Хроника пикирующей рациональности…

А. Леонидов-Филиппов 7.01.2019 15:29 | Альтернативное мнение 14

Распад обобщающих способностей, кризис обобщающих идей в голове – порождает сперва смешение личного удовольствия с представлением о высшей норме жизни. Затем следует полное вытеснение этой высшей нормы, целиком подменяемой животным наслаждением особи, полностью прекратившей соотносить себя с Вечностью и человечеством[1]. Особь замыкает на себя пространство и время. В считанные годы прожирает тысячелетнее наследие предков и ничего не оставляет потомкам. Зачастую и самих потомков тоже не оставляет[2]. Стоит ли говорить, что эгоистичное существо, ради извращённо понятого комфорта уничтожившее собственных детей – будет бесконечно жестоко при малейшей угрозе их «кайфу» со стороны посторонних людей?

Конечно, карлик всего лишь карлик – до тех пор, пока он не оказывается волей злого рока на плечах гигантов-предшественников. Когда силами гиганта управляет психология карлика – случается самое страшное, что только можно вообразить. Иначе говоря – это самый короткий и крутой спуск в ад.

Задумайтесь сами, без нашей подсказки, что случится, если инструмент колоссальной мощности, чья мощь и простота управления обусловлены гением десятков поколений создававших его конструкторов, оказывается в руках человека безнравственного, безответственного и безумного?

Человек с ничтожным кругозором, ничтожными желаниями животного и ничтожными целями был бы полным ничтожеством «без последствий», если бы не заполучил по какой-то роковой случайности в свои руки пульт от сверхмощного, но простого в управлении, автоматизированного механизма.

Но если он получил такой пульт — возникает парадокс противоестественного сочетания ничтожных личностей-приматов со сверхдлинными и сверхсильными «руками». Возникает амёба, управляющая танком, змея с ядерными ракетами вместо ядовитых зубов.

+++

XIX век, и первая половина ХХ века — были ареной яростной борьбы идеализма с материализмом. Тогда мало кто[3] задумывался, что и материализм, и идеализм делятся сами в себе, вовсе не являются чем-то монолитным и однозначным.

Так, идеализм очевидно распадается на враждебные и противоположные друг другу высший синтез знаний (религиозная философия, высшая мистика бесконечности) и карго-культы (идолопоклонство, магизм).

Материализм тоже делится на фаустовский (творческий) и примитивный (вещизм). Где-то между ними находится «вульгарный материализм» — сочетание рудиментарных попыток обобщать мысль с зоологическим цинизмом, не склонным по самой природе своей ни к каким обобщениям (и абстракциям).

Фаустовский материализм осуждал мистиков за их созерцательность, их обезличенность в Абсолюте, и произвёл краткую, но бурную эпоху машинерии[4]. Главное противоречие этой эпохи – противоречие между человеком как мерой всех вещей и явно надчеловеческими, из другой идеологии заимствованными, идеалами. Иными словами, теоретическое отрицание Вечности связано было со служением ей на практике. Это породило как западную науку, инженерию, так и советский социализм, в равной степени презиравших (непонятно только, — исходя из их базовых установок – почему?!) – циников, воров, рвачей и мародёров, двуногих хищников и двуногих скотов.

Долго продолжаться такое не могло – и не стало. Нельзя отрицать Вечность, сводить всё к биологической особи – и при этом не принимать частные выгоды, личные наслаждения и капризы этой особи в качестве высшей ценности.

Когда инерция веков христианского воспитания в подсознании фаустов выветрилась – наступила высшая стадия материализма, законченного в своём вещизме, примитивный материализм.

В отличие от вульгарного – примитивный материализм не обобщает вообще никаких мыслей ни в какие философские, для всеобщего чтения и согласия, конструкции и формулы. Обобщения идей (породившего науку) в примитивном материализме не существует в принципе. Человек в нём уникален, рождается случайно, уходит в никуда, ни суда, ни воздаяния ни за что нет – следовательно, и никаких норм поведения, единых для всех, быть не может. Цель человека — брать и драть. Всякая иная цель для примитивного материалиста (смертопоклонника[5]) – химера, сбой мысли и психическое расстройство.

+++

Примитивный материализм – никак не связан с созиданием и творчеством «фаустовского человека». Полностью отделён от инженерских амбиций и научно-познавательной любознательности, от неистребимого и порой принимающего патологические формы любопытства «фаустов» Запада в годы его наивысшего подъёма.

Примитивный материализм – это потребление, только потребление и ничего кроме потребления.

От «фаустов» его носители отличаются ровно тем же, чем внутрикишечные паразиты отличаются от хищников саванны. Хищник – убийца, но убийца с интеллектом, выстраивающий и стратегию охоты, и собственную жизнь. Внутрикишечный паразит тоже убийца, причём совмещающий убийство носителя с самоубийством. Но никакой стратегии охоты, построения жизни или миропознания у паразита нет. Все его функции, кроме сосательных, атрофировались.

Фаустовская версия европейского материализма акцентировала внимание на потенциале веществ и материальных предметов, находилась в поиске технических решений в рамках бездушного, но конструкторского механицизма. Примитивный материализм пост-советского шкурника и мародёра концентрируется на текущем потреблении.

Ничего конструировать примитивный материализм не умеет, да и не хочет. Его единственная функция – пожирание не им созданного, утилизация и аннигиляция мира вокруг. Это глиста, для которой Вселенная – не больше чем кишечник.

Если фаустовский материализм был «рукастым», создал немало технических новинок, то примитивный материализм более позднего (например, бандеро-украинского[6]) типа – бесплоден по части науки и техники, как мул. Его единственная цель – личное потребление паразитарного типа, личные доллары в личном кармане. Вопросы цены для окружающих не рассматриваются примитивным материалистом: он заранее согласен на любую цену собственного обогащения для всех окружающих его (в том числе и близких, и родных) людей.

Именно поэтому в пост-советских бантустанах нет никакой диалектики соотношения добра и зла: только регрессивное зло в чистом виде. Возглавляемые примитивными материалистами, вдохновляемые примитивным потребительским вещизмом, одержимые бесом личного обогащения любой ценой, они деструктивны во всех своих проявлениях, знаменуют собой как конец человеческого в человеке, так и конец истории.

Их материализм-вещизм туп, лишён исследовательской и творческой жилки, весь сводится к стяжательской одержимости на крови и костях соплеменников. Он насквозь криминален, маргинален и тупиков, из него не может выйти ничего, кроме знания о крайних формах человеческого падения, культурной деградации и разрушения человеческой личности.

Для этого единственного, как примеры обещанных Библией людей, «ставших ужасом, притчей и посмешищем для всех народов» — они и существуют. В этом смысле Запад, несомненно, выше, несмотря на давний дух материализма в нём. Потому что Запад – это Фауст, соперник Бога, активный субъект конструкторских задумок.

Современный паразитарный пост-советский обывательский («рыночный») примитивный материализм вожделения европейской халявы – бездарен, безрук, представляет из себя прожорливую и безмозглую биомассу-людоеда.

В нём – психология овоща, который стремится к питательным веществам. Он по мере сил уничтожает всё, что мешает ему прорваться к питательным веществам. И не думает ни о чём, кроме питательных для овоща веществ…

+++

Есть такой известный анекдот об учёном, повесившим подкову над дверью. Ученикам он сказал, что конечно же, не верит в грубое суеверие, будто подкова приносит счастье.

-Но – добавил учёный – подкова приносит счастье независимо от того, верю я в это или не верю…

Взаимоотношения примитивных материалистов с бесами далеко не анекдотические, хотя укладываются в эту формулу. Примитивный материалист не верит ни в Бога, ни в чёрта, но это не значит, что чёрт не верит в него.

Кризис рациональности в наше время приводит к параличу способности отделять разумное от абсурдного и добро от зла. Рациональность выстроена как сложная паутина между онтологической парой (единством-противоположностью) относительного и абсолютного. Когда примитивный материализм уничтожает представление об Абсолюте (актуальной Вечности) – вместе с этим он обрушивает все логические цепочки рационализма, строившиеся на удалении от абсолютного зла и стремлении к абсолютному добру.

Логическая рациональность рушится. В голове человека воцаряется хаос познавательного и морального помешательства. Цепочки умозаключений распадаются – и превращаются перед мысленным взором в не связанные между собой картинки. Нет в голове больше ни системы ценностей, ни системы верификации[7]. Это подобно тому, как если бы в книге сняли нумерацию страниц, и все страницы перемешали между собой… То есть мысли не с чего начаться и не к чему перейти.

Крах разума даёт широкий простор тонким бесовским сущностям, перехватывающим управление человеческим организмом у помешанной «Я»-личности. В человеке поселяется «Чужой», который управляет всеми мыслями и поступками бывшего человека, как кукловод марионеткой.

Вычислить, где твои интересы, а где – гипнотические внушения чужой, нечеловеческой сущности – очень трудно в условиях краха общей рациональности. Рациональный человек поймёт, что когда его зовут нищенствовать и умирать за токсичный бред украинизма, за поместья Порошенко и Гелетея, это не в его интересах. А бесноватый – не понимает даже этого.

+++

С появлением компьютеров – созданных человеком по своему образу и подобию (потому что человек создавал себе помощников) – мы лучше стали понимать природу бесовства. Аналогия тут простая и прямая: мало кто не знает сегодня, что такое компьютерный вирус.

Почти каждому известно, что это НЕМАТЕРИАЛЬНЫЙ вид вредоносного программного обеспечения, способного создавать копии самого себя и внедряться в код других программ, системные области памяти, загрузочные секторы, а также распространять свои копии по разнообразным каналам связи.

Основная цель информационной программы «вируса» — его распространение. Кроме того, часто его функцией является нарушение работы программно-аппаратных комплексов — удаление файлов и даже удаление операционной системы, приведение в негодность структур размещения данных, блокирование работы пользователей и т. п.

Интересно отметить, что информационный вирус порой начинает жить своей жизнью. Например, вирус может приводить к сбоям компьютера, даже если автор вируса не запрограммировал вредоносных эффектов. Почему? Разве у вируса есть собственная личность? Причина – возникающие сами собой ошибки, неучтённые тонкости взаимодействия с операционной системой и другими программами изначально задуманного безвредным вируса. Кроме того, вирусы, как правило, занимают место на накопителях информации и потребляют ресурсы системы. Отметим, что в обиходе «вирусами» называют всё вредоносное ПО, хотя на самом деле это лишь один его вид.

Несомненно, мир бесов сложнее и многообразнее, чем мир компьютерных вирусных программ. Он сложнее настолько, насколько человек, творец псевдомыслящего компьютера, сам сложнее компьютера.

Но тем не менее, в общем и целом мир бесов действует по тем же принципам, что и мир компьютерных вирусов. Только заражает бес не электронного помощника живой головы, а саму живую голову.

Иногда бес невидим, а иногда маскируется под что-то светлое. Как и вирус, он приходит инкогнито, незваным, неопознанным – а потом разрушает саму операционную базу мышления, заставляя забесовленного человека делать не только невыгодные ему, но и откровенно нелепые действия.

Так машинка на дистанционном управлении может заехать с бомбой в скопление людей, взорваться там, уничтожив и себя, и многих людей – понятия не имея, зачем ей, изначально детской игрушке, такое нужно. Машинкой с пульта управляет оператор, овладевший её внутренними побудительными силами: он исходя из своих, абсолютно чуждых машинке, интересов, решает, куда ей двигаться и что там делать…

+++

Поселяются ли бесы в примитивных материалистах? Безусловно. Они располагаются в той части сознания, которая не терпит пустоты: способности сложного человеческого мышления обобщать. Если человек сам перестал обобщать – чужеродные сущности начинают обобщать идеи за него.

Примитивный материалист не верит в бесов – но бесы не платят ему взаимностью: они в него очень даже верят. Там, откуда ушёл разум с его рациональными категориями, системой ценностей – воцаряется безумие, а безумие – питательный бульон бесовства.

Например, совершенно очевидно, что П.Порошенко наших дней – циничный проходимец, потомственный вор, всегда использовавший религию лишь как инструмент для своего воровства (в числе прочих инструментов). Не могут Порошенко с его очевидными узко-криминальными наклонностями волновать высшие абстракции отношений Патриархатов, конфессий и вероисповеданий! Уголовщина с её сугубой конкретностью, и предельное вероисповедное обобщение из платонического мира вечных «чистых идей» — несовместимы, как лёд и пламя!

Но мы видим на практике, воочию, под запись тысяч видеоустройств, как примитивный и циничный обывательский вещизм бандеро-украинствующих, со времён «перестройки» настроенный лишь воровать всё, что «плохо лежит» — переливчато перерастает в жуткую реальность ЗАБЕСОВЛЕНИЯ.

Перед нами (и попробуйте поспорить!) – уже не просто воры и циники, какими были равнодушные к религиозным вопросам приватизаторы. Перед нами, как бы ни хотелось закрыть глаза – неизбежность видеть именно БЕСНОВАТЫХ.

То есть существ, дистанционно управляемых «чужими», с сознанием необратимо-повреждённым, существ, сперва потерявших этническое и религиозное «Мы», а потом даже и шкурное собственное «Я».

Сперва они забыли, что когда-то они (их предки) были русскими и православными. Это случилось в рамке утраты абстрактного мышления, в погоне за конкретными рыночными «ништяками». Но потом они стали забывать не только о своей родовой и видовой принадлежности, но и о собственной биологической особи!

Они стали забывать, что им – как биологическим индивидам – нужны хлеб насущный, тепло в квартирах, водопровод, электричество… И медицинская помощь (настоящая, а не от «доктора Смерти» Супрун) и тому прочие личные, шкурные вопросы, касающиеся уже их собственного «Я», каким бы эгоистичным подонком оно ни было!

+++

Моралист пусть охает – а учёный мотает на ус.

Фаустовский материализм «соперничества в Богом в творчестве» перерастает неизбежно в примитивный материализм соперничества со всеми людьми за личный куш мародёра.

А оттуда он столь же неизбежно перетекает в забесовление, через кризис рациональности и рационально понятых ценностей – ведёт в сюрреализм бесовских «ценностей» — наваждений, в одержимости бесовскими делами полностью аннигилирующем не только человеческое сообщество, но и отдельно взятую человеческую личность.

Это не гипотеза. Это констатация фактов, протоколирующая то, что я вижу. Если вы видите что-то другое – напишите мне, обсудим в рамках становления новой науки – социопатологии!


[1] Далеко не худший и не самый радикальный «националист» А.Севастьянов в сердцах воскликнул в базовой своей статье: «Какое может националисту быть дело до человечества, до этой чистой воды фикции?! Настоящий националист прежде всего как раз и убежден в фиктивности понятия «человечество»…

[2] Либеральный тренд Запада – движение чайлдфри (англ. childfree — свободный от детей) — субкультура и идеология, характеризующаяся сознательным нежеланием иметь детей. Бесплодие является у них сознательным выбором, чайлдфри зачастую добровольно идут на стерилизацию. Кроме этого движения либерализм на Западе породил совсем уж радикальное движение «чайлдхейт» (англ. childhate — буквально «детоненавистники»). Чайлдфри, в отличие от чайлдхейт, не испытывают ненависти или других негативных чувств к детям, их «не устраивает» лишь «дискомфорт, который сопровождает наличие детей и их поведение».

[3] Коммунисты, впрочем, почти сразу, больше чутьём, чем разумом, осознали критическое несоответствие собственных идеалов с материализмом. Уже Ф. Энгельс выделил в особый и враждебный коммунизму отряд неких «вульгарных материалистов», довольно сумбурно сетуя, что они «упрощают, с его точки зрения, материалистическое миропонимание, отрицают специфику сознания, отождествляя его с материей («мозг выделяет мысль, как печень выделяет желчь»; «нет мысли без фосфора»), отвергают необходимость разработки философии как науки». Непонятно, чем отличается материализм Маркса и Энгельса от этого осуждённого и проклятого ими течения, но… Коммунисты негодовали: «Человеческая личность объяснялась вульгарными материалистами физиологически («Человек есть то, что он ест» — Молешотт). Для общественной мысли этих авторов (особенно Бюхнера) характерен социальный дарвинизм». В то же время противоречиво подчёркивалось со стороны партийных идеологов СССР то, что «вульгарный материализм популяризировал достижения естествознания и атеизм». В России «вульгарный материализм» был достаточно популярен в 1860-е годы («физиологические картины» Фохта, Бюхнера и Молешотта переводил и реферировал обласканный коммунистической идеологией Д. И. Писарев), но уже тогда некоторые революционные демократы подвергали его критике. В романе Достоевского «Бесы» нигилисты рубят иконы и зажигают церковные свечи перед произведениями этих трёх авторов.

[4] Лучше всего принципы Фауста иллюстрируют слова известного русского советского биолога, селекционера Ивана Владимировича Мичурина (1855—1935) из вступления, которое он написал к третьему изданию своих трудов: «Плодоводы будут правильно действовать в тех случаях, если они будут следовать моему постоянному правилу: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача» (И. В. Мичурин, «Итоги шестидесятилетних трудов по выведению новых сортов плодовых растений», изд. 3-е, М. 1934).

[5] Суть смертопоклонничества – в признании, сознательно или априори, Смерти (небытия, тьмы) – единственным Абсолютом, единственной формой Вечности, по отношению к которой всё прочее (связанное с теми или иными формами жизни) – случайность, игра, кратковременная и бессмысленная аномалия. Не все материалисты — смертопоклонники. Например, в Северной Корее господствует довольно экзотический материализм Чучхэ, согласно постулатам которого смертный человек обретает бессмертие и бесконечность в слиянии со своим народом, растворяя в народе себя и свои дела. Но, какой бы экзотики не изобретала мысль, нет сомнений, что свободный человеческий разум рано или поздно придёт от материализма вообще к его окончательной форме, смертопоклонничеству.

Подводя итоги жизни, Максим Горький писал в последнем, незаконченном романе: «…Я утверждаю: учение о классах — ложь, классов — нет, есть только люди, развращенные материализмом и атеизмом, наукой дьявола, тщеславием, честолюбием. — Вот! Верно, — выкрикивал Ногайцев. — Старики Лафарги, дочь Маркса и зять его, кончили самоубийством — вот он, материализм!»

[6] Весь проект постсовесткого государства «Украины» свёлся к том, что во главе псевдогосударства банальный, циничный вор, на войне и разграблении страны в восемь раз увеличивший своё личное состояние. Даже латиноамериканские диктаторы столько не «хапали», сколько «хапает» Порошенко. Бывший министр обороны Украины Валерий Гелетей, обещавший американцам провести парад в Севастополе, вместо парада приобрел поместье в неоколониальном стиле в графстве Линкольншир за 23 миллиона фунтов стерлингов. Конвертация тысяч солдатских жизней в поместье для одной-единственной воровской семейки – яркий пример примитивного материализма, господствующего в мрачном паноптикуме украинской политической верхушки: всех убить, всё отнять, всё сволочить себе под задницу и сидеть на мешках с золотом на крови…

[7] Верификация — (от лат. verum «истинный» + facere «делать») в различных сферах деятельности человека может подразумевать: проверка, подтверждение, метод доказательств каких-либо теоретических положений, алгоритмов и т.п.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора