Полный тупик

Виктор Балдоржиев 9.11.2017 1:11 | Политика 26

Прошло три года с момента подписания печально известного «Протокола по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины Петра Порошенко и инициатив Президента России Владимира Путина». И подписанты сего безусловно исторического и судьбоносного, но безрезультатного документа все эти три года были вполне довольны результатами имплементации модальностей, кроме рядовых жителей ЛДНР, конечно, но кто их там спрашивал, как вдруг пришла беда, откуда не ждали:

«Усилия контактной группы по урегулированию ситуации в Донбассе ни к чему не приводят, риск масштабного возобновления военных действий по-прежнему высок. Такое мнение высказал в среду генеральный секретарь ОБСЕ Томас Гремингер на Варшавском форуме по безопасности, который проходит 8-9 ноября в столице Польши.

Мы в полном тупике в переговорном процессе по урегулированию ситуации в Донбассе, — заявил Гремингер. По его словам, контактная группа пытается договориться о выполнении мирных соглашений, но без политического сигнала со стороны «нормандской четверки» у участников переговоров и наблюдателей ОБСЕ «поле для маневра ограничено». Он обратил внимание также на то, что в последнее время идет обсуждение вопроса по размещению в Донбассе миротворческой миссии ООН. Однако, по мнению генсека ОБСЕ, это может отвлечь внимание от основного вопроса — выполнения минских договоренностей. Гремингер также констатировал отсутствие прогресса в сфере безопасности на линии разделения в Донбассе. После объявления очередного перемирия режим тишины устанавливается лишь на короткое время, а потом обстрелы вновь усиливаются, отметил он.

Много тяжелого вооружения на линии соприкосновения. Поэтому есть большой риск широкомасштабного возобновления боевых действий, — подчеркнул Гремингер».

Очередной нож в могучую спину автора минских протоколов (да ему и не привыкать), прилетел от уважаемого европейского наблюдателя «донбасского конфликта», который с высоты своего международного авторитета озвучил тот простой тезис, который все три года выкрикивали простые люди, вырыдывали вдовы, матери и сироты павших на фронтах паскудного «перемирия» ополченцев, выхаркивали с кровью искалеченные патриоты Донбасса: пресловутый «минск» — это тернистый путь в никуда. Можно заморозить конфликт, но разрешить его даже самой глубокой заморозкой невозможно. Подобная наностратегия, разработанная еще Ходжой Насреддином, широко известная в узких кругах как «либо шах, либо ишак», действительно работает, но только с ограниченным кругом участников, а не с миллионами граждански сознательных людей, и только в краткосрочной перспективе, которая, видимо, истекла.

Гремингер неожиданно оказался откровеннее всех сторон «минскования», одним махом он посрамил и РФ, и внаукраину, и подписантов нетленного документа по поручению ЛДНР (которого им, к слову, никто не давал), заявив о том, что по сути пресловутые протоколы минских мудрецов вовсе не имеют ни смысла, ни цели, ни результата. За три года прогресс в реализации соглашений не достигнут, более того, в этом формате он и не будет достигнут ныне, присно и во веки веков по определению.

Иное дело, что собственно минские соглашения как таковые в ЛДНР особо никому не нужны и не интересны, ибо три года воевать, выживать, проливать кровь, оплакивать потери, и все это ради того, чтобы приобрести подлый статус в составе нацистской внаукраины с не менее подлым названием «ордилосос» — это отнюдь не воля народа, а извне навязанная технология «глубокой заморозки» конфликта, поддержанная неразборчивыми в средствах и связях псевдонародными назначенцами, не обремененными такими химерами, как честь, совесть и достоинство.

По сути, генсек ОБСЕ поддержал своей более или менее уклончивой, но вполне разборчивой речью не кого-нибудь, а собственно злостных донецких сепаратистов и луганских патриотов, которые уже три года безуспешно, как глас вопиющего в пустыне, доказывают, что вода мокрая, а пресловутый «минск» — это лишь чья-то симуляция и бесплодная попытка самоудовлетворения, а на деле по Донбасскому вопросу ни у одной из высоких договаривающихся сторон нет никаких сколько-нибудь решительных и далеко идущих планов. Донбасс стал заложником отсутствия долгосрочной перспективы, любой, пусть даже ущербной, гибельной и невыгодной, но стратегии, а равно и сколько-нибудь вменяемой инициативы со стороны тех, кто полагает, что вправе свои геополитические «хотелки» высказывать и претворять в жизнь за чужой счет.

Жители Республик уже давно живут одним днем и для них в радость, если за день никто из друзей и близких не погибнет, не будет искалечен «партнерским» снарядом, а вечером семья наскребет что-нибудь на пропитание и обсудит в своем кругу еще один, дарованный судьбой день. Ввергнутый волей сверхдержавных наностратегов, уважаемых партнеров и просто примазавшихся гауляйтеров, гиен, стервятников и прочих падальщиков мелкого калибра в первобытное, практически животное состояние, Донбасс, тем не менее, не сдается, он все так же непокорен и несломлен. Он ослабел – да, он обескровлен – безусловно, он медленно умирает – увы, это так, но держится он стойко, и более того, если на горизонте, который пока скрыт во мраке, паче чаяния появится хоть слабый проблеск надежды, он еще откроет и второе, и третье, и, если понадобится, сотое дыхание и найдет в себе силы восстать еще более грозным, чем был в 2014 году.

Даже обессиленный трехлетним «минскованием» Донбасс, каков он есть сейчас, все равно представляет собой смертельную угрозу для внаукраины, ибо она, даже если потеряет последнюю каплю разума и тупо и жадно проглотит старательно заталкиваемый в ее прожорливую глотку российскими партнерами «ордилосос», то не сможет его переварить без необратимого ущерба для себя. Донбасс представляет угрозу и для РФ, ибо дончане и луганчане многому научились за три года, многое поняли, а одну истину они усвоили крепче всего на свете: ничто и никто не может быть страшнее, чем «смерч» и предательство тех, кому доверял.

В чем конкретно заключались трехгодичные «усилия Контактной группы», о которых говорил Томас Гремингер, непонятно, ибо результатов этих усилий не видно, не слышно и не ощутимо. Но сам факт признания того, что «минские соглашения» — это безусловный тупик, из которого нет выхода, да еще и со стороны слепоглухонемого обсешника – это дорогого стоит. Врал, врал, да и правду сказал, надо полагать, непроизвольно вырвалось. Вольно же ему, благополучному европейцу, смело констатировать плачевное и безвыходное положение текущей ситуации на разных форумах по безопасности. А вот что на это возразит гениальный гроссмейстер, его «уважаемые партнеры» и прочие мелкокалиберные тела, охотно подпевавшие в защиту заведомо нежизнеспособного многоходовочного тупика, в котором годами не живут, а выживают и героически погибают русские люди Донбасса – поистине гамлетовский вопрос.

Редактор «Народного Журналиста» Любовь Донецкая

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора