Сеялка или давилка?

Вазген Авагян 10.11.2018 16:25 | Экономика 34

​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

Это не относится к старым колониальным захватам США – потому что до 1971 года (ликвидация золотого обеспечения доллара) их империя была производственно-технологической. Когда доллар стали печатать бесконтрольно, то империя выродилась в финансово-спекулятивного паразита. Этот паразит, в отличие от старых, «инженерских» США – ничего не может дать. Он может только забрать, отнять, ничего не давая взамен. Он меняет все блага мира на пустоту.

То есть, вступая в отношения с США на их условиях (и на условиях их инструментов, типа ВБ, МВФ и др.) – народ теряет всё своё, и ничего не получает. Отношения между партнёрами при разделении труда двусторонние, отношения между паразитом и донором – односторонние.

Когда паразит претендует на мировую гегемонию – возникает конфликт между паразитизмом и гегемонизмом. Гегемонизм держится на роли гегемона – а какова роль такого гегемона в колониях вроде Украины? Всё разорять и высасывать досуха. Конечно, избавление от такого гегемона-паразита становится «навязчивой идеей» всех, кто имел несчастье попасть под его власть.

+++

Ещё раз (тема сложная): США претендуют командовать всеми, но не заботиться ни о ком. Это и есть односторонние отношения между паразитом и его донором. Чтобы проще было понять – задумайтесь над простым вопросиком:

— В чем разница между сеялкой и давилкой?

Сеялка, работая, умножает ресурс. По мере того, как растёт количество зерна – растёт и применение сеялки, могут потребоваться новые сеялки (на новые поля), новые работники на сеялки.

Пресс, работая, сокращает ресурс. Когда он додавит всё, что отведено на его долю – то и сам станет не нужен. Пресс (например, масличный жом) сам своего сырья не выпускает. К нему нужно подвозить то, что потом разделится на жмых и масло.

От этой конкретики сделаем обобщение и осознаем, что бывают:

— Расширяющийся контур производства: сегодня больше, чем вчера.
— Сжимающийся контур производства: сегодня меньше, чем вчера, а завтра будет меньше, чем сегодня.

Формула хозяйственной деятельности:

S + t = +N(S)
Смысл в том, что полезное (S) при движении времени (t) увеличивается на величину (N). Было одно зерно, прошёл год, стало 30 зёрен в колосе.

Формула бессмысленной деятельности:

S + t < S

Окончательно бессмысленная и очевидно вредная деятельность:

S + t = 0

И вот что интересно!

Если эффект находится за пределами досягаемости биологической особи, то:

(S + t = +NS) = (S + t = 0).

Это странная математика. Я же недаром всё время говорю, что у экономики – своя математика. Составленное мной уравнение в математике, казалось бы, невозможно.

Но я объясню, что я имею в виду. Допустим вы посадили 10 картофелин, и к осени из них вышел урожай в 100 картофелин. Или они погибли в земле, и из них не получилось ни одного корнеплода.

В одном случае приложение времени (до осени) увеличило 10 картофелин в 10 раз. В другом случае приложение того же времени свело их количество к нолю. Казалось бы, разница между 100, 10 и 0 очевидна?

Но если предположить, что вы уехали в места отдалённые, не дождавшись урожая (попросту бросив грядку) – то для вас и 100 и 0 картофелин в равной степени убыток (-10) картофелин.

Вот и получается, что в экономической математике 100 = 0 и <10…

Понимаете, у вас было 10 картофелин, вы могли бы их съесть СРАЗУ. Но вы их посадили. А урожай – оказался за пределами вашей досягаемости. Большой он, маленький или никакой – он для вас одинаково ноль.

При любой урожайности на потерянном поле вне нашей досягаемости мы имеем лишь убыток (-10) и ничего больше.

+++

Другой пример. Вам принадлежит 100 тонн золота, и никто не оспаривает у вас право их получить. Юридически владение безупречно. Но 100 тонн золота находятся на карликовой планете Плутон. Вы могли бы их оттуда забрать, если была бы какая-то возможность посетить Плутон, но такой возможности нет и не предвидится.

Получается, что ваши 100 тонн золота в слитках, безупречно оформленные и безусловно ваши – равны нолю. Не потому, что у вас их кто-то отобрал и не потому что их нет: они просто недоступны в вашей биологической локации.

+++

Из уравнения (S + t = +NS) = (S + t = 0) вытекает фундаментальная катастрофа человеческой цивилизации, разворачивающаяся в XXI веке.

Дело в том, что для религиозного сознания биологическая локация не важна: оно мыслит бесконечностью Вселенной и вечностью времени. Таким образом, всякая возможность умножить S «темпоральной обработкой» (то есть с течением времени увеличить полезное S) воспринималась как полезная, уважаемая, поощряемая обществом деятельность.

При этом идеологическая цивилизация исходила из религиозной математики, в которой аксиоматично, что:

+N < +10N < +100 N и т.п.

Мало кто понимает, даже среди коллег-экономистов, что эта линейная математика множеств – религиозная до мозга костей! Некоторые даже думают, что «10 спичек больше одной спички» — аксиома для любой математики.

Но это вопиющим образом не так. Если мы включаем биологическую локацию особи – то автоматически выключаем режимы бесконечности и вечности. А вместе с ними отключается и линейность множеств.

Одна спичка находится у меня в руках. А 10 спичек будут через 100 лет. В этом случае 10 спичек (да хоть миллион!) – для меня ноль и не имеют ко мне никакого отношения.

В моей Вселенной их не существует. Всякая величина, какой бы гигантской ни была, при критическом уровне удаления в пространстве или во времени – аннулируется.

Если Вселенная одна, тогда конечно, 10 спичек больше одной. Но если Вселенных много, то 1 спичка в моей Вселенной больше любого количества спичек во Вселенной вне зоны моего доступа.

+++

А раз так, то всякая деятельность за пределами биологического удовлетворения представляется человеку XXI века вредной, абсурдной и нелепой.

Преемственное умножение знаний и возможностей, сил и средств человечества в целом, с передачей эстафеты из поколения в поколения, с материка на материк – становится уже невозможным.

Человек замыкает всю свою экономическую и иную деятельность в свою биологическую локацию. Масштабы меняются катастрофически: микровеличины (с точки зрения линейной религиозной математики) превращаются в огромные горы, а гигантские громады – в неразличимых микробов.

+++

-Ну, возможности системы выросли, кого мы сегодня облагодетельствуем?

Либералы исходят их неумолимого сжатия контура, и ведут себя как звери в яме, из которой не могут, и даже не мечтают выкарабкаться:

-Ну, возможности системы опять сократились – кого мы сегодня сожрём?

Знаете сказку, как медведь, волк, лиса и заяц попвали в яму? Оголодав, съели зайца. Потом лису. Потом медведь сожрал волка. А потом всё равно помер – потому что не мог же он жрать самого себя…

Это и есть зооморфная иллюстрация экономического либерализма и курса МВФ. Деградирующей рыночной системе приходится выедать свою периферию, чтобы временно насытить центр. Но окончательный коллапс в таком случае всё равно неизбежен, можно спорить лишь о сроках.

Сейчас дегенеративная система пытается решить свои проблемы, сжирая пенсионеров обоих полов с 55 до 65 лет. Вряд ли она ими насытится, но даже если бы и насытилась – насыщение в любом случае будет временным! В этой схеме «кого сегодня будем жрать?» — в итоге-то никого не останется.

И это уже не сказка.
Это быль экономической науки.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора