Украинские националисты обиделись на российского писателя Виктора Пелевина

Геноцид Русов 5.12.2017 17:32 | Общество 12
Новая книга Виктора Пелевина с не очень приличным, но модным названием «iPhuck 10» содержит в себе упоминания Украины — как и большинство последних книг. Самой «украинской» книгой Пелевина по-прежнему остается «S.N.U.F.F.», где само действие разворачивается в стране с несколько издевательски звучащим названием «Уркаина». В свое время это вызвало немало негодующих комментариев со стороны возмущенных украинских патриотов — хотя очевидно, что этот пелевинский роман не нес в себе никаких украинофобских коннотаций, и описывал типичную, общую для всех постсоветскую реальность, одинаково актуальную для Украины и для России.

Тем не менее, сюжет новой пелевинской антиутопии выглядит более чем провокационно с точки зрения государственной украинской цензуры. Правда, по версии российского писателя, во второй половине XXI века Украина все же вошла в состав Евросоюза — как это обещали украинские политики. Но эта перемога тут же оборачивается зрадой — поскольку ЕС в версии Пелевина включает в себя страны Европейской части СССР — включая Россию, Белоруссию, Молдавию и Прибалтику. Это государственное образование зажато между захваченной исламистами Европой и оккупированной китайцами Сибирью, которые обстреливают друг друга баллистическими ракетами. А российско-украинский «Евросоюз» взымает таксу за их пролет над своей территорией, успешно заменив этим доходы от газовой трубы.

«Квоты на транзит этих самых ракет были постоянной темой склок на саммитах. Украина, например, совсем не пропускала китайские ракеты, зато сдавала коридоры Халифату по демпинговым ценам. Белоруссия, наоборот, старалась договориться с Дафаго. Россия выступала за общий европодход к проблеме, справедливо указывая, что без ее согласия ни одна ракета из белорусских или украинских коридоров никуда не долетит. А партнеры по Евросоюзу боролись за право самостоятельно продавать транзит, ссылаясь на договор об общем воздушном пространстве. Причем особо наглели прибалтийские транзитные тигры, которые подгребали весь бизнес с Халифатом под себя, гоняя его ракеты практически по маршруту бывшего «Северного потока».

Как следует из этой цитаты, новая Европа Пелевина построена на равноправных основах, без доминирования России — его столица находится в городе Житомир, а российский монарх Аркадий Аркадьевич заседает в совете этого государства вместе с Великим Гетманом, голову которого украшают сразу два «оселедця». Гетман не назван у Пелевина по имени — но книга дает тонкий намек на его личность, рассказывая о винницкой фабрике, где производят человеческие клоны, чтобы продавать их одному из образовавшихся на территории США государств.

«Экран заполнила карта Северной Америки — синяя подкова с надписью United Safe Spaces of America, оседлавшая красную тушу North American Confederation. Мексиканская стена на нижней границе NAC была показана ядовито-желтым пунктиром.

— Продолжаются массовые столкновения на границе Североамериканской Конфедерации и велферленда «Калифорния-2», — прочирикала золотая птичка. — По нашим данным, конфликт связан с требованием жителей велферленда вешать двух белых каждый раз, когда в Конфедерации вешают одного черного. По некоторым сведениям, требование прежде негласно выполнялось — но белых для этой цели поставляли из Евросоюза, и обитатели велферленда недовольны их низким расовым качеством.

— С Украины, — сказала Мара. — Я слышала, что у них бартер был. За двух белых — их всегда парами считали — давали десять айфаков серой конфедеративной сборки. Разлоченных, на все зоны.

— Знаю такую схему. Серьезные люди в доле.

— Неужели они прямо своих граждан отправляют?— Мара провела пальцами по шее.

— Нет, — сказал я, — ты что, это дорого. Много издержек будет. У них биозавод под Винницей. Растят клонов — обычно на органы, но под такой проект тоже не особая проблема. Полностью вырастают за восемнадцать месяцев — и при этом реально безмозглые. Ни говорить не могут, ни думать. Зато все как на подбор оранжевые блондины. Специально генотип такой сделали из гуманизма — могут только моргать и гадить под себя. Просто мясо. Вот негры и решили, что белые опять их кидают».

«Сложно петь о революции, когда за углом ее на полном серьезе готовит ЦРУ или МГБ.»

«С добром и злом тоже начались проблемы — от имени добра стали говорить такие хари, что люди сами с удовольствием официально записывались во зло.»

Надо сказать, что эти цитаты весьма обидели многих украинских националистов, а в обсуждении у патриотического блогера Олега Пономаря стали спрашивать: «Почему этот Пелевин еще не на «Миротворце»? Причем, судя по количеству возмущенных лайков, это пожелание вскоре вполне может воплотиться в жизнь. Хотя, пелевинские слова достаточно образно показывают то, что в реальности происходит сегодня, что в промышленных масштабах, с рекордными скоростями выращивают безмозглую патриотическую публику — пушечное мясо нынешней и будущей войны. Впрочем, эти клоны достаются американцам совершенно бесплатно, щедро окупая многолетние грантовые вложения в украинскую (российскую) интеллигенцию.

Цитаты Пелевина, которые украинцы могут принять на свой счёт.

«Они думают, у них все плохо, потому что у власти Рван Контекс. Эх, бедняги вы, бедняги. Совсем наоборот — это Рван Контекс у власти, потому что у вас все плохо. А плохо потому, что так было вчера и позавчера, а после понедельника и вторника всегда бывает среда той же недели. Ну ликвидируете вы своего уркагана (вместе с остатками сытой жизни, ибо революции стоят дорого), и что? Не нравится слово «Контекс», так будет у вас какой-нибудь другой Дран Латекс. Какая разница? Вы-то будете те же самые…»

«Никто не понимал, откуда вынырнул этот Рван Контекс и почему он теперь у власти, но это не обсуждали, словно смиряясь с тем, что оркам такие вещи знать не положено. Зато спорили, правда ли он незаконный сын покойного Дюрекса, и действительно ли изучал наверху эдвайзинг и консалтинг, или у него степень по фондовой экономике.»

«Одна оркская женщина, знавшая по-церковно-английски, утверждала, что еще два месяца назад видела в византийских новостях репортаж о Контексе, который вернулся в Оркланд, где «keeps a low profile», как выразился диктор. Другой орк вспоминал, что при Рване Дюрексе молодой Контекс был начальником складских амбаров, где проявил большой организационный талант, и воровал по совести — только на жизнь.»

«В разговорную речь верхне-среднесибирский почти не проник. Единственное исключение — название их страны. Они называют ее Уркаинским Уркаганатом, или Уркаиной, а себя — урками (кажется, это им в спешке переделали из «укров», хоть есть и другие филологические гипотезы). В бытовой речи слово «урк» непопулярно — оно относится к высокому пафосному стилю и считается старомодно-казенным. Но именно от него и произошло церковноанглийское «Orkland» и «orks».»

«Любая реальность является суммой информационных технологий. Это в равной степени относится к звезде, угаданной мозгом в импульсах глазного нерва, и к оркской революции, о которой сообщает программа новостей. Действие вирусов, поселившихся вдоль нервного тракта, тоже относится к информационным технологиям. Так вот, я – это одновременно глаз, нерв и вирус. А еще средство доставки глаза к цели и (перехожу на нежный шепот) две скорострельных пушки по бокам.»

«Официально моя работа называется «оператор live news». Церковноанглийское «live» здесь честнее было бы заменить на «dead» – если называть вещи своими именами.»

«— Знаешь, в чем главная особенность людей как биологического вида?

— В чем?

— Люди постоянно гонятся за видениями, которые возникают у них в голове. Но по какой-то причине они гонятся за ними не внутри головы, где эти видения возникают, а по реальному физическому миру, на который видения накладываются. А потом, когда видения рассеиваются, человек останавливается и говорит — ой, мама, а что это было? Где я и почему я и как теперь? И такое регулярно происходит не только с людьми, но и с целыми цивилизациями. Жить среди иллюзий для человека так же естественно, как для кузнечика — сидеть в траве.»

«Протяжённость человеческой жизни рассчитана таким образом, чтобы люди не успевали сделать серьёзных выводов из происходящего.»

«А у нас просто решили рай на земле построить. Так ведь и построили! В натуре, по чертежам и построили! А как рай построили, оказалось, что он без ада не работает.»

Действие романа «S.N.U.F.F.» разворачивается в постапокалиптическом мире, поделенном на нижний и верхний этажи. На нижнем — в Уркаине — живут урки (или орки). Ими правят властители со странными именами — Рван Дюрекс, Рван Контекс или Рван Визит, например. Наверху — в «офшаре» — живут люди. Мир людей отличают высокие полит-, медиа- и просто технологии. Примерно раз в год между людьми и орками случается война. В романе снаффы — это такие специальные «киноновости», в которых объединено все то, что больше всего нравится зрителям: секс и смерть. Собственно, ради съемок снаффов «дискурсмонгеры» (по-нашему — репортеры) и операторы с боевыми камерами время от времени инициируют войны. От одного из операторов читатель и узнает обо всем, что творится в мире «S.N.U.F.F.»

Словарь ключевых терминов и понятий мира «S.N.U.F.F.».

Урки. В бытовой речи слово «урк» непопулярно — оно относится к высокому пафосному стилю и считается старомодно-казенным. Но именно от него и произошло церковноанглийское «Orkland» и «orks». Урки, особенно городские, которые каждой клеткой впитывают нашу культуру и во всем ориентируются на нас, уже много веков называют себя на церковноанглийский манер орками, как бы преувеличенно «окая». Для них это способ выразить протест против авторитарной деспотии и подчеркнуть свой цивилизационный выбор.
Уркаинский Уркаганат, или Уркаина.

Война. Войны обычно начинаются, когда оркские власти слишком жестоко (а иначе они не умеют) давят очередной революционный протест. А очередной революционный протест случается, так уж выходит, когда пора снимать новую порцию снаффов. Примерно раз в год.

Рван Дюрекс. Один из представителей оркской правящей династии.

Дискурсмонгер. Сам он предпочитал называть себя философом. Так же его представляли и в новостях. Но в платежной ведомости, которую составляют на церковноанглийском, его должность называется однозначно: «crack discoursemonger first grade». То есть на самом деле он такой же точно военный. Но противоречия тут нет — мы ведь не дети и отлично понимаем, что сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке.

Медиа-бизнес. Когда к людям приходит горе, постарайтесь хорошенько его продать в виде новостей — и будет вам счастье.

Интеллектуал. Нормальный публичный интеллектуал предпочитает комфортно лгать вдоль силовых линий дискурса, которые начинаются и заканчиваются где-то в верхней полусфере Биг Биза. Иногда он позволяет себе петушиный крик свободного духа в безопасной зоне — обычно на старофранцузском, чтобы никого случайно не задеть.

Пупарас. Глумак, глумырь, кукло**, пупарас — называйте меня как хотите. (…) Мы веками боролись за свои права — и добились, что сегодня слово «gloomy» пишется через почетную запятую со словом «gay». Но это политкорректный термин, а сами мы зовем себя пупарасами.

Общественный договор. История человечества (…) — это история массовых дезинформаций. И не потому, что люди глупые и их легко обмануть. Люди умны и проницательны. Но они с удовольствием поверят в самую гнусную ложь, если в результате им устроят хорошую жизнь. Это называется «общественный договор». Промывать мозги никому не надо — они у цивилизованного человека всегда чистые, как театральный унитаз.

Вертухаи. (…) по одной (версии), «вертухаями» в древности называли особо преданных кагану орков. Он награждал их драгоценным телефоном Vertu, к которому прилагалось небольшое поместье с крепостными. (…) По другой версии, «вертухаями» именовали монгольских сборщиков подати, и именно от них телефон Vertu получил свое название. Это наиболее научная гипотеза. По третьей версии, «вертухаем» назывался чайный сомелье, который сидел на пулеметной вышке возле чайханы, зазывая на чай рыщущих по сибирской равнине всадников. Чтобы заметить их издалека, ему надо было постоянно вертеться туда-сюда.

Сила, правда. Сила всегда в силе. И ни в чем другом. В Древних Фильмах говорили: «сила там, где правда». Так и есть, они всегда рядом. Но не потому, что сила приходит туда, где правда. Это правда приползает туда, где сила.

Остается только удивляться, почему обиделись украинцы и не обиделись россияне. Ведь, разница между Украиной и Россией размыта до полного отсутствия. Пророчества писателя распространились на всё постсоветское пространство некогда великой страны.

Однако, украинским патриотам вряд ли стоит точить зуб на Пелевина — украинская тема явно не является для него главной. Основная тема классика-борьба добра со злом. И в том, что реальность выглядит как зло, а добра не видно вовсе, виноват не писатель.

Редакция «Народного Журналиста»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина