ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (30). Реабилитация царей: Пётр I

Александр Майсурян 5.12.2018 19:05 | История 25

Плакат Соломона Боума (стихи С. Болотина). 1944 год. «Рапорт предку». Сменовеховцы 20-х годов были бы в восторге от такого плаката — краснофлотец рапортует русскому царю из династии Романовых, как своему красному адмиралу! Но в ту эпоху такой плакат был ещё невозможен

Вслед за исторической реабилитацией царских военачальников (Кутузова, Суворова, Нахимова), а также древних русских князей (Александра Невского, Дмитрия Донского, Дмитрия Пожарского), настала очередь и для реабилитации российских царей. Наиболее знаковой переоценке подверглись две фигуры венценосцев — Пётр Первый и Иван Грозный.

В 1924 году, в связи с переименованием Петрограда в Ленинград, в советской печати появилось немало резких слов о Петре I. В целом, оценка первого русского императора была скорее отрицательной. Так, поэт Сергей Карташев писал:
Самодержавным батожком
В своём безудержном посеве
Петр гнал российских мужиков
В болото гиблое на север.
……………………….
Он вырос — город — на костях…
Безумный гений самодура
Увидел свой трёхцветный стяг,
Грозящим белой шведской шкуре.

Другой поэт — В. К. (Василий Лебедев-Кумач) — в журнале «Смехач» посвящал переименованию Петрограда стихи «Мёртвый всадник»:
Такова революция наша,
Неустанно-растущий циклон:
Тяжкий трактор вселенную пашет,
Не щадя ни святынь, ни имён.

Разлилась, разгулялась стихия,
Сил неживших хмельная игра:
С карты мира исчезла Россия,
Из истории — город Петра.

Император, новатор железный,
Двух столетий кумир и герой,
Чёрным призраком рея над бездной,
Смотрит хмуро на город чужой.
……………………………
И угрюмо, у зданья Сената,
На зарытой в сугробах скале,
Позабытый мертвец-император
Чёрным призраком реет во мгле.

В Малой Советской энциклопедии 1931 года о Петре I, в частности, говорилось: «Как личность П. I соединял огромную волю, талант организатора и богатую инициативу с крайней психической неуравновешенностью, жестокостью, запойным пьянством и безудержным развратом». Однако в этом же 1931 году наметились и некоторые перемены в официальной оценке царя Петра Алексеевича.


Карикатура художника Ре-Ми с обложки либерального журнала «Новый Сатирикон» за май 1918 года к декрету Совнаркома о снятии памятников царям и царским слугам: «Проект снятия памятников. Чугунная контр-революция в революционной кутузке». Карикатурист полагал, что большевики снимут не только памятники Александру III и Николаю I, но и «Медного Всадника». В действительности все они сохранились до сегодняшнего дня


Дружеский шарж на наркома иностранных дел Георгия Чичерина (в образе Петра Первого). «Добро пожаловать. Чичерин: — Все флаги в гости будут к нам…» 1923 год. Довольно редкое в раннем СССР положительное изображение образа царя Петра

13 декабря 1931 года немецкий писатель Эмиль Людвиг, беря интервью у Сталина, спросил у него:
– Я буду задавать вопросы, которые, быть может, Вам покажутся странными. Сегодня, здесь, в Кремле, я видел некоторые реликвии Петра Великого, и первый вопрос, который я хочу Вам задать, следующий: допускаете ли Вы параллель между собой и Петром Великим? Считаете ли Вы себя продолжателем дела Петра Великого?
— Ни в каком роде, — решительно ответил Сталин. — Исторические параллели всегда рискованны. Данная параллель бессмысленна.
— Но ведь Пётр Великий очень много сделал для развития своей страны, — продолжал гнуть своё Людвиг, — для того, чтобы перенести в Россию западную культуру.
— Да, конечно, — согласился Сталин, — Пётр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Пётр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры. Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно — рабочего класса… Вы видите, что Ваша параллель не подходит. Что касается Ленина и Петра Великого, то последний был каплей в море, а Ленин — целый океан.

В этой оценке, вроде бы не слишком хвалебной в отношении Петра, Сталин сделал тем не менее важную передвижку акцентов: Пётр был назван, причём не один раз, не Первым, а Великим… Кроме того, Сталин не отверг сравнения Петра с Лениным, а это уже многое значило.

В 1934 году вышли в свет две первые книги романа Алексея Толстого «Пётр Первый», где царь представал уже почти безупречным историческим героем.

«Красный граф» пишет хвалебный роман об императоре — это было символично! Тут надо заметить, что в 20-е годы красная печать относилась к бывшему графу, близкому по взглядам к сменовеховцам, с плохо скрываемым презрением. Подпись к одной из карикатур на него в 1924 году, вскоре после возвращения графа из эмиграции, гласила: «А вот полученная бесплатно партия Толстых Эренбургов. На поверку все оказались Белыми».

А в 1941 году роман Толстого получил Сталинскую премию первой степени и вошёл в число канонических произведений советской литературы, причём оставался в нём до самого конца СССР, изучался в школах, выдержал с 1947 по 1990 год 97 переизданий.


Дружеский шарж Кукрыниксов на Алексея Толстого. Альбом «Лит-Ораторы». 1935

В 1937-1938 годах на экраны вышел двухсерийный художественный фильм «Пётр I», который продолжал дело исторической реабилитации первого русского императора.


Рекламные афиши художественного кинофильма «Пётр I» (1937-1938)

В 40-е годы историческая реабилитация Петра I практически завершилась.
Ещё более любопытные, но столь же характерные (от отрицания к преемственности) метаморфозы произошли с исторической оценкой царя Ивана Васильевича («Грозного»). На этом остановимся подробнее в следующий раз.

Р. S. Стихи на заглавном плакате:
Сегодня, в День Морского Флота
Потомкам совершая смотр,
На их отличную работу
Глядит с камней Великий Пётр.

И с жарким сердцем патриота,
Балтийской выучкою горд, —
Отцу прославленного флота
Сын флота отдаёт рапорт:

«Мы флота держим оборону
И места славного сего.
Враг много получил урону,
Не получивши ничего.

Не раз он лез к твоим пределам,
Но лишь бесславно удирал:
Твоим наиглавнейшим делом
Мы занимались, адмирал!

Теперь мы наступаем сами,
Врага бьём в нос, корму и борт.
И боевыми лишь делами
Мы отдаём тебе рапорт.

И от балтийской мести лютой
Враги живыми не уйдут.
Герои Красного Гангута
Им повторяют твой Гангут.

Мы победим в борьбе суровой.
Пришельцев наглых разобьёт,
Храня традиции Петровы,
Наш боевой Балтийский Флот!».

(Продолжение следует).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора