пока ничего присмотреть не могу. Хотя бы тысяч 60-70 в месяц, чтобы на продукты хватало.

Почти все опрошенные вспоминали о традиционных для Крыма сферах занятости: мужчины — о стройке, охране и такси, женщины — о туризме и торговле. Правда, такси называли как самый крайний вариант.

Представители интеллектуальных профессий и медики не видят себя в качестве самозанятых. Репетиторство, работа няней или сиделкой, какая-то частная практика в разговоре не всплывали. Возможно, это связано с тем, что в Крыму, в отличие от городов-миллионников, в этой сфере вряд ли много заработаешь, доходы у населения не те.

О собственном бизнесе, как способе выживания, говорят, но без конкретики. Даже те, у кого есть «дело в руках» — набор уникальных компетенций — не знают, насколько они будут востребованы.

Большинство респондентов назвали вопрос актуальным, но прозвучавшие ответы при этом были односложными. Свои компетенции люди оценивают скорее низко: неохотно говорят об образовании, знаниях, умениях и хобби, которые могли бы стать источником дохода.

При этом те, кто давно и стабильно работает на одном месте, выражают уверенность, что, в случае чего, легко найдут работу. Те у кого есть свежий опыт поиска другого занятия, говорят, что найти в Севастополе стоящую работу трудно.

В целом видение нашими собеседниками своих перспектив отображает структуру экономики Севастополя, фокусируясь на стройке, ренте и туризме. Обращает на себя и скромность запросов: в качестве идеального желаемого дохода называют суммы до 100 тыс. рублей, в основном около 50-60. И оседлость: о готовности переехать на материк или в большие города заявили всего 2 человека из 20.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора