Этнократия против белых негров России

soiz [1231402] 4.10.2018 17:45 | Политика 162

Оглядываяся назад: октябрь 1993 года.

Мы, — страна, народ, общество – заблудились, и, в лучшем случае, уперлись в тупик, в худшем – подошли к краю пропасти. А когда заблудился, очень полезно прокрутить свой маршрут назад и понять – где сбился с пути, совершил поворот не туда. Сейчас как раз подходящая дата для подобного осмысления – годовщина «черного октября». Это одна из тех исторических поворотных точек, после которой наш маршрут и привел к тупику, в котором мы сейчас оказались.

О 4 октябре 1993 года сказано много. Я отмечу лишь то, что кажется важным мне сейчас. Один из моментов, который и позволил событиям пойти в определенном русле – пассивность народа. Выйди люди в достаточном количестве поддержать парламент и все бы пошло совсем иначе. Народ словно бы с этого момента капитулировал, и вот сейчас в ответ на пенсионную реформу он только слабо дернулся. И нынче можно было бы массовыми протестами остановить губительную реформу, и все последующие события пошли бы не по столько печальному маршруту. Можно зафиксировать этот момент – капитуляция народа, отказ от борьбы – одна из главных причин приближения краха. За свое исторические существования надо бороться, нет борьбы – нет и существования.

Второй момент связан с характером постсоветского государства. Для меня и, я думаю, для многих очень ярким, символичным событием в октябре 1993-го стала трансляция по телевидению расстрела парламента. В тот момент, когда на это смотрел, понял, что произошел фундаментальный слом прежних основ государства. Он начался, конечно, ранее – когда, например, ОМОН зверски избил ветеранов, пытавшихся возложить венок к вечному огню. Внутри государства флаг, форма играет роль распознавания «свой-чужой». В позднем советском государстве было конечно много разного негатива и в отношении власти появился определенный скепсис, но все же милиционер и военный распознавался как свой. А тогда нам явили нечто принципиально иное: милиционер, бьющий ветерана с медалями, танки стреляющие в парламент, солдаты расстреливающие людей подвели черту – это теперь не наши, это чужие. Стало ясно, что в России учредилось нечто иное, чуждое и враждебное, и эта чуждость и враждебность нам открыто демонстрировалась, видимо, чтобы из нас окончательно выбить совковую дурь, будто мы имеем отношение к новому государству. В то время, когда горел парламент, когда на улицах текла кровь, что-то хохотало и справляло свою победу. И просто поразительно, что 4 октября не было превращено в государственный праздник, тут видимо случилось какое то недоразумение, ведь именно в этот день и должен Путин проводить парад на Красной площади под власовскими знаменами, рядом с заколоченным фанерой Мавзолеем… При чем тут 9 мая – кто мне объяснит? У нынешней власти есть свой День Победы.
Характер постсоветской власти описывается с классовой точки зрения. В этом плане сказано много верного, и эти тезисы не имеет смысла повторять.

С.Г. Кара-Мурза предложил, помимо этого, свой взгляд на проблему. Если говорить вкратце, то он указал на то, что этничность – не является чем-то неизменным, она динамична,  конструируется культурой, и, в зависимости от процессов внутри культуры, — подвергается кризисам. В итоге внутри большого этноса могут не только пойти трещины, но и создаваться новые, малые, вполне враждебные этносы. И конфликты приобретут не классовый, а этнический характер. С.Г. Кара-Мурза пишет: «Этнизация социальных групп – важная сторона политических процессов. В начале ХХ века социальный конфликт в России «рассек народ на части» — вплоть до гражданской войны. Крестьяне воевали со своими соплеменниками-помещиками как с иным, враждебным народом. Классовое и этническое чувство превращаются друг в друга. Крестьяне сравнивали помещиков с французами 1812 года. […] Социальные инженеры и политтехнологи, которые конструировали постсоветское пространство и его жизнеустройство, мыслили уже в категориях постмодерна, а не Просвещения. Они представляли общество не как равновесную систему классов и социальных групп, а как крайне неравновесную, на грани срыва, систему конфликтующих этносов (народов). По отношению к их программам Р. Шайхутдинов применил даже термин “демотехника” (от слова “демос”) — быстрое искусственное создание или демонтаж народов. Действительно, все эти программы и политическая практика никак не вписываются в категории классового подхода, но зато хорошо отвечают понятиям и логике учения об этничности (вплоть до того, что на разных стадиях конструирования и в разных обстоятельствах политтехнологи явно используют альтернативные концепции этничности)».
По мнению С.Г. Кара-Мурзы великая криминальная революция и была восстанием сформировавшегося малого народа против большого. Вот как Д. Драгунский описывал характер нового государства: “Поначалу в реформированном мире, в оазисе рыночной экономики будет жить явное меньшинство наших сограждан [“может быть, только одна десятая населения”]… Надо отметить, что у жителей этого светлого круга будет намного больше даже конкретных юридических прав, чем у жителей кромешной (то есть внешней, окольной) тьмы: плацдарм победивших реформ окажется не только экономическим или социальным — он будет еще и правовым… Но для того, чтобы реформы были осуществлены хотя бы в этом, весьма жестоком виде, особую роль призвана сыграть армия… Армия в эпоху реформ должна сменить свои ценностные ориентации. До сих пор в ней силен дух РККА, рабоче-крестьянской армии, защитницы сирых и обездоленных от эксплуататоров, толстосумов и прочих международных и внутренних буржуинов… Армия в эпоху реформы должна обеспечивать порядок. Что означает реально охранять границы первых оазисов рыночной экономики. Грубо говоря, защищать предпринимателей от бунтующих люмпенов. Еще грубее — защищать богатых от бедных, а не наоборот, как у нас принято уже семьдесят четыре года. Грубо? Жестоко? А что поделаешь…”

Это такой порядок вещей, при котором полноценным народом, на благо которого работает государство, — является всего лишь одна десятая населения. Это полноправные граждане, все остальное – «кромешники», аборигены, белые негры и индейцы, которые подлежать эксплуатации и усмирению с помощью новых силовых структур.

 

Это фактически режим колонизации или оккупации. Большой народ превращен в бесправное, угнетенное меньшинство. С.Г.Кара-Мурза пишет: «В этой системе большинство населения РФ в его нынешнем обессиленном состоянии “съеживается” и низводится до положения бесправного меньшинства. В рамках демократических процедур (например, выборов) это “меньшинство” не может отвоевать и защитить свои права и обречено на вымирание. Тот факт, что в численном отношении этот “бывший” народ находится в РФ в большинстве не имеет никакого значения — как для англосаксонских колонизаторов Северной Америки не имела значения численность индейцев при распределении собственности и политических прав. Численное большинство в государстве лишено возможности в полной мере пользоваться своими гражданскими правами. Практика эта определена тем, что и собственность, и реальная власть целиком принадлежат представителям другого народа. Именно эти представители диктуют экономическую, социальную и культурную политику. Большинство населения против монетизации льгот или смены типа пенсионного обеспечения, но власть не обращает на это внимания. Большинство страдает от программной политики телевидения, выступает против смены типа российской школы или ликвидации государственной науки — на это не обращают внимания. Большинство не желает переделки календаря праздников, не желает праздновать День независимости — на это не обращают внимания. И все это вполне законно, потому что в созданной победителями политической системе это численное большинство — охлос, пораженный в правах».

В этом плане важна методика, с помощью которой внедрялась пенсионная реформа – это была враждебная акция, подобие войсковой, карательной, беспощадной операции, в котором нет места диалогам и переговорам. Более миллиона подписей против пенсионной реформы демонстративно выброшены в помойный ящик. Нам словно демонстрируют: уберменши не идут на переговоры с унтерменшами.
В итоге, по мнению С.Г.Кара-Мурзы, в России установился режим жестокой этнократии: «Нынешняя РФ предстает как жесткое этнократическое государство. Здесь к власти пришел и господствует этнос (племя или народ), который экспроприирует и подавляет численное большинство населения, разрушает его культуру и лишает его элиту возможности выполнять ее функции в восстановлении самосознания населения как народа. Причем господствующая общность не только пользуется властью и привилегиями (это первый признак этнократии), но и присваивает себе государство в целом. Она выдает себя за единственную “настоящую” нацию и навязывает всему населению ту модель, к которой остальные обязаны приспосабливаться. Этот второй признак этнократии еще более важен, чем первый».

Когда представители «малого народа» ликвидируют в России пенсионное обеспечение, то они не просто экономят деньги, они руководствуются своим представлением о справедливости, ведь, с их точки зрения, существование какой-либо социалки для русских аборигенов – это надругательство над здравым смыслом. Русским оставят только глаза, чтобы они могли плакать, а все остальное – излишне. Уже пошли разговоры о том, что власть собирается ликвидировать в стране интернет. Лучше, конечно, полностью ликвидировать грамотность, чтобы аборигены не могли писать и читать. Идеальная формула подобной политики сформулирована давно:

Э. Кох: «Необходимо поддерживать низкий образовательный уровень украинцев. Следовательно, надо применять соответствующую школьную политику. Трехклассные школы уже дают слишком высокое образование. Кроме этого, надо сделать все, чтобы снизить высокий демографический рост на этих территориях. Не бороться с туберкулезом, тифом. Закрыть больницы для населения. Приостановить воспроизводство местных врачей.
[…] Мы народ господ и должны жёстко и справедливо править. Я выжму из этой страны всё до последнего».

А.Гитлер: «Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна … образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста… Каждый образованный человек — это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью. Самой серьезной ошибкой с нашей стороны будут попытки просветить местные массы… В наших интересах, чтобы народ знал настолько, чтобы различать дорожные знаки… Лучше не учить их читать. Для них слово «свобода» будет означать право помыться в праздничные дни. […] Нашим руководящим принципом должно быть следующее: эти народы имеют лишь одно оправдание своего существования — экономическая полезность для нас. […] После столетий хныканья о защите бедных и униженных наступило время, чтобы мы решили защитить сильных против низших. Это будет одна из главных задач немецкой государственной деятельности на все время — предупредить всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами дальнейшее увеличение славянской расы. Естественные инстинкты повелевают всем живым существам не только завоевывать своих врагов, но и уничтожать их. В прежние дни прерогативой победителя было уничтожать целые племена, целые народы».

А вот в заключении некоторые данные: ЮНЕСКО ежегодно составляет рейтинг стран мира по интегральному показателю качества образования. Советский Союз в 1990 году занимал 3 место в рейтинге ЮНЕСКО по качеству образования. К 2012-ому году Российская Федерация опустилась до 49 места, пропустив вперед даже некоторые островные государства Океании.
«Версия» пишет: «По результатам аудита системы здравоохранения, в результате реформ:

• ликвидировано 33,8 тыс. койко-мест;
• дефицит врачей составил 55,2 тыс.;
• внутрибольничная смертность увеличилась в 61 регионе;
• число умерших на дому возросло в 14 регионах;
• более 17,5 тыс. населённых пунктов остались вообще без медицинской помощи».

Газета «Утро» пишет: «Общий демографический вектор нашей страны указывает на неизбежное сокращение населения. И это несмотря на некоторую передышку, пришедшуюся на начало нынешнего века, когда рождаемость в России превысила смертность. Согласно последним данным, содержащимся в ежегодном докладе Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН, Россия стоит на пороге крупнейшей демографической катастрофы со времен Второй мировой войны. Ожидается, что скорость сокращения численности населения в ближайшие два десятилетия увеличится втрое».

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора