Почему для России выгодны «непризнанные республики»?

anlazz 14.11.2020 11:59 | Альтернативное мнение 121
Фото отсюда

А точнее – не просто выгодны, а являются единственно-возможным решением. Впрочем, пойдем по порядку: дело в том, что – как уже не раз говорилось (вот, например, недавний пост на данную тему) – современные конкурентно-иерархические социальные системы страдают одним очевидным недостатком. (Впрочем, к «несовременным» он тоже относится, но об этом будет сказано отдельно.) А именно: в них происходит очень быстрая деградация т.н. «элит». Т.е., лиц, находящихся на высших этажах управляющей пирамиды.

Почему так происходит? Да очень просто: дело в том, что в условиях высокого уровня конкуренции за иерархические уровни «проходить» их оказывается возможным только при том условии, что все силы конкурентов уходят исключительно на этот процесс. Наверное, не надо говорить, отчего так получается. Ну, а если кому не понятно, то напомню: в подобной системе чем выше уровень иерархии, тем больше благ получает лицо, его занимающее. Ну, а отсюда уже закономерно вытекает тот факт, что победителем в данном процессе оказываются исключительно карьеристы. Т.е., личности, которые занимаются только борьбой друг с другом, полностью игнорируя то дело, ради которого они – формально – и ставятся на «начальственные посты».

* * *

Еще раз: это фундаментальное свойство подобной системы, и устранено оно быть не может! Поскольку все попытки поставить «фильтры и ограничения», а равно и всевозможные системы проверок «эффективности» ведут только к одному: победители оказываются лучшими в прохождении этих фильтров и ограничений, а равно и проверок. При этом реальные дела длЯ них оказываются еще менее значимыми, чем ранее. (Кто проходил разнообразные «сертификации», понимает, о чем это.) Поэтому пресловутые «лица, принимающие решения» чем дальше, тем больше нулевые возможности для реальных дел, И большие для пиара – который в подобном случае жизненно необходим для успешной карьеры.

Классический пример подобного карьериста – господин Рогозин. Который абсолютно не разбирается ни в устройствах ракет, ни в их производстве, зато очень поднаторел в саморекламе. Один его «батут» чего стоит! Причем, это не издевка, а констатация действительно высокого профессионализма в плане презентации и самопрезентации! (Ну да: этот «батут» даже Маск знает! Вот про то, что говорил Королев, Маск, разумеется, не в курсе – а возможно, не в курсе и того, что Королев вообще когда-то жил на нашей планете. А господина Рогозина цитирует – пускай и в ироническом ключе!) Тем не менее, в плане обеспечения космических полетов данные умения – наверное, не надо говорить – не дают ровным счетом ничего. (То есть, тот факт, что Маск говорит «про батут», не способствует российским успехам в ракетно-космической отрасли.)

А ведь это область, где еще хоть как-то можно проверить эффективность. (Типа: летают ракеты – не летают.) Наверное, не надо говорить, что в большинстве сфер государственного управления такого сделать нельзя, и там можно десятилетиями слать «наверх» отчеты с красиво оформленными результатами, не значащими ровно ничего. Причем, все будут это прекрасно понимать – но ведь формально все работает, финансирование выделяется и т.д. Понятно, что в подобной ситуации ничего, за исключением деградации «подведомственных» задач происходить не может. И единственное, что еще удерживает происходящее от разрушение – так это то, что, помимо конкурентно-иерархического подхода к осуществлению своей деятельности до сих пор еще продолжает существовать другой, оставшийся от советских времен (для упрощения ситуации примем это), подход. При котором считается важным выполнять порученное дело, а не карабкаться вверх по должностной лестнице.

* * *

Именно поэтому российские ракеты еще летают. (Редко – но все же!) Поскольку сидят инженеры, и чего-то проектируют – вместо того, чтобы «развивать свои амбиции». Так же, «сидят» врачи и кого-то лечат, учителя учат, а военные несут свою службу. Ну, и т.д., и т.п. Более того, порой они – эти учителя, врачи, инженеры – даже доходят до начальственных должностей «первого порядка». (Вроде главврача в больнице, директора школы и т.д. – но не более того.) Именно поэтому Россия – как это не удивительно – до сих пор еще цела, и даже представляет собой индустриально развитую страну. Однако подобная «контрсистема» может существовать только в «стабильной», уже созданной области. Поскольку люди с подобными принципами не могут участвовать в «новом создании» систем управления в, скажем так, «вновь приобретенных областях». (Скажем, в новых предприятиях или на новых территориях.) Просто потому, что эти самые системы будут неизбежно «захвачены» уже указанным карьеристами.

Собственно, именно поэтому ни о каком «приобретении новых территорий» на текущий день речи идти не может. (Впрочем, это особенность не только России – но об этом будет сказано уже отдельно.) В том смысле, что текущая государственная система просто не сможет их «освоить» — сиречь, выстроить там работающую систему государственной власти. Это очень хорошо видно на примере Крыма – единственной территории, которая была включена в РФ за все время ее существования. Надо ли говорить, что произошло последнее при очень благоприятном – и одновременно, крайне специфическом – стечении обстоятельств, в рамках которых действовать иначе было просто невозможно. Поскольку, во-первых, крымчане были настроены крайне пророссийски – т.е., «кредит доверия» для РФ у них был огромен. (Он до сих пор еще не кончился.) Во-вторых, «украинская государственность» в Крыму была околонулевой – те же армейские структуры были полностью разложенными, а власти – полностью деградировавшими. (По указанным выше причинам + местные особенности, приведшие к ускорению этой деградации.) Ну, а в-третьих, альтернативой присоединению была не только потеря Севастополя, но и появление там военной базы НАТО, фактически закрывавшей для РФ экспорт нефти из Новороссийска.

То есть, не брать Крым было бы очевидным поражением. Однако, даже в данном случае, а так же с учетом более, чем благоприятных условий существования указанного полуострова (малое число населения, относительная автономность его жизни, благоприятные природные условия) для приведения его «к российским стандартам» потребовалось вложить очень большие средства. Поскольку эффективность их «освоения» крымскими структурами оказалась околонулевой. И дело даже не в том, что значительная часть этих средств была просто расхищена – что, в общем-то, понятно. Дело в том, что оказалось очень сложным создание хоть какой-то государственной (и негосударственной) структуры, способной делать что-то полезное. Поскольку процент указанных выше «карьеристов» в ней оказался много выше, нежели в остальном государстве. (Как уже было сказано, система выстраивается, практически заново – а значит, «случайной пролезших» туда специалистов в ней быть не могло.) Ну, и разумеется, вопрос о том, где же брать кадры при условии, что мало кто из текущих управленцев готов переехать на новое место – Крым же не Москва с ее бешеными деньгами, ради которых можно с легкостью бросить все – так же остается открытым.

* * *

Поэтому этот самый – достаточно благополучный, крайне легко доставшийся (сам упал в руки) кусок «новой российской территории» — до сих пор еще остается «проблемной зоной». Что же говорить о варианте присоединения еще более значительных по населению, а главное, гораздо более сложных «местностей». Скажем, той же Абхазии или, простите, Новороссии. Наверное, не надо говорить что подобные места выступают для наших «конкурентно-иерархических» властителей просто неподъемными. Просто потому, что существующая система организации управления просто не сможет «переварить» их даже при условии достаточного финансирования. (Еще раз: выделяемые средства при существующем типе государственного устройства преобразуются в реальные проекты очень и очень плохо — даже при «нормальных условиях».)

То есть, пресловутая «интеграция» оказывается за гранью возможностей. Другое дело – «непризнанные республики». В том смысле, что, во-первых, тут нет никаких необходимостей в эффективной организации всей жизни – достаточно только нескольких небольших «областей деятельности». (Об этом будет сказано отдельно.) То есть – в любом случае, система управления будет меньше на порядок, что позволит на порядок же снизить нужные траты. Ну, а во-вторых, поскольку «среднегосударственный» уровень обеспечения тут поддерживать нет смысла, можно надеяться на то, что уровень «карьеризма» в управлении будет меньше. Ну, и разумеется, поскольку «непризнанные республики» формально не входят в состав государства, то последнее не несет никакой ответственности за существующие там проблемы. Однако, при этом, обеспечивается возможности для получения тех преимуществ, которые дает «наличие влияния» на данный регион. (Правда, есть в данном случае и определенные недостатки – однако для текущего варианта развития они несущественны.)

Ну, и самое интересное – на самом деле данная система не является чем-то новым. Скорее наоборот: «непризнанные республики» в действительности оказываются вариантом очень хорошо известного исторического явления – только поданного «на новый лад». Но об этом, а равно – и о том, что отсюда следует – будет сказано уже отдельно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора