Немного о реальности

Александр Лежава 22.11.2018 12:50 | Закон 37

На днях на просторах российского интернета попался крик души некоего автора, в котором он пытается объяснить «вообще ничего не понимающим» финансистам и юристам, как реально устроена и работает «финансовая сфера РФ», а именно на наличных деньгах. На некоторых моментах, перечисленных там, стоит остановиться несколько подробнее. Вначале будет приведена цитата из его публикации (орфография и пунктуация сохранены), а затем некоторые комментарии на тему.

«2. 90% регистрируемых компаний — однодневки для снятия нала. В Москве за месяц регистрируется около 40000 юрлиц. В 2010 году эта цифра была 9000 в месяц. Почему такой рост? Потому, что снимать налик стало тяжелее. Банки быстро блокируют счета. Поэтому, увеличивается количество компаний. Раньше 30 млн снимали с одного юрика, сейчас 5-10. Потом комплект документов в помойку. Служит такая техничка максимум неделю.

4. Номинальных директоров под будущие ОООшки завозят автобусами. Приезжает автобус в деревню. Сажают туда сразу 10-20 местных жителей и везут к нотариусу, на оформление. Потом на хату, там они ждут. Потом в банки, счета открывать.

9. 90% ИП в нашей стране тоже работают под обнал. Их ещё больше, чем номинальных директоров. Т.к. на одно однодневное юрлицо приходится минимум десяток однодневных ИПшек.»

Откуда взялась информация о том, что 90% регистрируемых компаний – однодневки для снятия наличных, а 90% индивидуальных предпринимателей тоже работают на обналичивание денежных средств не очень понятно. Сомневаюсь, что та же налоговая ведет такую статистику. К тому же после введения в действие Банком России летом прошлого года Положения №550-П под блокировку счетов и получение черных меток от банков попала всего лишь примерно четверть от зарегистрированных в стране предприятий.

Что же касается новых зарегистрированных и регистрируемых компаний и ИП, то здесь, как представляется, была изложена только часть истории. Зарегистрировать при соблюдении всех необходимых требований можно практически любое количество компаний. И это юридические фирмы и юристы, занимающиеся регистрацией новых фирм, и делают. Причем на полностью законных основаниях. И когда автор в своей публикации пишет, что «юрист-регистратор — самая распространенная теневая финансовая профессия», то это может свидетельствовать о том, что он по тем или иным причинам не вполне понимает, о чем говорит.

Совершает ли что-то юрист, регистрирующий новое ООО или ИП, что-то, что нарушает действующее законодательство? Нет. Он собирает пакет документов, которые представляет в налоговый орган, осуществляющий регистрацию юридических лиц, и по получении свидетельств о регистрации получает за выполненную им работу свою копейку. Его совершенно не интересует, чем потом будет заниматься эта лавочка, не его это дело.

Ситуация принципиально меняется, когда речь заходит о номинальных директорах, а то и номинальных собственниках, участвующих в такой регистрации. На стадии регистрации и открытия счета в том или ином банке они тоже действуют в рамках законодательства. Если нигде раньше не проштрафились и выглядят прилично, то скорее всего счет им откроют. Ведь на лбу у них не написано, что они – номиналы. К тому же пока они ничего не нарушили, а открытый счет и иные проданные клиенту услуги могут сказываться на зарплатах и премиях банковских служащих.

При открытии счета банк, хотя и собирает массу документов, и требует у клиента заполнить анкеты и ответить на разные вопросы, не знает, что будет делать та или иная компания, особенно если она относится к мелкому и среднему бизнесу. Далеко не факт, что, открыв счет, она вообще когда-то заработает. Одно дело – радужные планы на будущее, и совсем другое – суровая правда жизни.

С момента открытия счета и до начала его работы могут произойти различные изменения. Например, номинальный директор/владелец может быть заменен на реального, и заниматься он будет не обналичкой, а реальной работой. И сотрудники банков могут привести множество таких примеров.

Вопросы к клиентам у банка возникают лишь тогда, когда те начинают работать. Особенно, если их действия нарушают требования действующего законодательства и нормативных документов Банка России. Поскольку вопросы возникают одновременно с блокировкой платежа клиента или счета, именно тогда начинает выплывать разница между номиналами и реальными владельцами средств.

С большой степенью вероятности по итогам блокировки компания, как и ее номинальный директор, получит черную метку от банка, после чего ни с ней, ни с ним ни один банк дел иметь уже не будет, но не это будет для номинала самой большой проблемой. Хотя уже сегодня только, например, в Ульяновской области за последнее время было отказано в регистрации более 7000 юридических лиц.

Если раньше номинальных директоров правоохранительные органы особенно не трогали (выясняли, что тот – номинал и знать ничего не знает, и теряли к нему интерес), то в последние годы этот подход начал коренным образом меняться не в лучшую для номиналов сторону.

Номинал может ничего не знать, но поскольку он по документам числится директором (а то и собственником), он стоит на учете в налоговой инспекции, он является владельцем счета и ключей для систем электронного доступа, то ему также и отвечать за совершенные обществом и его реальными владельцами правонарушения, в том числе и в налоговой сфере. Он вместе с обществом несет консолидированную ответственность, а это означает, что отвечать за все, что там без него наделали, ему придется всем своим имуществом. Если говорить про тот же Ульяновск, то, получая 10 или 20 тысяч за свое директорство, номинал рискует потерять имущества в среднем примерно на 2,5 миллиона рублей. Посадят или нет – это вопрос отдельный, а вот отобрать все, что было нажито им и его семьей за всю жизнь, могут запросто. Всё в рамках действующего законодательства.

Налоговая подаст в суд, суд вынесет решение, а потом судебные приставы его исполнят. Нельзя исключать, что после того как отберут все, номинал еще и должен останется, ведь все отобранное имущество будет продано за гроши.

Фраза «потом комплект документов в помойку» после недели или двух использования компании — это прямой путь для номинала именно к такому развитию событий. Отсюда возникает довольно интересный вопрос: стоит ли номиналу или будущему номиналу рисковать из-за 10 или 20 тысяч рублей, которые ему заплатят за номинальное директорство, всем имуществом, которое у него есть?

С индивидуальными предпринимателями всё еще проще. Они изначально отвечают за всю свою предпринимательскую деятельность всем своим имуществом, но претензии за незаконное обналичивание средств налоговые органы скорее всего будут предъявлять не им, а тем компаниям, которые на них переводили средства. Именно реальные компании – плательщики с настоящими, а не номинальными директорами – налоговые органы будут обвинять в организации незаконных схем. И бремя доказательств, что ничего противозаконного они не совершали и предприняли все доступные, разумные меры по выяснению добропорядочности своих контрагентов, будет лежать именно на этих компаниях, их директорах и собственниках.

Крупные компании уже предпринимают определенные меры в том, чтобы обезопасить себя от подобных претензий, но средние и мелкие компании, занимающиеся реальным бизнесом, в подавляющем большинстве случаев еще об этом не задумываются. Проблема заключается в том, что у них нет ни достаточных знаний, ни ресурсов для проведения комплекса мероприятий по проверке своих контрагентов и клиентов и их анализу. Поэтому им целесообразно обращаться к тем, кто специализируется на данной тематике.

Возвращаясь же к приведенному выше «крику души», можно с уверенностью сказать, что используемое и постоянно модернизируемое Росфинмониторингом, Банком России и налоговыми органами программное обеспечение и проводимые ими мероприятия по борьбе с «серыми» и «черными» схемами, существующими в бизнесе, достаточно эффективны. Наглядным свидетельством этого могут служить как существенно выросшие финансово-экономические затраты на ведение такой деятельности, так и несравненно более высокие правовые риски.

По мере их дальнейшего роста, а это представляется неизбежным в современных реалиях, будет все меньше желающих заниматься подобной деятельностью, а затраты на незаконное обналичивание средств будут лишь расти, делая эту сферу все менее привлекательной для все большего числа тех, кто задействован в ней.

Полностью победить в этой борьбе, как и с пиратством, которое еще 2000 лет назад якобы полностью искоренил Юлий Цезарь, властям вряд ли удастся (цеховики были даже в Советском Союзе, где за это расстреливали), но свести незаконное обналичивание средств до значений, не оказывающих существенного влияния на всю экономику, уже в ближайшие годы выглядит вполне реально.

Именно поэтому участникам рынка имеет смысл серьезно задуматься над тем, чтобы полностью обелить свою деятельность и стать полностью законопослушными. Это может повысить текущие издержки сегодня, но снимет гораздо большую головную боль, которая появится уже завтра.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора