«Неудобства» против ресурсосбережения

Вазген Авагян 16.04.2018 20:05 | Экономика 72

В сущности, «бытовые неудобства» человека низкоорганизованного и по натуре своей архаично-примитивного являются в XXI веке главным препятствием рачительному и рациональному, построенному на ресурсном сбережении и научно-выверенной экономичности хозяйствованию. По сути, выступая архантропом, человек не хочет использовать преподававшееся ему в школе (в обязательном порядке, между прочим) искусство расчёта, не желает ответственно считать свои и чужие убытки, не настроен заранее (в режиме «фьючерсного контракта»[1])

Из самого определения «человек разумный» (Homo sapiens) вытекает, что человек имеет и право, и обязанность, прежде, чем что-то делать – сесть и основательно подумать: а нужно ли оно? Если не нужно – зачем тогда тратить труд и ресурсы на него? А если действительно нужно – то почему бы не договориться насчёт оплаты заранее? Ещё до того, как начнёшь производить – продать этот, запланированный к сбыту товар? То есть вначале решить, что нужно – и только потом начинать его делать. Может быть, взяв аванс, или даже полную стоимость заранее…

Скажите, что в таком подходе странного или непонятного? Прежде, чем копать чужой огород – нужно спросить хозяина, нужно ли ему это. А то вы целый день убьёте, а хозяин вам не заплатит, ещё и нагрубит – что вы ему целину испортили! Или вы пришли домой – а там кто-то делает вам ремонт. Вас не спросив! И ждёт, что вы заплатите, поскольку ремонтники вас поставили перед фактом уже выполненных работ…

Зачем так делать? Разум на то и дан человеку, чтобы вначале подумать, решить в уме, что потребно – а потом запускать агрегаты и делать вещь.

Безумие рыночной экономики заключается в том, что в ней вначале делают товары, а потом бегают, пытаясь сбыть их неизвестно кому. В итоге производство никогда не сходится с потребностями: сделают

— или слишком много (кризис перепроизводства), потратят свои деньги, силы, сырьё, энергию, и в помойку потом выбрасывают ненужную вещь;

— или слишком мало, в результате чего случается нищета, голод, трагические нехватки самого необходимого у широких масс современников.

На недавней встрече с Д.Медведевым представители всех регинов одинаково признают возврат нереализованной продукции как прямой ущерб производителю и как дискриминационную практику. Правительство может поддержать предложение депутатов, согласно которому торговым сетям запретят возвращать нереализованный товар производителям.

— «В деньгах это в общем-то большие суммы. Но и главное, что это геноцид в отношении отечественного товаропроизводителя. У нас много иностранного продовольствия, но зарубежным производителям не возвращают, а нашим возвращают — это безобразие», — говорит депутат ГД РФ Владимир Кашин.

Чтобы выжить, производители вынуждены экономить: сокращать штат или ассортимент, объём производства, повышать цены или снижать качество продукции. В общем-то любая из таких мер не лучшим образом сказывается на российской экономике и потребителях. «Поэтому запрет на возврат — это сохранение перспективы качественного производства по доступной цене», — убеждена депутат ГД РФ Ирина Яровая.

Произведённые, но невостребованные товары – большая проблема как товарной стоимости, так и экологии. Пока в рамках рыночной системы участники цепочки продаж перебрасывают убытки друг на друга: торговые сети хотят бесплатно возвращать нераспроданное поставщику, поставщик – хочет получить за неликвид оплату, как за ликвид…

Власть в целом на стороне поставщика, но концентрируя убытки в торговых сетях, она перекладывает их на конечного потребителя, на нас с вами. Рыночное предприятие не будет (да и не может) работать себе в убыток. Затраты на 40% нераспроданных полуфабрикатов включаются в стоимость 60% распроданных.

С точки зрения разума эта система безумна. Она не даёт гарантий ни производителю (риск не сбыть товар), ни потребителю (риск отсутствия или слишком высокой цены нужного товара). Было бы гораздо спокойнее, безопаснее и удобнее всем разумным людям, если бы потребление закладывалось в режиме горизонтального планирования.

Допустим, вы растите картофель. Или бычков на мясо. Неважно, что именно. С вами заключают контракт ещё до посевной (цикла) – заранее выкупая урожай (или говядину). То есть люди подали заявки в потребительский кооператив-посредник, тот заявки принял и заказы между фермерами распределил. И фермер спокойно трудится. Ему ни о чём, кроме урожайности, думать не нужно. Ему не придётся по осени бегать по рынкам, искать куда сбыть скоропортящийся урожай . Нет страха, что если эта картошка сгниёт – то всё, в неё вложенное (себестоимость[2]) – станет убытком фермера.

Первое, что бросается в глаза современному человеку – возможность большой уценки товара. Фермер, у которого заранее купили урожай – может не вкладывать риски в отпускную цену товара. Пора понять, что цена не сбытого товара – закладывается в цену сбытого. Плюс туда же кредитные платежи – которых можно избежать, если заранее получать от потребителей оплату.

Человек сможет получать нужные ему товары в 2, даже в 3 раза дешевле, чем сегодня – если научится заранее планировать расходы и подавать заявки-гарантии производителям. Но важнее менее заметный экологический аргумент за потребительские кооперативы-посредники горизонтального планирования.

Пытаясь отыскать свою нишу в неверном и зыбком сбыте, товаропроизводители тратят до 40% себестоимости товара на изготовление яркой, привлекательной упаковки. А она – вобрав в себя энергию и ресурсы маленькой планеты – сразу же после покупки идёт на помойку! А сколько товаров, впитав в себя ресурсы Земли, как губка – остаются невостребованными?

По расследованию парламентской комиссии ГД РФ потери довольно высокие: хлебопекарным предприятиям возвращают до 50 процентов продукции, производителям мяса — до 30 процентов. Это всё черствеет, гниёт, пропадает, заполняет вонючие свалки – потому что осталось невостребованным, пропало зря! Получается, зря истощали почву, зря жгли мазут и тратили электричество, зря гоняли работников, зря возили всё это в магазины… Всё зря: колоссальный труд и ресурсы растрачены впустую!

Конечно, это всё убытки пекарей и мясников. Конечно, эти убытки рассчитываются ими в рамках статистической аналитики рисков и закладываются в стоимость продукта (а иначе они бы разорились). То есть каждый из нас, покупая батон хлеба, оплачивает два батона. Зачем? Просто в силу тупости анонимной рыночной системы, в которой концы с концами не связаны…

Покупая два килограмма мяса или мясопродуктов, мы оплачиваем три килограмма – снова спрошу, зачем? Получается, что и мясные фермы, и мясохладобойни на 30% работают зря, попросту вхолостую, работают на помойку. Как шизофреники – делают колбасы, и выбрасывают их потом… А стоимость выброшенных – вкладывают в стоимость проданных, в свои отпускные цены. Ибо как им иначе выжить?

В итоге производители зря загаживают землю, а потребители вынуждены втридорога платить за необходимые товары. И всё только потому, что мы слишком тупые для перспективного расчёта хотя бы основных, базовых корзин потребления!

Неужели грамотному человеку с высшим образованием так трудно посчитать, сколько яиц он съедает в год? Так, чтобы подписаться, как раньше на газеты и журналы подписывались – и получать яйца прямо с птицефабрики, минуя и посредников (накручивающих цену) и риски, связанные с убытками производителей? Оформил подписку на молоко – и получай по самой минимальной цене, сколько подписал: бутылочку каждое утро. А если мало – то две. И с гарантией. И без непредсказуемых колебаний цен.

+++

К сожалению, люди, голосующие за рыночную экономику – ещё архантропы, примитивные существа с уровнем мышления дикарей. Считать они не могут и не хотят, планировать не умеют, о чём без стыда и с гордостью даже заявляют: мол, откуда я знаю, чего и сколько завтра захочу скушать?

Из этой инфантильной тупости капризничающих варваров делают священное право покупателя и освящают рыночным кропилом. А это не более чем дебилизм: ведь земля лишь космический корабль, к тому же не такой уж и большой. Вообразите, если бы экипаж космического (да хоть бы и морского) корабля, уходя в рейс, не умел посчитать, чего и сколько ему нужно! При этом корабль нельзя перегружать лишним весом, а если возьмёшь меньше нужного – околеешь с голода прямо в космической пустоте…

Если мы научились рассчитывать припасы на морские, а потом и космические корабли – почему мы на земле их не можем рассчитать? В общем-то, можем. И даже делали. В СССР бывали дефициты, система работала со сбоями (помним, жили) – но в целом удовлетворительно снабжала всех (а не избранных) всем необходимым (без вымирания целых групп и слоёв населения).

Ну, потом в СССР было ведь не совсем то, что мы говорим. Там было вертикальное планирование, заточенное под военные нужды и потребности армии. Оно всё урезало, чтобы создать супер-оружие (и в итоге создало) – и не могло идти от людей, горизонтально. Оно не осуществлялось в виде посреднической потребительской кооперации, в которой будущий производитель сходится с будущим потребителем, осуществляя сбыт раньше производства.

Кстати, такой подход не исключает коммерческой торговли в обычном рыночном режиме. Если человек ошибся, обсчитался, или что-то внезапно случилось у него – он вполне вправе пойти в коммерческий магазин и купить там недостающее. Но, конечно, существенно дороже, чем по годовой «подписке». Но такие экстремальные случаи (в СССР госмагазины были «подписные», а роль «дорогушника» выполняли магазины потребкооперации: в них не было ни очередей, ни дефицитов – именно потому, что цены были выше государственных).

Горизонтальное планирование позволяет освободить труд от вечно следующего за ним проклятия ненужности. Оно стабилизировало бы сферу производства (будущее без банкротств и трагедий разорения), дало бы прочные и надёжные гарантии потребителю (и никто без куска хлеба не останется). Оно позволило бы снизить цену товаров, снижая риски их сбыта и пустые расходы на яркую упаковку. Для малоимущих – весьма актуально!

Когда в 2017 году под лозунгом поддержки отечественных товаропроизводителей крупные участники рынка стали добровольно отказываться от возврата непроданных товаров (в 2016 году ретейлеры подписали меморандум о взаимопонимании с Российской гильдией пекарей и кондитеров) то в первое полугодие 2017 года благодаря отказам от возвратов хлебопекари смогли сэкономить около пяти миллиардов рублей. Эту акцию поддержали Х5 Retail Group, «Магнит», «Лента», Metro и «О`Кей». Но 5 млрд рублей, выброшенных впустую, в качестве убытков никуда не делись – их просто переложили на торгового посредника!

Но главное, главное: сбережение окружающей среды! Если мы идиоты, которые не хотят жить рачительно, рационально, без ненужных проблем, несчастий, нервов и издержек (то есть, планируя умом, а не задницей капризного потребителя) – то ведь просто жить мы хотим, правда? А чтобы просто выжить – нужно уменьшить нагрузку на природу, снизить потребление невосполнимых ресурсов, иначе мы завтра будем в токсичной пустыне, и сегодня уже частично в неё сползаем!

И вот мы, в условиях катастрофической деградации окружающей среды – тратим колоссальные объёмы ресурсов на пустой выхлоп, прямиком в помойку, потому что наш потребитель – архантроп и кретин, не может рассчитать, сколько хлеба завтра купит к столу… И в итоге 50% хлебобулочной продукции –  чёрствый мусор, разве что свиньям пригодный, потому что его пекли-пекли, да так и не съели…

+++

Рыночная модель – рискованная дрянь с неоправданно-высокой затратностью. Не менее 86% населения России почувствовали снижение уровня жизни в пост-советский период. Оставшиеся, напротив, в восторге, потому что почувствовали безусловное удобство рынка для человека с деньгами.

Никто не говорит, что рынок неудобен. Он очень удобен. И свинничать за столом, конечно же, удобнее, чем вести себя в рамках строгого викторианского этикета. И нагадить там, где приспичило, без долгих поисков туалета – тоже удобнее.

Рынок удобен для архантропа, для человека с архаическим, примитивным сознанием (пониженной сознательностью) потому что, до смерти убивая без вины людей без денег, рынок — любящая мать для тех, кто сам печатает деньги (или близок к ним). Как у глупых матерей бывает безумная любовь к чаду, так и у рынка безумная любовь к плательщику. Беспощадный в своей жестокости к неплатежеспособным, рынок идёт на всё, чтобы удовлетворить любой (даже самый тупой или извращённый) каприз плательщика.

Итог: те, кто печатают деньги, и при этом обладают пониженной социальной ответственностью, зоопсихологией – обожают и превозносят рынок. И нетрудно их понять: образ жизни даже самого культурного и прогрессивного фермера не сравнить с образом жизни помещика, латифундиста. Ничем, кроме удовольствий, не заниматься – легче, чем заниматься даже самым технически-продвинутым земледелием.

+++

Человек так устроен (животное начало в нём так устроено), что он не любит стеснять себя ни в чём, не любит всё обязательное, принудительное. Ответственность в рамках выживания рода человеческого на планете Земля – тяготит отдельно взятого человека, как и любое другое ответственное и подочтётное поведение.

Система планирования, в которой вначале думают, а потом делают – рациональна, научна, цивилизована, но, не будем закрывать глаза – тяжела и громоздка, как и многие агрегаты. Конечно, просто «таргетировать инфляцию» и обеспечивать беззаботную изобильную жизнь для очень узкого круга фаворитов власти – проще, чем выстроить непрерывный агрегат снабжения «от нивы до стола», «от рудной жилы до металлического изделия». Да и воровать внутри упорядоченных непрерывных связей производителей и потребителей – очень сложно, гораздо сложнее, чем в мире «свободных» цен и отношений…

В итоге каждый из нас имеет анонимного поставщика. Мы, как дикари, не знаем ни происхождения пищи на нашем столе, ни собственных штанов. Мы пошли на свободный рынок и по свободной цене купили неизвестно чьё у неизвестно кого. Это показывает наш уровень психологии: он в такой ситуации сравним с первобытными охотниками и собирателями. Анонимность поставщика чрезвычайно затрудняет проверки и претензии со стороны конечного потребителя. Формально – вроде бы на каждой упаковке пишется адрес, да и в магазины мы ходим, по большей части, в одни и те же всю жизнь. И, тем не менее, прямой связи с производителем нет: чуть ли не каждая новая покупка имеет у большинства покупателей новый адресат.

Между тем такая безликость чужда цивилизации и науке, которые любят точность и определённость прежде всего. Если есть домашние врачи – почему не может быть домашних поставщиков продуктов, техники, бытовой химии и т.п.? Почему она ускользает от нас, эта цепочка сырьевика –обработчика-продавца-покупателя?

+++

Ответ уже выше дан: низкий уровень сознания и сознательности людей. Люди не могут создать устойчивую и упорядоченную систему снабжения – потому что у них неустойчивая и неупорядоченная психика. А для дикаря неудобства, порождаемые упорядоченностью отношений (некоторое стеснение свободы выбора) – выглядят хуже, чем регулярные гуманитарные катастрофы.

Что напоминает басню про Стрекозу и Муравья: стремление «лето красное пропеть», не думать на долгосрочную перспективу и не думать о бедах посторонних людей, связанных с твоей безответственностью.

На практике это выглядит так: убеждая премьер-министра в необходимости поддержать инициативу, депутаты сообщили ему о многочисленных обращениях производителей с просьбой защитить их от произвола торговых сетей. С тем, что нужно положить конец практике возврата нереализованной продукции производителям, ранее согласились в Минсельхозе и Роспотребнадзоре. Инициативу положительно оценивают сами производители, главным образом хлебопекарные и кондитерские предприятия, для которых возврат продукции является наиболее острой проблемой.

Но это не решение проблемы, а борьба эгоизмов: это не устраняет нелепое производство невостребованной продукции, а просто устраняет личную проблему производителя. Ему лишь бы убытки покрыть за счёт торговли и потребителей. А то, что вхолостую работают мощности, напрасно тратятся ресурсы и загрязняется окружающая среда, ему наплевать.

Пока людям наплевать на планету и человечество, пока их волнуют только личные издержки – Земля не станет нам общим домом, об устойчивом развитии можно только мечтать.


[1] Фьючерс (фьючерсный контракт) (от англ. futures) — контракт купли-продажи, при котором продавец и покупатель заранее (в режиме будущего времени) договариваются об уровне цены и сроке поставки того или иного блага. Для продавца даёт гарантию сбыта, а для потребителя – гарантию обеспечения товаром на протяжении оговоренного срока.

В метрополии капитализма, размывая его изнутри, в Северной Америке фьючерсные рынки зачаточно, но официально работают с середины XIX века. Сперва это были только сельскохозяйственные товары и драгметаллы. В 1970-е появились контракты на финансовые инструменты. С 1978 года началась торговля фьючерсными контрактами на топочный мазут, а с начала 1980-х — на нефть и другие нефтепродукты. Ближе всего к советской системе планирования т.н. «поставочный» фьючерс. Он предполагает, что покупатель должен приобрести, а продавец продать в указанные сроки определённое количество товара. Никто не вправе отказаться – иначе штраф. По сути, это и есть цивилизованные отношения между людьми, которые уважают друг друга, умеют думать наперёд, и не хотят впустую переводить ресурсы, разорять друг друга.

[2] Фермер же покупал семена, удобрения, жёг ГСМ, нанимал работников, и т.п. Кто ему это оплатит, если картошка сгниёт без сбыта?

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина