Статистика до революции, в СССР и сейчас

Буркина Фасо 10.02.2019 9:50 | История 30

Все критики советского строя, будучи припертыми к стенке фактами, как правило не сдаются и прибегают к последнему своему прибежищу, что мол, вся статистика в СССР подделывалась в угоду пропаганде. Довод довольно беспомощный, хотя-бы потому, что в СССР статистикой обыватели никогда не интересовались и она носила сугубо служебный, внутренний характер.

Какие-то цифры и выкладки мы слышали только в докладах генсеков на очередном отчетном съезде КПСС и все эти цифры как-то проходили мимо ушей и разума граждан. Никто потом горячо не обсуждал, как это делаем мы сейчас, заявленные цифры роста/падения доходов, инфляции и пр. Да и проверить что-то было затруднительно, т.к. статистические справочники не продавались в киосках и не лежали в публичных библиотеках. В общем, статистика в СССР не была публичной и использовалась в узкой служебной среде, как инструмент планирования и управления экономикой. А раз так, то и подделывать ее смысла не было. Наоборот, статистика в таких условиях, как инструмент должна быть максимально точной.

Вообще, государство без максимально точной статистики существовать не может, иначе принимаемые решения неизбежно окажутся не верными и могут привести к краху экономики и социальному напряжению. Что-то похожее мы видим сейчас на примере путиномики, которая, как на наркотик подсела на массовое искажение данных в угоду политике и пропаганде.

Обратную картину представлений антисоветчиков мы видим в отношении дореволюционного периода, в отношении которого существует обратный миф про расцвет жизни, экономики и благополучия поданных царя. Людей не смущают, что эти представления не стыкуются с фактами статистики, говорящими ровно обратное. Что условия жизни простых людей в те времена в России были одними из самых худших в мире. При этом официальная статистика того времени зачастую показывала несколько приукрашенную картину в силу несовершенства и неточности измерений.

Например, низовая статистика, касающаяся актов гражданского состояния: смертей, рождений, браков и разводов лежала полностью на попах, которые крестили, отпевали и венчали, что фиксировали потом в своих книгах и подавали сведения наверх. Уже в силу этого статистика рождений и смертности была неточна, т.к. младенец, умерший до крещения в такую статистику не попадал, тем самым занижая и так огромную младенческую смертность, когда до года умирало 270-300 младенцев из тысячи. Так же мимо статистики проходили многочисленные умершие без отпевания бродяги и нищие в обилии имевшиеся в те времена в России.

Также страдала большими неточностями хозяйственная, экономическая статистика, а также потребления домашних хозяйств. Покажу это на примере из воспоминаний Сергея Минцлова, который описал свое столкновение с низовой статистикой уровня волости в 1910 году:

Волостная статистика — это база государственной. И, разумеется, мне захотелось познакомиться с тем, как она ведется в деревне. Я встал, развернул одну из книг и стал просматривать ее. Писарь скосил воспаленные глаза и наблюдал за мной; на еще не обсохшем от слез лице его появилось какое-то странное выражение, будто он ожидал что-то.

— Ого, как много свиней?! — вслух удивился я, заметив в соответствующей графе одной деревни огромную для нее цифру.

Юнцы подняли взгляды на писаря и вдруг оба фыркнули; у их патрона рот стал разъезжаться к ушам.

— Чего вы смеетесь? — спросил я подростков: те улыбались, переглядывались и молчали.
— Сказывай, Мишка… — разрешил развеселившийся писарь.

Получивший приказание мальчик встал.

— Михаил Степанович все население деревни к свиньям приказали присчитать!.. — скороговоркою ответил он.

Писарь даже завсхлипывал от схватившего его смеха, задубасил рукой по столу и опрокинул свой недопитый стакан.

— Как же так? — вымолвил я. — Почему?
— А потому что свиньи! — воскликнул писарь. — Чтобы чувствовали!..
— А если проверка будет?
— Кто же это станет проверять? Никогда! Ну, да я уже простил их, — снисходительно добавил он, — мор свинячий у них в этом году по ведомостям показываю…
— Какой мор?!
— Эпизоотию… — пояснил писарь. — Ветеринару знакомому командировку надо состроить… просил. Мне не жалко… все в моих руках. Но проси, а не приказы пиши! Уважай!

Я закрыл книгу и перестал интересоваться статистикой.

То есть написать можно, что угодно, а реальные цифры вот такому писарю-пьянице вообще не нужны были. И как их было установить при таком штате? Что напишет из головы, то и отправит потом наверх.

Кстати, при Сталине бы за такие фокусы его быстро бы сделали «невинной жертвой репрессий», а еще политику бы пришили за то, что советских граждан свиньями записал.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора