Мир без мира: рынок как вечная война

Александр Леонидов 24.01.2019 15:37 | Общество 48

Держу пари, мало найдётся таких людей, которые поспорили бы с принципом «живи и дай жить другим людям». Нет, конечно имеется Чубайс, который советовал забыть про вымирание «миллионов тридцати», если они не впишутся в его рынок, но даже для современной циничной публики Чубайс — всё же патологическое исключение. Подавляющее большинство, даже в среде либералов, держу пари, согласятся, что надо по-человеческие жить самому и дать жить другим людям.

Такой вот принцип, простой и гуманный. Мол, не хочу я людей жрать, мне ветчины и баранины хватает за столом. И этот принцип понятен, если ты обозначил свои претензии в пространстве и не выходишь за их пределы.

Если ты, захватив пяти или 12-ти комнатную квартиру в центре города, говоришь: всё, мне этого хватит, остальное пространство — ваше, ребята. Я туда не лезу. Я не стану у вас отнимать дома, которые вы там построите. Я живу здесь — и мне хватает этого места. А там — всё вам. Пользуйтесь.

Такая позиция дарует вожделенный человечеством мир. Ибо можно примириться с тем, чьи претензии хоть каким-то рубежом ограничены. Если человек захватил себе много, то примириться с ним трудно. Но можно: он схватил много, но обещает больше и дальше не захватывать. Следовательно, есть предел его покушению на земные блага и пространства.

Но как — даже чисто теоретически — представить мир, избежать войны там, где ты претендуешь на всё пространство?!

Где же тогда жить «другим», которым ты, вроде бы, милостиво разрешил жить? Куда не сунься — всё твоё. Так у США, для которых давно нет границ суверенных государств, и которые везде ходят, как у себя дома, никаких правительств не спрашивая. Так и у приватизаторов — бешеных алчных собак, которые сколько не сожрали — им всё мало.

Если ты имеешь дело с человеком без ограничителей, без внутренних тормозов, человеком ненасытным, который, сколько бы не загрёб, орёт тебе в след — «и там тоже моё!» — то состояние мира (без войны) невозможно.

Очень скоро ты понимаешь (в условиях рыночной экономики) что само твоё существование — он воспринимает, как покушение на свою частную собственность. Поскольку он, одержимый бесом ненасытности, всё объявил «своим» — то он думает, что это он тебя кормит и содержит. А раз так, то дальше он думает: » не слишком ли много этот негодяй съедает МОИХ ресурсов?»

Так появляется Чубайс, предлагающий для начала списать миллионов тридцать населения — ведь тогда «вписавшимся в рынок» не надо будет тратить средства им на пособия и милостыни.

Вот как описывает эту психологию «всё что есть — моё и только моё» Вячеслав Игрунов – антисоветский диссидент, один из основателей партии «Яблоко», депутат Госдумы первых трёх созывов:

— … когда я познакомился с их взглядами ближе, я отшатнулся от них. Они готовы были прибегать к насилию, видя в Пиночете пророка антикоммунизма… Большая группа молодых реформаторов в 1989 году поехала в Чили перенимать опыт Пиночета, там были Найшуль, Чубайс, Львин, Васильев, Болдырев и многие другие. Вернулись все в полном восторге, за исключением Болдырева. Осенью 89 года у нас были очень тяжелые споры на эту тему. Они же размышляли после поездки так: сделать нищим население, чтобы обесценить рабочую силу… сконцентрировать ресурсы в руках немногих… главная задача сначала уничтожить профсоюзы. Я возразил, что без профсоюзов у них будут радикалы и «дикие» акции протеста. Их ответ на мою реплику ошеломил: «А что, у нас пулеметов нет?»

Если пацифисты пишут на майках «Нет войне!», то либералы должны писать на своих майках «Нет миру!»

По самой сути своей, в самой глубинной основе — они носители психологии войны, тотальной, грабительской и (в их понимании) вечной. Речь ведь не только о «пулемётах», косящих рабочие демонстрации в стиле 9 января 1905 года, но и о ракетах, стратегической авиации, всех мыслимых и немыслимых формах уничтожения людей.

Цель ясна: сломать об колено вместо того, чтобы договариваться или находить компромиссы. Формула США — «или делаете, как мы сказали, или уничтожим».

При господстве либералов-рыночников мира не наступит никогда. Всегда будут и международные войны и гражданская война внутри страны. Важно понимать причину этой неискоренимой воинственности рыночников: ненасытность. Принципиальный отказ игроков в этой игре положить хоть какой-нибудь предел своему личному обогащению.

Если у страны есть Х — то я отберу себе Х.
Если у страны появятся 2Х, то я отберу их два.
Если у страны появятся 10Х — я отберу все 10.

Итог: сколько бы чего не появилось у страны — всё равно у неё останется ноль. Какая бы удача не пришла в страну (например, высокие цены на нефть) — вся удача осядет на швейцарских счетах ненасытных хищников. Поэтому уже и неважно — каков ВВП страны, каковы её доходы. Потому что:

х-х =10-10х = 0

У человека не остаётся выбора, или применить к этим упоротым определенные методы защиты, или умереть, «не вписавшись» в их рынок. Чтобы не было иллюзий, сразу же предупреждают: не впишутся в итоге все. Или почти все. 30 млн первых смертников Чубайса — лишь начало. Сегодня не нужны эти люди, не будем на них средства расходовать, а завтра станут не нужны уже другие.

Как мышь жрёт сыр? Начинает, естественно, с поверхности, а доедает до самого ядра. В процессе углубления мыши в сыр бывают сонные паузы пресыщения. Не обманывайтесь: грызун поспит, отдохнёт, проголодается — и ринется доедать сыр по новой.

+++

Когда говоришь слово «социализм» или «плановое распределение» — многих это пугает и отталкивает. Слова для них неприятные.

А я знаете, что сделаю? Я избавлюсь от слов, вызывающих у вас, оппонент, аллергию. Я за слова не держусь, я хоть горшком назову — лишь бы суть выявить!

Не хотите слова «социализм» — не будет вам слова «социализм». К слову «миролюбие» как относитесь? Чувствую, что теплее. Когда говоришь слово «миролюбие», говоришь о стремлении к миру, об опасности и непредсказуемости войны — встречаешь гораздо более широкое понимание в современной аудитории.

Любите мир? Ну, так учтите: никакой разницы между словами «социализм» и «миролюбие» нет! Слова разные, но явление одно. Всё равно, как англичане называют Христа «Чизом». Мне не нравится, когда Христа зовут «Чизом», но я же понимаю, что речь идёт всего лишь о другом языке, о переводе!

Если вам не нравится слово «социализм», то забудьте о нём. Я готов вообще его не употреблять — если вам так будет лучше. Но я буду говорить о миролюбии, и вы поймёте в итоге, что я говорю о том же самом социализме, заменив латинские корни слова славянскими, русскими.

Хотите «мир вам»? Для этого придётся вести образ жизни, так сказать, «социалистической ориентации». То есть поделить блага — и не вторгаться на чужие участки после того, как поделили. А будете вторгаться на чужие участки — будет война. Не потому, что я вредничаю вам, капризничаю — а просто по определению — война есть покушение на чужую территорию.

Но ведь территория — это не просто площадь. Голая площадь без благ — есть в Антарктиде, в Гренландии и никому там не нужна. Нужна площадь благо-содержащая. То есть смысл владения территорией — в обладании её благами. Если блага кто-то ворует с твоей территории (тырит яблоки с твоей яблони, например) — то это и есть вторжение. Забор переносить не обязательно: воровать яблоки можно и при прежних заборах. Лишь бы в заборе дырка для вора была…

+++

Или мир поделен (принцип нерушимости границ, включая и границы жизненного надела[1]каждого человека) – или мир не поделен. Если он не поделен, то текущий процесс его раздела (передела) носит агрессивный и кровавый характер. Это – неизбежность.

+++

Есть миролюбие. Есть агрессия. Есть отражение агрессии – как покушения на твою жизнь и твоё достояние. И есть словоблудие, которое всё это смешивает до полной неразличимости. О таком и говорили святые отцы – «слова опровергаются словами, но что опровергнет жизнь?».

Правда же в том, что своё миролюбие человек проявляет (по крайней мере, в наш век) – только согласием жить в социализме. Когда ты при своём, и я при своём, и никто не покушается сделать себе 400 рублей, отняв у тебя 200. Когда и доходы и доли имущества закрепляются законами после рационального рассмотрения, а не определяются в боях без правил.

Отказ от социализма уже превратил (и продолжает превращать) миролюбие в демагогию. О своём миролюбии болтают те, кто грабит и те, кто ограблен, но никто из них не может, да и не хочет быть на самом деле миролюбивым. За разговорами о мире у каждого – накопление сил и стремление перенести грядущую схватку в удобные для него обстоятельства.

Обобравший понимает, что жертва будет мстить. Обобранный надеется реализовать свою месть. И если сегодня не готов – надеется реализовать её завтра.

Оба готовятся, каждый вооружается по мере сил и возможностей. Богатые страны делают нищими бедные страны – а жители бедных стран едут в богатые, чтобы однажды отомстить по-мигрантски за все свои унижения и второсортность.

Пока будет сохраняться рыночная неопределённость в распределении благ, когда «одному всё, другому ничего» — мира не будет. Примите это как данность. Поплачьте, если это вас утешит. Но будет всегда и только война. Война между государствами, которым тесно в своих границах и рамках своих возможностей. И война между людьми, которым — просто уровнем ниже — точно так же тесно в своих границах и своих возможностях.

Если из двух людей, получавших по 200 рублей, оставить одного, то он будет получать уже 400. Это простая арифметика, которая очень просто объясняет, почему капитализм так любит сокращать штаты и социальные выплаты.

Если распределение не закреплено законом — то оно вершится в режиме беззакония.

У него просто выхода другого нет. А где беззаконие расширяется, где царствует произвол — там война, межгосударственная и гражданская, становится неизбежностью.


[1] Жизненный надел или оклад-надел человека — термин из теории В.Авагяна. Это совокупность всех материальных ресурсов, затрачиваемых обществом на обеспечение именно этого человека. Собирательная совокупность всех реальных предметов (а не в условной денежной форме) личного доступа. Например, если вы скушали помидор, то земля, вырастившая этот помидор, работала на вас и входит в ваш оклад-надел. Чем больше помидоров вы можете себе купить, тем больше обслуживающей вас земли на планете (клочков земли, раскиданных порой в разных частях света) Стабильность оклад-надела – это стабильность потребления человека. Сокращение вашего потребления означает: кто-то переключил прежде обслуживавшие вас ресурсы на себя. Или сделал так, что они стали пропадать втуне.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора